Вы здесь

От $750 млн до $4 млрд в год: сколько Беларуси могут стоить европейские санкции

Председатель Евросовета Шарль Мишель / Reuters

После посадки самолёта Ryanair в Минске и задержания Романа Протасевича европейские чиновники словно соревнуются в том, кто придумает для Беларуси самые жёсткие санкции. Среди самых смелых предложений: ограничить экспорт удобрений, транзит российского газа, транзит товаров наземным транспортом. Также обсуждается запрет на выпуск ценных бумаг, номинированных в евро, на европейских биржах.

Не факт, что все эти предложения будут реализованы. Но судя по высказываниям европейских бюрократов, в этот раз они настроены решительно. Например, Ангела Меркель заявила: “Они [санкции. — Еврорадио] правильны и необходимы. Ситуация удручающая, и это не изменит встреча президента Лукашенко и президента Путина в Сочи”.

Еврорадио посчитало, насколько ощутимыми могут быть потери для белорусской экономики в каждом из вариантов санкций. И узнало у экспертов, насколько сложно белорусским властям будет справиться с их последствиями.
 

Удобрения: -$400 млн

Беларусь — один из крупнейших поставщиков калия в мире / Еврорадио

Беларусь — известный в мире экспортёр калийных и азотных удобрений. Например, в 2020 году наша страна продала калийных удобрений на $2,41 млрд. Это 8,3% от всего экспорта.

Доля Евросоюза по данной группе была невелика. В тройку самых крупных покупателей вошли Бразилия (24,3%), Китай (13,2%) и Индия (12%). А на страны ЕС и Великобританию пришлось только 8,3%. Ещё 4,1% — на США. То есть в случае введения санкций на экспорт калийных удобрений — это -12,4%. Иначе говоря, экспорт уменьшится на $300 млн.

Экспорт калийных удобрений в 2020 году / Данные Белстата

Хотя в Европу и США продаётся относительно немного, в другие страны калий нужно как-то доставить. То, насколько болезненными будут санкции по калию, зависит от того, введёт ли ЕС ограничения на транзит удобрений.

Перевозка осуществляется в значительной степени морским путём. Перевалка — в порту Клайпеды, где есть калийный терминал. Если придётся из него переводить калийные удобрения, это сделает транзит более дорогим, а контракты менее прибыльными, — говорит академический директор BEROC Катерина Борнукова. — Можно перевести транспортировку в российские порты, но там нет специальных калийных терминалов. Это потеря времени. В зависимости от условий контракта это может вызывать неприятности.

Возможные ограничения на транзит через порты Балтии заморозят около 90% поставок калийных удобрений, отмечает старший аналитик “Альпари Евразия” Вадим Иосуб.

Для транспортировки калия Беларусь использует морские порты / Reuters

Калийные поставки в прошлом году — это больше восьми процентов экспорта. Это при том, что в прошлом году до конца весны не было контрактов с Индией и Китаем. Поэтому объёмы на этот год превышают прошлогодние. И если запретить транзит калийных удобрений, речь идёт о громадных суммах, — говорит аналитик.

Он замечает, что от такого решения пострадает не только Беларусь, но и транзитёры — страны Балтии. 

Насколько они с этим согласятся, вопрос пока открытый, а решения в ЕС принимаются консенсусом, — добавляет Иосуб.

Кроме калийных, есть ещё азотные удобрения. Их в 2020 году Беларусь продала на $181 млн. Здесь ЕС имеет намного больший вес. Самый крупный покупатель в 2020 году — Франция (27,8%). За ней Украина (24%), Нидерланды (8,6%), Литва (7,7%) и Великобритания (7,4%).

Экспорт азотных удобрений в 2020 году / Данные Белстата

Если ЕС откажется от азотных удобрений, то белорусский экспорт по данной статье просядет более чем наполовину.

Итого: санкции по удобрениям могут стоить Беларуси около $400 млн. Плюс потери от возможного ограничения на транзит, которые трудно подсчитать.
 

Транзит газа: -$350 млн

Еврокомиссар по внешней политике Жозеп Боррель потребовал, чтобы российский газ перестал идти в Европу через Беларусь. Если до этого дойдёт, то белорусский бюджет лишится около $350 млн в год, считает аналитик в сфере энергетики Татьяна Манёнок.

