Вы здесь

Подруга Шишова — о расследовании гибели Виталия в Киеве, конфликтах и борьбе

Божена Жолудь —  подруга Виталия Шишова / Еврорадио

2 августа в Киеве пропал директор “Белорусского дома в Украине” Виталий Шишов. На следующий день его нашли повешенным в парке недалеко от места проживания. Смерть белоруса вызвала бурную международную реакцию. Но пока вопросов больше, чем ответов.

Еврорадио поговорило с гражданской женой Виталия Шишова Боженой Жолудь о её жизни и активизме в Речице, миграции, конфликтах БДУ с другими организациями, а также о ходе расследования смерти Виталия. 

 

Речица, регистратура детской поликлиники и активизм

Божена Жолудь: За год до того, как начались все события в Беларуси, я закончила Гомельский дорожно-строительный колледж на архитектора. Начала искать работу и столкнулась с тем, что работы нет. А быть кассиром или уборщицей совсем не хотелось. 

Мы даже с одногруппницей пошли по Советской улице в Речице, заходили в каждый магазин — даже в ритуальные услуги — в поисках работы. Ходили на биржу труда, где нам предложили пройти курсы кассира или ноготочки делать. 

Знакомая сказала, что должно освободиться место в регистратуре детской поликлиники. Я пошла работать туда: восемь часов на ногах, карточки, записи, общение с людьми. Через тебя за сутки проходит 200 человек, а ещё вирус этот. 

Весной 2020 года я увидела стрим Сергея Тихановского, нашла его канал. Посмотрела ролики и поняла, что этот человек не боится говорить, когда все молчат. Подалась в его инициативную группу. 

Потом мы узнали, что Светлана Тихановская подала документы вместо мужа, и я перешла в её команду. Начала собирать подписи. После подписей пошли агитационные митинги за Светлану. 

Началось ощутимое давление. Во время сбора подписей вначале за мной просто следили. А потом начались административные протоколы просто с чьих-то слов. Был обыск дома, но ничего не нашли. 

Меня стали таскать в милицию просто по любому поводу. Если кто-то нарисовал три процента на асфальте — я проходила как первая подозреваемая. Речица — город маленький. 

5 августа меня за день шесть раз вызвали в РОВД по одному административному делу. Задавали одни и те же вопросы. Как только я выходила из РОВД, мне сразу скидывали СМС — и я снова возвращаюсь туда через час. От работы до РОВД идти пять минут. Только я дохожу до работы — мне приходит СМС. Издевались как могли.

Меня попытались не отпустить с работы — видимо, чтобы не пришла вовремя по повестке. Когда я попросила меня уволить, начальница сделала вид, что не знает, как это делается. Но поскольку они прислали повестку на обеденное время, я спокойно пошла. 

В РОВД меня посадили с участковым, который молча листал дело с десятью ответами на один и тот же вопрос. Когда пришло время меня отпускать, он начал говорить: “Давай дружить. Скажи честно, что вы там готовите на 9 августа”. 

Отвечаю: “Я ничего не готовлю” — “Значит, не хочешь со мной дружить. Ну ты же понимаешь, что сейчас можешь спускаться с крыльца — и тебя задержат: ударила сотрудника или послала. Для нас это не проблема”. 

Позвонила другу с просьбой забрать меня. По пути читаю новости и думаю: какая работа, какое заявление на увольнение? Тут уже о безопасности жизни стоит вопрос. 

Собрала вещи в маленькую спортивную сумку, потому что думала, что еду на пару дней. Ночью мы перешли границу. В Украине 6 августа нас встретили ребята из “Страны для жизни”. 

После 9 августа был приказ закрыть самых активных. Если бы я осталась, меня бы тоже посадили.

Божена / Еврорадио

Протестные чаты и деятельность “Белорусского дома в Украине”

После переезда в Украину осенью 2020 года Виталий активно занялся “Белорусским домом”. Когда от белорусского посольства украинскому послу пришла нота протеста за нашу “Варту света” — он сказал: “Значит, мы всё делаем правильно”.

В Беларуси приходили к нему на работу, спрашивали про его деятельность, а потом уже и здесь началась активность спецслужб.

Еврорадио: Он курировал протестные чаты? Насколько нам известно, он был одним из управляющих чатом “Водители 97”.

Божена Жолудь: Я знаю, что он помогал как-то в разработке dze.chat ещё до того, как он стал под Мотолько. Я бы сказала, что он не то чтобы управляющим был “Водители 97”, он был владельцем многих 97-х чатов. На нём также были региональные чаты “Страны для жизни”.

