Вы здесь

“Номенклатурный междусобойчик”. Как выбирают, каким будет мемориал в Куропатах

Фото: скриншот из видео sb.by 

“Может быть, в советское время это и была закрытая тема, но сталинские репрессии коснулись многих. Не реагировать на них трудно. Членов семьи моей жены репрессировали и сослали в Сибирь, там они и похоронены. Для меня это святое… Страшное время. Просто дикий период — система ломала людей”.

Так рассуждает Сергей Гумилевский, автор одного из трёх прошедших в шорт-лист эскизных проектов мемориала на месте массовых расстрелов в Куропатах. Скульптор сетует, что конкурсы, подобные нынешнему, проходили и раньше — начиная с 1990-х он неоднократно участвовал в них, но мемориала в Куропатах до сих пор нет.

В этом году жюри выбирало из 32 работ, хотя в октябре 2017-го Павел Якубович, тогда главный редактор газеты “СБ — Беларусь сегодня”, говорил о 60 присланных в редакцию проектах. На днях в Доме прессы, где размещается редакция СБ, прошёл круглый стол, на котором и были презентованы три эскиза-финалиста.

 

Их авторы — Валерий Малахов, Сергей Гумилевский и Ольга Нечай

Все трое — именитые и нестандартные. Валерий Малахов знаменит тем, что умеет “оживлять” металл. Сергей Гумилевский — выдающийся монументалист, часто работает в тандеме с отцом Львом Гумилевским. Художнице-анималистке Ольге Нечай 33 года, она самая молодая финалистка конкурса на эскизный проект монумента в Куропатах. Конёк Ольги Нечай — лошади. Она “засветилась” в новостях уже в этом году как соавтор памятника князю Гедымину в Лиде.

Проект Валерия Малахова
Проект Ольги Нечай
Проект Сергей Гумилевского

Оставшиеся 29 работ, что называется, остались “за кадром”: возможности оценить их и узнать, кто их авторы, у обычного зрителя нет. Более того: они прошли и мимо участников рабочей группы по разработке проекта мемориала. Например, историк Игорь Кузнецов узнал о завершении первого этапа конкурса уже постфактум, когда пришёл на круглый стол в Дом прессы:

“Меня пригласили обсуждать проблемы Куропат. Я не мог не пойти, но был очень удивлён, когда на входе журналисты СТВ попросили ответить, какой из трёх проектов мне понравился. Сразу не понял, о чем речь. И только в зале оказалось, что меня позвали исключительно на презентацию фактов, мол прошёл конкурс, было 32 работы, три выбрали, давайте о них поговорим. Никаких общественных обсуждений не было, я вообще не знал, что жюри оценивает работы, хотя входил в состав рабочей группы под руководством бывшего редактора “СБ” Павла Якубовича”.

 

“Общественности надо представить что-то готовое”

Впрочем, жюри, оценивавшее работы, было вполне представительным: ректор Академии искусств, председатель Федерации профсоюзов, директор Института истории… Также попавший в состав судей историк-архивист и автор одного из первых белорусских исследований по сталинским репрессиям Владимир Адамушко объясняет Еврорадио, что три отобранных проекта показались жюри “наиболее соответствующими художественному и тематическому принципу”. Объяснить, что конкретно впечатлило в работах, он не берётся: “Это надо видеть”.

Переадресуем Адамушко вопрос Игоря Кузнецова о том, почему эскизные проекты не были вынесены на общественное обсуждение. “Общественности надо что-то представить, условно говоря, готовое, или, по крайней мере, то, что соответствует этой тематике. Как вы себе представляете участие общественности? В жюри сидят профессионалы. Мы не можем собрать митинг на девять миллионов человек, чтобы все участвовали, — отвечает Владимир Адамушко. — На круглый стол пришли скульпторы, художники, представители разных организаций, деятели наук, я считаю, этого вполне достаточно. Понимаете, это всё-таки мемориал”.

Все три проекта сейчас отправлены на доработку, срок — до 1 июля. “До 1 июля Минкульт попросил никому никакой информации не давать”, — отвечает на просьбу рассказать об идее своего проекта Сергей Гумилевский. Скульптор тоже не понимает, почему бы не сделать конкурс на проект мемориала в Куропатах открытым и не представить зрителям все проекты, выставив их хотя бы во Дворце искусств?
 

“Стопроцентный номенклатурный междусобойчик”

“Прошлогодняя февральская борьба против строительства “Бульбаш-холла” в Куропатах привела к тому, что уже в марте Лукашенко заявил: в урочище надо поставить памятный знак, — пытается ответить на этот вопрос Игорь Кузнецов. — После этого Министерство культуры оперативно объявило конкурс, Якубович перетянул организационную работу на “СБ”, люди присылали работы. И что мы видим теперь: главред в газете поменялся, жюри сформировано Министерством культуры. В его состав не включён ни один представитель общественности. Меня не включили тоже, хотя ранее Павел Изотович [Якубович] упоминал, что я могу как минимум предложить в состав судей кого-то со своей стороны.

Если б мне позвонили, сказали, мол, вас по разным соображениям не можем включить, но, возможно, вы кого-то посоветуете, я бы, может, понял.  Но тут сработал чисто административный принцип: собрались сами, решили, что люди надёжные, нечего включать кого-то, как говорится, с левыми или правыми уклонами. Стопроцентный номенклатурный междусобойчик!”

Выбрав момент, Кузнецов спросил на круглом столе, почему не было общественных обсуждений. Ему ответили, что конкурс проходил “открыто и прозрачно”. Прокомментировать состав жюри никто не взялся. Об открывшемся рядом с урочищем ресторане тоже ни слова, ведь это не имеет отношения к конкурсу. Никаких дискуссий, только три проекта — так и проходил этот круглый стол.

Надежда, что на этот раз мемориал в Куропатах всё-таки появится, есть. Заказчиком строительства планирует стать Федерация профсоюзов Беларуси. В ближайшее время организация планирует оформить необходимые документы в Миноблисполкоме.