Катерина Борнукова отмечает, что “Газпром трансгаз Беларусь”, который занимается газоснабжением и транспортировкой газа, — один из крупнейших налогоплательщиков Беларуси. А Вадим Иосуб считает, что остановка транзита газа — не самая вероятная санкция, так как это может поставить под угрозу энергетическую безопасность Европы.

У России есть возможность поставлять газ в Европу в обход Беларуси / Reuters

Впрочем, уже сейчас европейские политики говорят, что Европа в опасности именно в связи с тем, что газ в неё поступает через Беларусь. Например, президент Эстонии Керсти Кальюлайд заявила, что нужно прекратить все транзитные перевозки через Беларусь. Поэтому исключить, что желание уменьшить зависимость от Лукашенко и перераспределить газовые потоки будет воплощено в конкретные решения, нельзя.

Если полностью запретить транзит газа, теоретически Россия может направить его через Северный поток — 1, который достроен, и через Украину. Это займёт не один день, но в принципе такое решение будет бить именно по Беларуси, а не по России, — говорит Вадим Иосуб.
 

Наземный транзит: миллиарды

В 2020 году Беларусь экспортировала услуг на $8,8 млрд. Из них 42%, или $3,7 млрд, — транспортные услуги. Россия по торговле услугами является основным партнёром Беларуси (35% внешнего оборота), за ней страны ЕС (31%). На США приходится 9%.

Но на запрет наземного товаропотока Европа не пойдёт, считает Вадим Иосуб:

Через нас идёт транспорт из Европы в направлении России, Азии, Китая. И с обратной стороны тоже. Если все начнут объезжать его по Балтике, просто не хватит пропускной способности. Через Украину тоже непонятно как. На этих путях лежат горячие точки. Поэтому пока это не видится вероятным.
 

Евробонды: недополученная валюта

В прошлом году Беларусь разместила евробондов на $1,25 млрд / Reuters

Евросоюз намеревается запретить Беларуси выпускать облигации в евро на европейских биржах. В ближайшее время белорусские власти вряд ли рассчитывали на выпуск евробондов. Хотя прошлым летом, незадолго до выборов, их удалось разместить на $1,25 млрд. 

В нынешней ситуации белорусские власти вряд ли нашли бы не только желающих купить эти облигации, но и инвестбанк, который бы разместил их. Второй момент в том, что говорится о выпуске бондов в евро. А мы даже евробонды в последнее время выпускали в долларах, — говорит Катерина Борнукова.

Вадим Иосуб добавляет, что некоторое влияние от такой санкции всё же будет.

Вероятнее всего, это скажется на доходности облигаций, которые Беларусь планирует разместить на российском рынке. После такого решения там придётся занимать дороже, чем это было бы без подобных санкций.
 

Итого

Дефицит белорусского бюджета будет расти / Reuters

Если санкции действительно будут приняты, то Беларусь, по грубым подсчётам, может потерять за год от $750 млн до $4 млрд в долларовом эквиваленте, или до 10 млрд белорусских рублей. Это само по себе довольно много — например, дефицит бюджета Беларуси на 2021 год пока что оценивается в 6 млрд рублей. Представьте, что откуда-то нужно взять ещё 10 млрд.

К тому же речь идёт об экспорте, то есть о поступлении валюты в Беларусь. В самом худшем варианте (который, как заметил Вадим Иосуб, не является самым вероятным) Нацбанк не сможет закрыть дефицит валюты из ЗВР, так как в валюте на 1 мая номинированы резервы на $2,8 млрд в эквиваленте. А нехватка валюты, если её заметят люди, может спровоцировать обвал курса рубля. Но это в самом худшем варианте.

Как отметили опрошенные эксперты, санкции болезненны и для тех, кто их вводит. Поэтому часть из них может быть заблокирована в процессе обсуждения.

ЕС может прервать сотрудничество с Беларусью и по другим, не таким заметным направлениям. Например, “Белавиа” и грузовые белорусские авиакомпании уже несут потери из-за закрытия для полётов европейского неба.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.