Еврорадио: Виталий и его знакомые создавали сеть ботов. Через которые вы сейчас можете отслеживать, где эти боты наследили и откуда льётся грязь на БДУ. 

Божена Жолудь: Да, есть такая сеть, она появилась совсем незадолго до его смерти. Через неё можно изучить поведение разных аккаунтов, кем был создан, на кого подписан и прочее. 

Листовки с акций / Еврорадио

Еврорадио: Как много людей прошло через БДУ? Какие основные запросы о помощи? 

Божена Жолудь: У нас нет конкретного направления. У нас есть юристы, которые консультируют бесплатно. У нас есть свой риелтор, который помогает найти место регистрации. Если кому-то негде жить — помогали найти жильё. 

Мы покупали продукты. Если надо встретить человека, помогали. С одеждой помогали — особенно к зимнему периоду: я сама такое пережила, потому что собрала две майки, а осенью думали, кто из нас пойдёт в магазин. 

Понятное дело, что сталкивались и с такими людьми, которые думают, что мы на финансировании. “Белорусский дом” не финансируется со стороны.

Еврорадио: Счёт БДУ использовался нечасто. Один раз его использовали для помощи добровольческому подразделению в Донецкой области (Правый сектор, первая штурмовая рота). Что конкретно везли и как? Почему решили помогать военным?  

Божена Жолудь: В принципе, военным решили помогать, потому что в то время был вопрос, что российские войска приближаются. Когда в Киеве начали скидывать власти карты бомбоубежища, то мне немного стало страшно: может такое начаться, а ехать больше некуда. 

Наши ребята связались. Нам выслали список, чего им не хватает. Мы начали сборы. Там была техника, колючая проволока, пилы болгарские, еда, сигареты. Собрали хорошую сумму денег, больше тысячи долларов. 

Еврорадио: Второй раз использовался счёт, когда была акция по блокировке дорог на границе. 

Божена Жолудь: Да, возвращали деньги людям за палатки, генераторы. Выдавали карты на продукты. Инициатива этой акции была не наша. Мы просто поддержали тем, что могли собрать на свой счёт деньги. 

Еврорадио: Какие угрозы поступают белорусам, уехавшим за границу? 

Божена Жолудь: Первое — что могут вывезти. Мы можем не узнать, что кто-то пропал. Допустим, ты приехал, боишься выходить на акцию, тебя загрузили в машину — и мы даже об этом не узнаем. 

В последнее время нас предупредили, что спецслужбы из Беларуси едут в командировку, в том числе и Украину. В то же время, насколько я знаю, было подписано соглашение между Беларусью и Россией: якобы Беларусь попросила у России помощи в уничтожении тех инициатив, которые есть. 

Но мы до последнего не думали, что может быть так, как произошло с Виталиком. Мы всегда готовились, что нас вывезут. 

Плюс камера под посольством — прекрасно всё видит. Я уверена, что там даже запись звука где-то есть.

Еврорадио: В чате БДУ писали, что могут помочь с миграционкой. Однако миграционка ответила, что никаких контактов с БДУ не имеет. Почему? 

Божена Жолудь: Мы же не от своего лица подаём, а юристы подают. Они ведь не знают, что конкретный юрист от БДУ. У нас не заключён с ними договор, они по своей инициативе нам помогают.

Белорусы в Украине / Еврорадио

Конфликты с активистами и журналистами 

Еврорадио: Расскажите про конфликты, которые были у БДУ. Насколько мы знаем, некоторые протестные чаты в Беларуси не хотели публиковать ничего, что связано с организацией. 

Божена Жолудь: Изначально у нас со многими были хорошие отношения. Тот же dze.chat — когда он не был под Мотолько, — всё было прекрасно. 

А после того как он стал под Мотолько, появились конфликты. И Мотолько даже после его смерти выкладывает эти грязные бездоказательные статьи… Это статья Алены Литвиновой с Радио Свободы, пережёванная десять раз, — одна и та же информация в разном порядке.  

[Еврорадио обратилось за комментарием к Антону Мотолько. Он ответил, что у него не было конфликтов с Виталием Шишовым. Также Антон добавил, что не может вспомнить случаев личного общения, допустив, что Виталий мог не представляться или использовать другой ник.]

 

Конфликт с Карач

Когда приехала Карач, был конфликт, потому что она немного странно высказывалась о белорусских добровольцах в АТО. Там смысл был в том, что и с украинской стороны, и с российской добровольцы чуть ли не один братский народ.

 

Конфликт с анархистами

Если кратко, это был не прямой конфликт. У нас к ним не было никаких претензий. Кроме того, что они выдают статьи про нас без оснований. Когда мы писали в ****** [информационный ресурс анархистского движения. Признан экстремистским]: “Скажите, а у вас есть доказательства?” — комментарии удаляются, люди блокируются.

