Вы здесь

Павла казнили, Андрея взяли на протестах. Их 66-летняя мама осталась совсем одна

Тамара Селюн и её сыновья / МВД, "Новы час"

“Я жду, когда мне объяснят: при каких обстоятельствах задержан, что там было, почему его схватили”, — плачет в трубку Тамара Селюн из Вилейки. Днём 27 марта её 30-летнего сына задержали возле станции метро “Пушкинская” в Минске. Андрей Селюн — так зовут задержанного — брат-близнец Павла Селюна, приговорённого к расстрелу в 2013 году.

“В субботу [27 марта] приходила милиция, провела обыск по всему дому. Ничего толком не объяснили, — рассказывает Тамара Еврорадио. — Только сказали, что задержан ваш сын на акции или на митинге. Знаете, от них же ничего не добьёшься… Прикорытники под одну марку”. 

Обыск проходил несколько часов, закончился в начале одиннадцатого. 

“Флаги вынесли, книги. Какие точно — не помню. Видимо, те, которые они посчитали слишком прогрессивными для теперешнего времени. Нашли ножи. Ну да, он ходит в лес, рубит сучья, ему нужны эти ножи”. 

Тамара Селюн / "Новы час"

Минские милиционеры нашли у парня аэрозольный и сигнальный пистолеты, патроны к ним, лазерную указку и складной нож. Вообще-то, носить всё это с собой — не преступление. Но судя по видео, которое после задержания сняли в милиции, в МВД думают иначе.

Тамара Селюн рассказывает, что раньше сын учился в политехе. Получал повышенную стипендию, параллельно работал. Сильно переживал из-за случившегося с братом. 

Андрей очень много читает, занимается спортом, любит природу, людей и переживает, когда с окружающими поступают несправедливо. 

Были ли у Андрея планы поехать в Минск 27 марта — мама не знает. Сам парень на “покаянном видео” рассказывает, что на несанкционированные акции не ходил, а средства самообороны носит с собой, чтобы защищаться от собак. Кстати, аэрозольный пистолет “Премьер-4” на видео из милиции — действительно известное средство самообороны. В России его можно купить в интернет-магазинах.

“Я хожу на акции — выходит, тоже преступница”

В отличие от сына 66-летняя Тамара Селюн открыто говорит, что ходит на акции — “и будет продолжать, пока жива”. И вообще, “кому-то же надо отвечать, кому-то же надо идти на амбразуру, чтобы это всё поменялось”.

“У нас все преступники. Я хожу на акции — выходит, тоже преступница, — рассказывает женщина. — Меня вычислили первой, пришли 16 марта. Перетряхивали даже трусы. Радовались, что Павлушкину маечку нашли, белую, с гербом “Погоня” с двух сторон. Я потом пошла к начальнику, объяснила ситуацию, майку вернули. Но обалдеть можно, как же радовались той маечке! Конспекты детей переворачивали, книги трясли. Это ужас. На звёздочку работают. 

Я только сказала: ничего, власть поменяется. Как вы будете людям в глаза смотреть? Как вы детям своим объясните, что вы, суки, были при этой власти?

Пусть им будет ещё лучше, чем мне! А то они рады хватать всех. Рады! Нас хватают, за то, что ходим на акции, кричим “Жыве Беларусь!”, поём белорусские песни, за флаги… Это наш флаг! Никогда не думала, что за флаги начнут карать, за то, что люди хотят свободы, за то, что люди хотят нормально жить, — будут уничтожать. Что это за страна такая?!”
 

Соседи клюют, помочь некому

Тамара до сих пор отказывается верить, что её Пашу убили. Теперь она не представляет, как будет жить одна, если Андрея не отпустят. Женщина на пенсии, весной семья собиралась ремонтировать дом. По словам собеседницы, помочь ей некому, а некоторые соседи просто заклёвывают.  

“Я не выживу в этой ситуации [Тамара уже не просто плачет, у неё начинается истерика. — Еврорадио], я не могу ни дома находиться, ни во дворе работать — ни-че-го! Я вообще одна! Я одна во всей округе! Думаю, уже вся Вилейка знает! Вчера стояла на улице, один пришёл, недалеко живёт, говорит: “Ну что? Передавали по интернету! Так что, раз Андрея нет, так значит, это точно?” Я говорю: “Чему вы радуетесь?” Потом смотрю: идёт по переулку и рассказывает другим, мол, вот это у неё там сына забрали. Говорю: “Как вам не стыдно?” Представляете, какой ужас! Я совершенно одна! Вы понимаете? Быть совершенно одной без поддержки! Это ужас! А работы сколько! Это не передать вам, как чувствовать такое отношение вокруг, к тому же — отношение радости”. 

Тамара Селюн говорит, что сегодня ей нужна и моральная, и материальная, и физическая, и юридическая помощь. Она просит, чтобы с ней связались правозащитники (рассказывает, что в курсе обысков в правозащитных организациях и очень за всех переживает). Работая во дворе, жительница Вилейки не расстаётся с мобильным телефоном, надеясь, что вот-вот кто-то позвонит и расскажет, в каком состоянии её сын и что же всё-таки случилось с ним в Минске 27 марта. 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.