Вы здесь

Мошес: Без взаимопонимания с МВФ рассчитывать на большую помощь Минску не стоит

Справка Еврорадио: Аркадий Мошес — руководитель российских программ Финского института международных отношений, доктор исторических наук.

Еврорадио: Изначально санкции в отношении белорусских чиновников ввели в 1998 году за нарушение избирательного законодательства. Позже их расширяли по разным причинам, за наличие политзаключенных, к примеру, но главным всегда называлось отсутствие честных выборов. А сняли санкции якобы прежде всего за то, что были освобождены политзаключенные. К нашему избирательному процессу у БДИПЧ ОБСЕ и сегодня много вопросов. Так почему же, по вашему мнению, санкции были сняты?

Аркадий Мошес: Отменили их потому, что большинство людей, принимающих решения в Евросоюзе, решило, что Минск должен быть награжден за позицию, которую занял в украинском конфликте. И в том числе за то, что не присоединился к российским контрсанкциям относительно Европы и к российскому давлению на Украину после начала конфликта. Полагаю, объяснения, которые мы слышим, неискренни. Это то, чем европейские спикеры успокаивают друг друга. На самом же деле прогресс изменений в Беларуси невелик: политзаключенные не были реабилитированы, избирательное законодательство не было изменено — отчет ОБСЕ о выборах не дает оснований даже для двойных интерпретаций и остается достаточно критичным. Но ЕС, видимо, пытается играть в геополитику. Так, как он это умеет делать. Только надо понимать, что есть среди причин и явная усталость европейцев от санкций, которые ничего не могут изменить. Правда, санкции эти никогда не были серьезными в экономическом плане. Понимание, что такие санкции не могут ничего изменить, рождает бюрократическое желание изменить политику.

Еврорадио: Можно ли ожидать, что в ответ Минск пойдет на большее сближение с ЕС или что внутри страны будет какая-то либерализация?

Аркадий Мошес: Никакой либерализации режима не будет, я просто не вижу смысла — зачем властям это делать? Вряд ли система, которая действует в стране с 1994 года и действует эффективно, по мнению человека, находящегося во главе этой системы, будет меняться после того как выдержала внешнее давление. Что касается геополитики, то и здесь предположить, что Минск будет в меньшей степени союзником Москвы, чем был до сих пор, находясь и в ОДКБ, и в Евразийском экономическом союзе, не приходится. Тем более что Минск полностью разделяет московские взгляды на "цветные революции", на Евромайдан, на роль Запада в провоцировании этих процессов. Возможно, не будут сделаны такие знаковые вещи, как подписание формального договора о размещении российской авиабазы ​​в Беларуси. Но и те же российские эксперты утверждают, что формализация этого процесса совсем не обязательна, и использование белорусских объектов российскими вооруженными силами может быть просто зафиксировано де-факто. Таким образом, я никаких изменений не жду, но люди, которые принимают такие решения, могут дать отчет о нормализации. И выдать факт нормализации за успех их политики в отношении Беларуси.

Еврорадио: Может ли сейчас Минск рассчитывать на какие-то финансовые преференции от ЕС?

Аркадий Мошес: Значительной помощи не будет. И это не будет связано с вопросами внутриполитической ситуации в вашей стране — это связано с тем, пойдет ли Минск на принятие условий МВФ. Если МВФ сочтет возможным предоставить Минску кредиты, то определенные дополнительные финансовые вливания могут прийти со стороны Евросоюза. Если договоренности с МВФ не будет, говорить о макроэкономической помощи бессмысленно. Но какие-то знаковые, но небольшие проекты: тренинги, диалоги, инфраструктурное сотрудничество — это все может развиваться. А в той экономической ситуации, в которой сегодня находятся Беларусь и Россия, любые гранты будут приняты с благодарностью.

Будут в течение года организованы один-два визита в Европу руководителя Беларуси. Какие-то подвижки будут, но своим, человеком, которому доверяют, Лукашенко не станет.

Аркадий Мошес

Еврорадио: Надежды на то, что сейчас для Беларуси откроются все финансовые возможности Запада, напрасны?

Аркадий Мошес: Санкции ничего в экономическом плане не закрывали — Беларусь никогда не находилась под санкциями того уровня, под которыми сегодня находится Россия. Экономический обмен между Беларусью и ЕС осуществлялся фактически без препятствий. Санкции были исключительно знаковыми: если их вводили, в ЕС было очень много заинтересованных сторон, которые боялись, что санкции будут невыгодными в первую очередь для них самих. И в этом смысле снятие санкций экономического прорыва не сулит. А на политическом уровне будет идти медленный дипломатично-бюрократический обмен, который и так был достаточно активным с начала 2013 года. Поэтому ключевым здесь является МВФ: если он даст деньги и таким образом даст сигнал, что в Беларуси ожидаются определенные экономические изменения, то и ЕС сможет подключиться через свои программы и фонды.

Еврорадио: После замораживания санкций вы говорили, что это не сделает Лукашенко своим среди европейских лидеров. А снятие санкций сделает?

Аркадий Мошес: Нет. В том, что касается доверия, способности руководящего минского режима перестроиться, никто никаких иллюзий не строит. Ну, будут в течение года организованы один-два визита в Европу руководителя Беларуси. Какие-то подвижки будут, но своим, человеком, которому доверяют, Лукашенко не станет. Здесь надо иметь в виду другое: я слабо себе представляю, кому из лидеров стран Восточного партнерства, включая украинского президента Порошенко, европейские лидеры доверяли бы полностью. Думаю, сегодня таких просто нет.

Еврорадио: Как изменится отношение на Западе к белорусской оппозиции?

Аркадий Мошес: С ними по-прежнему будут иметь дело, моральные симпатии и чувство солидарности будет на стороне большинства представителей белорусской оппозиции. Но понимание их неспособности сегодня хоть как-то изменить ситуацию в Беларуси преобладает. Будет продолжаться политика параллельных диалогов, она будет прикрываться дипломатическими формулами, но... Европа исходит из того, что она "выровняла крен". Мол, раньше был крен в сторону оппозиции, а сейчас можно иметь дело и с ней, и с властями одновременно. Что поделаешь: когда решения принимаются в пользу геополитических факторов, ожидать иного просто не приходится.

Еврорадио: Правда в словах о том, будто бы снятием санкций европейцы продемонстрировали, что демократические ценности для них не на первом месте, есть?

Аркадий Мошес: Есть, но здесь нет ничего нового. И на востоке Европы, и в странах "третьего мира" так называемая "реалполитик" проводилась всегда. И будет проводиться в дальнейшем.

Еврорадио: Кремль выразил удовлетворенность снятием европейских санкций с Минска, но сколько в этой удовлетворенности искренности?

Аркадий Мошес: В идеале Кремль хотел бы иметь более надежных союзников, которые бы не лавировали, а твердо придерживались линии, определенной Кремлем. Но в этом случае Кремль понимает, что никакой опасности для его внешнеполитических планов сегодняшнее сближение Беларуси с ЕС не представляет. Потому что сущностно режим не изменился. Сущностно для Кремля что-то меняет смена режима по украинской модели и даже тот уровень технократических взаимоотношений, который потенциально мог реализоваться между Арменией и ЕС — если бы Армения подписала соглашение о зоне свободной торговли. Если же изменения касаются только части риторики — риска нет никакого. А главное, что люди в Москве будут только рады, если Минск получит определенную помощь от Запада. Потому что ровно на эту сумму можно будет уменьшить субсидии, которые идут в Беларусь из Москвы.

Фото Змитера Лукашука