Когда началось давление на Алексея Боленкова (пошёл слух, что его депортируют, суды пошли), они хотели, чтобы мы их поддержали. 

[В апреле этого года СБУ попыталась принудительно выдворить активиста Алексея Боленкова из Украины, потому что он якобы “представляет угрозу национальной безопасности и суверенитету Украины, а также нарушает законодательство о правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства”. Вечером 21 июля Шестой апелляционный суд Киева признал решение СБУ о выдворении белорусского анархиста Алексея Боленкова незаконным.]

Почему мы должны это делать, если вы на нас льёте грязь? Мы, конечно, как беларусы, вас поддерживаем. Ещё до судов Виталик пообщался по своим связям и знал, что Боленкова не депортируют.

Мы пытались цивилизованно ответить на их статьи. И с Виталием стояли у здания суда, когда шло заседание.

Белорусские активисты / Еврорадио

Конфликт с Радио Свобода

Я уже говорила, что я с Аленой Литвиновой встречусь в суде. Если она хочет демократии, демократическую страну — она получит. Она ответит как журналист за свои действия. 

Вот она выкладывает эти статьи про Боцмана не в первый раз; пишет на своих страницах в фейсбуке, не имея никаких доказательств. 

Ты журналист, у тебя есть журналистская этика. Ты должна выкладывать проверенную информацию. Она почему-то всегда гнала на БДУ, указывая на присутствие Боцмана. У нас даже была шутка в редактуре: “Сегодня выбираем, кто из нас Боцман”. 

[Еврорадио обратилось за комментарием к Радио Свобода. Редакция РС не посчитала необходимым комментировать высказывания Божены Жолудь и отправляет к публикациям на эту тему, размещённым на сайте svaboda.org.]

 

Конфликт с движением солидарности “Разам”

Как-то Вячеслав Сивчик [руководитель движения] позвал нас на встречу-знакомство. Пошли я, Виталий и Родион Батулин. Мы выслушали все его идеи. Даже подписались от БДУ под его открытым письмом. Предложили свою помощь с организацией акций. Но как-то не сходились в том, как они должны выглядеть.

С Сивчиком потом у нас начались постоянные конфликты. Мы знали, что он говорит за спиной у нас: я приеду, я разберусь, я там чуть ли не начальником стану. Хотя у нас нет главных, на себя одеяло никто не пытается тянуть.

Когда Виталия нашли мёртвым, они же сделали пресс-конференцию. Начали рассказывать, как у них отжали “Белорусский дом”. Начала выливаться эта грязь, к этому присоединились анархисты и Алена Литвинова.

Божена / Еврорадио

Еврорадио: Были проблемы с допуском адвоката к делу. Его допустили в итоге? 

Божена Жолудь: Не допустили. Она позвонила следователю. Сказала, что представляет интересы родственников Виталия. Она имеет право рассмотреть материалы дела. Ей назначили день и время, когда она может это сделать. Но когда она пришла, ей сказали подавать официальный запрос. 

Сейчас начались праздники в Украине, поэтому она должна ждать, пока они закончатся, чтобы подать официальный запрос. Без разрешения она не может посмотреть даже фотографии с места. Ощущение, что слова Зеленского, что они берут это дело под контроль, — такое же обещание, как “Евросоюз выражает озабоченность”. 

Место, где нашли тело Виталия Шишова / Еврорадио

Еврорадио: Складывается впечатление, что в Украине сейчас под зачистки попадают абсолютно разные политические силы. Попадают те, кто делает политику улиц. Есть теория, что кому-то не нужна обратная связь от улиц, а нужны свои ручные уличные протесты. Мог ли Виталик, как организатор белорусских уличных акций, попасть под этот каток? 

Божена Жолудь: Теоретически да. Но у меня складывается впечатление, что структуры повыше не хотят раскрывать дело. Если они докажут, что в этом замешаны спецслужбы Беларуси и России — это обвинение в сторону Беларуси. 

Придётся вводить санкции, а Зеленский этого боится. Он понимает, что может быть резкий ответ от Беларуси: вплоть до того, что пустят войска. Ну и во-вторых, если они скажут, что это было не самоубийство, — значит, Украина небезопасная страна и в Евросоюз ей вход закрыт. 

В этой ситуации самое ужасное, что мы не можем ничего сделать, никак повлиять. Нам просто не дают такой возможности. Я морально готовлюсь, что итоговый ответ будет: самоубийство. Но я уверена, что это не самоубийство.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.