Вы здесь

"Она видела, что берёт": после детдома государство поселило сироту в развалюху

Дом Елены Буяк в Новоколосово / Еврорадио​

Елена Буяк живёт в посёлке Новоколосово Столбцовского района. Девушка — социальная сирота: отец почти не выходил из тюрьмы, мать лишили родительских прав.

Как сирота, Елена имела право получить государственное жильё. С 2007 года она стояла на очереди. Но вместо уютной квартиры девушка оказалась в щитовом деревенском доме, где нет даже душа.

Временный дом 1955 года

С Еленой мы встречаемся на станции Колосово в 65 км от Минска. Девушка работает дворником и ходит в служебной одежде даже в выходной день. Она объясняет, что бережёт свою единственную зимнюю куртку: надевает её только по важным делам.

Девушка закончила Слуцкий сельскохозяйственный лицей, училась на огородника-садовода. Но работать по специальности пока не получается. В свободное время или в отпуск Елена ездит из Новоколосово в Минск убирать туалеты. Это даёт небольшую прибавку к скромному заработку.

— По распределению я должна была попасть в Столбцы, — рассказывает Еврорадио Елена Буяк. — Но там предложили ещё худшее жильё, чем в Новоколосово. Предложили дом, который надо было самостоятельно отапливать. Здесь хотя бы отопление есть. А другого жилья мне вообще не предлагали.

Дом, в котором живёт Елена, построен 65 лет назад. Это жильё временно строили для офицеров, которые приезжали служить в военный гародок. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное.

Девушка вспоминает, что, когда въехала сюда, в дыры в стенах можно было просовывать руки, а крыша текла каждый раз, когда шёл дождь. В доме она живёт не одна: соседнюю комнату занимает мужчина. По словам Елены, время от времени он может хорошо выпить.

Как сирота оказалась в таком доме?

Елена вместе с братом Максимом всё детство провели доме-интернате. Когда отец освобождался из заключения, то забирал детей к себе. Но через некоторое время снова попадал в тюрьму, а Елену с братом возвращали в интернат в Городею.

Елена Буяк / Еврорадио

Дом она, как сирота, получила от государства после учёбы. Согласно указу Александра Лукашенко от 16 декабря 2013 года №563 лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в пользование предоставляется социальное жильё в виде однокомнатной квартиры.

— Она приехала лет восемь назад в Новоколосово, — рассказывает Лидия Лещенко, соседка Елены Буяк. — Одна ходила здесь в юбке, одежды нет, куртку кто-то из людей отдал. Чем могла, стала помогать ей, чтобы хоть немного в доме создать условия. Что люди отдавали, что-то Елена сама приобретала.

Елена вспоминает, что долго не хотела прописываться в доме, который ей предложили, и до последнего надеялась на нормальное жильё. Но однажды приехали районные чиновники и пригрозили, что она может лишиться и этого дома.

Туалет в доме Елены

— Потом все вместе пошли смотреть этот дом, — рассказывает Лидия Лещенко. — Приехали из Столбцовского райисполкома, из органов опеки. Мол, какие ужасные условия! А потом выяснили, что одна из комнат приватизирована бывшим жителем. И снести этот дом нельзя. Один из руководителей ОКС [отдел капитального строительства. — Еврорадио] Столбцов предложил Елене сделать ремонт за свой счёт. Купи, мол, банку краски и отремонтируй.

"Она видела, что берёт"

— Ремонт в этом доме был, — говорит Еврорадио председатель Новоколосовского сельсовета Дмитрий Коршунков. — Я думаю, что можно помочь ей [Елене Буяк. — Еврорадио], но для этого вам нужно обратиться в Столбцовский райисполком, потому что распределением сельсовет не занимается. В данный момент вопрос не двинулся с места в большей степени из-за её отношения. Вы же видите, что она немного не в себе?!

— Кажется, нет у неё медицинских диагнозов.

— Когда ей говорят, что нужно прийти на заседание райисполкома, собрать бумаги, она не реагирует на это. А через полгода она приходит снова.

Но в Столбцовском райисполкоме Еврорадио отвечают, что рассчитывать на улучшение жилищных условий за государственный счёт Елена Буяк не может, так как уже воспользовалась своим правом на социальное жильё.

— Она стояла на очереди, ей дали социальное жильё. Она своим правом воспользовалась, — говорит заместитель председателя отдела архитектуры, строительства и ЖКХ Столбцовского райисполкома Любовь Жибуль. — Повторно [социальное жильё] не предлагается. Ей дали социальное жильё. А дальше думайте сами, как улучшать свои жилищные условия, если социальное жильё не устраивает.

— А вы сами видели этот дом?

— Нормальные щитовые домики. Если это та ситуация, то мы выезжали. 

— Дому больше 60 лет…

— Ну и ничего. Знаете, сколько в районе таких домиков, которым больше 60 лет. Насколько помню, текущий ремонт там делался. Я же вам отвечаю, она [Елена Буяк. — Еврорадио] видела, что берёт. Социальное жильё не предусматривает обмен.

Она заключила договор, приняла это социальное жильё. Она имела право отказаться и стать дальше в очереди и ждать. Можно пробовать трудоустраиваться туда, где есть общежитие.

       

Есть свет и отопление — значит, всё хорошо

С помощью Лидии Лещенко и других соседей в комнате Елены появились кровать, шкаф, обои, стол, на котором стоит старенький компьютер. На телевизор и пластиковые окна Елена оформила рассрочку, за которую отдаёт почти всю свою зарплату. Работая дворником, девушка получает 380-400 рублей.

Елена с соседкой Лидией Лещенко / Еврорадио

С Еленой и Лидией мы выходим на улицу. Они говорят, что, кроме ведра цемента, которым залили дырки в стенах, и куска шифера, который положили на крышу, коммунальщики девушке больше ничем не помогли.

Все попытки Елены и Лидии "выбить" для девушки новую квартиру остались безрезультатными.

— Елена имеет право на социальное жильё, — рассказывает Еврорадио Лидия Лещенко. — В Столбцах строится дом. И ей обещали дать квартиру, но потом всё изменилось. Елена получила письмо, мол, в доме, где она сейчас живёт, есть свет, отопление. А это значит, что всё хорошо.

Ответ чиновников, что дом соответствует нормам / Еврорадио

То, что в доме нет возможности принять душ, чиновникам не помешало признать здание пригодным к жизни. Мыться Елена ходит в котельную ЖКХ, где работает, или пользуется тазиками.

— Но вы бы видели, какой дом дали брату, — в один голос говорят Лидия и Елена. — Тот дом в деревне. Чтобы ему на работу [в Столбцы. — Еврорадио] попасть, то нужно подниматься в три часа ночи. Инвалид третьей группы. Даже домом сложно назвать. Одно название...

Дом, который получил Максим

Еврорадио продолжит следить за судьбой Елены и Максима Буяков.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.