Вы здесь

"Менять Конституцию надо торжественно": Дракохруст о Всебелорусском собрании

Юрий Дракохруст / Еврорадио​​

— Всё-таки там немного другая ситуация, как у нас, помните, был мем "Саша 3%"? В России никто не говорит "Вова 3%", — считает политический обозреватель Радио Свобода Юрий Дракохруст. В интервью редактору Еврорадио Змитру Лукашуку он порассуждал насчёт того, что будет на Всебелорусском собрании и будет ли поддерживать Россия Беларусь, если там начнутся волнения.

— Существует много рассуждений, что может быть и какого кота в мешке нам могут преподнести так называемые делегаты Всебелорусского собрания. Действительно ли во время собрания что-то может произойти с Конституцией?

— Нет, на этот раз нет. Об этом, собственно, как бы свидетельствует указ Лукашенко о созыве собрания, вот для этого указа там будут обсуждать итоги пятилетки и планы на следующую пятилетку. Никакой Конституции там нет. Но есть прецедент: первое это Всебелорусское собрание в 96-м году созывалось для того, чтобы одобрить, поддержать, продемонстрировать народную поддержку тогдашним изменениям в Конституцию, которые предлагал Лукашенко. Но вспомните, что тогда Лукашенко сначала подготовил проект, потом подал в парламент, в парламенте там были споры, то-сё... И готовый проект Конституции тогда собрание одобрило. Сейчас никакого проекта нет. И поэтому что они будут одобрять, кота в мешке? За две недели невозможно представить проект. Более того, сам Лукашенко говорит, что проект будет в конце года. За фактически десять месяцев обсуждать что-то, что ещё будет, ну это нереально.

Кроме того, буквально вчера стало известно, что Лукашенко подписал ещё один указ и поручил парламенту разработать поправки в закон о республиканских и местных собраниях. И есть мысли, что речь идёт о том, чтобы протащить через этот закон новый статус Всебелорусского собрания. Но там дедлайн — это ноябрь. К ноябрю Палата представителей должна подготовить соответствующий закон, так что это всё не про февраль. В феврале не будет ничего неожиданного. Но так просто не делается. Возможно, в будущем, если Лукашенко говорит, что в конце года он представит какой-то проект, он будет вынесен на референдум, и, возможно, там, в проекте Конституции, будет какой-то новый статус Всебелорусского собрания. Но это не про сейчас. Это про потом.

В феврале будет обычно, как было в 16-м, 10-м году. Соберутся, обсудят, что всё хорошо, за пять лет выполнили пятилетку и вот у нас планы на новую пятилетку. В официальных газетах эти планы напечатаны, вот и всё. Пока так.

— Ну, всё-таки 1996 год и 2021-й немного разные с точки зрения отношения того же самого Лукашенко и всей властной вертикали к тому, что они делают и как на это отреагируют как изнутри, так и снаружи. Сейчас у нас "иногда не до законов". Может быть, например, такой вариант, что народное собрание станет консультационным органом? И Лукашенко потом скажет, ну вот, народ мне сказал, поддержал, высказал своё такое согласие на это. И поэтому вот я принимаю без всяких референдумов, обсуждений то, что мы здесь подготовили.

— Нет, так не бывает. Причём не бывает не потому, что "до законов" или "не до законов". Всё-таки менять Конституцию нужно торжественно: вот есть предложения и их меняет народ в виде собрания, которое сейчас собирается. Другое дело, что, может быть, это же не запрещено, он может провести ещё одно собрание, позже. Возможно, в конце этого года, возможно, в начале следующего, но я не думаю. Всё-таки, знаете, он сторонник референдумов. Народ привык, что такие вопросы решаются на референдумах. Мне кажется, продолжить в этот раз вот это собрание — это несерьёзно. Причём несерьёзно в глазах в том числе и его сторонников. Ведь люди привыкли.

— В России начались протесты, и некоторые считают, что, мол, сейчас России будет не до Беларуси. Они будут своими внутренними проблемами больше заниматься, и сократится какая-то поддержка Минска Москвой. Стоит ли на это надеяться?

— Такое может быть. Но я не думаю, что борьба с революцией или с протестами требует таких денежных затрат. Я думаю, что здесь будет работать, скорее, другой механизм. Ведь в августе прошлого года одним из факторов, почему Путин поддержал Лукашенко, была солидарность диктаторов, но в таком абстрактном смысле. А сейчас эта ситуация ещё больше, мне кажется, обостряется, потому что тогда под ударом был только Лукашенко, а сейчас под ударом и Путин. Как говорил Лукашенко, "мы с Путиным в одной лодке", ну так ситуация действительно загнала Путина в эту лодку. И в этом смысле Путин воспринимает это как один фронт фактически. Или разные фронты одной войны. 

Поэтому я думаю, скорее, будет соблазн поддержать своего союзника по этой борьбе. И мы помним, в конце прошлого года шли какие-то разговоры о том, что "а может, Запад с Путиным о чём-то договорятся с Беларусью". Но они не договорятся. Потому что Кремль воспринимает это как диверсию Запада, как нападение Запада, примерно как Лукашенко. И поэтому осыплют ли золотом Лукашенко в итоге вот такой вот ситуации — это не факт. Я думаю, что будут экономить. Но эти полтора миллиарда, которые были даны в Сочи, это не последнее. Но я могу ошибиться. Дело в том, что неизвестна динамика протестов в России. Если они разгонятся до масштабов белорусских, то не исключено, что Кремлю будет не до Лукашенко. Ну пока они, как мне кажется, далеки от этого. И всё-таки там немного другая ситуация, чем у нас. Помните, был мем "Саша 3%"? В России никто не говорит "Вова 3%". И можно спорить, есть ли за Лукашенко что-то кроме ОМОНа, но за Путиным есть, в том числе и народная поддержка.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.