Максим Никитко-Мирович: В нашей музыке скрыт позитив высокого уровня

 

 

 

О музыкальном образовании


Еврорадио: Ходят слухи, что вы, Максим, имеет консерваторское музыкальное образование и даже поете в оперном театре...

Максим Никитко-Мирович: Нет! Я не знаю, откуда взялись эти слухи: классическое образование я получаю только сейчас — это мое второе высшее образование и оно касается именно музыки. Я получаю его в Англии заочно. Вот так. А в консерватории я не учился. Мне вообще не очень нравится наш подход к высшему образованию, особенно что касается творческих специальностей.

Еврорадио: А что вы изучаете в Англии?

Максим Никитко-Мирович: Изучаю именно теорию и историю музыки и композицию. Там подход к образованию вообще другой, потому что они не ставят целью сделать из тебя специалиста, который будет в узком смысле работать в какой-то области, которая уже определена. Вообще в образовании английского типа нет такого, что есть какая-то, например, специальность по диплому. Закончив этот курс, можно вообще не связываться с музыкой, сказав, что все уже написано до меня. Разница именно в этом — нет распределения.

О том, почему синт-поп, и о Бахе


Еврорадио: В нашей стране музыканты с образованием в своем большинстве оседают в оркестрах, музыкальных школах и кавер-бэндах. Вы же выбрали необычный путь — занялись синт-попом. Чем вас привлекла его эстетика?

Максим Никитко-Мирович: Синт-поп в моем творчестве будет касаться именно первого диска. "Будет лаковый дождь" сделан в синт-поп-стилистике специально: это иллюстрация музыки 1980-х. Таков был замысел — сделать стилизацию. А диск, который мы делаем сейчас, отходит от стилистики синт-попа. Он также будет электронным, но в более современном смысле... Конечно, подход к электронной музыке касается не только звучания, но и конструирования этой музыки, работы с обработкой звука... Вообще подходы к написанию музыки могут быть очень разными. Да электронная музыка и появилась как конструирование. Например, в довоенное и послевоенное время перед композиторами стояла задача специально отойти от традиций классической музыки. Тогдашние авторы анализировали то, что делалось в классической музыке, брали другие инструменты и использовали другие подходы к созданию музыки. Начинали даже не с партитур, как в варианте с классической музыкой, а сразу в студии, даже не представляя, что получится в итоге.

Еврорадио: В таком случае родоначальником электронной музыки был Бах — тот еще конструктор!


Максим Никитко-Мирович: Да! У Баха очень много именно конструирования в музыке, такого математического подхода. У очень интересного современного философа Дагласа Хафштадтера есть книга "Гедель, Эшер, Бах: эта бесконечная гирлянда". Бах — композитор, Эшер — гравер, который рисует математические гравюры, а Гедель — известный современный математик. И вот Хафштадтер проводит такую параллель, что все, что делают эти три творца, — это одно и то же, и все, что они делают, имеют одну структуру.

Еврорадио: Помогает ли музыкальное образование в создании электронных композиций?


Максим Никитко-Мирович: Конечно! Потому что музыкальное образование, на мой взгляд, прежде всего основывается на серьезном анализе, то есть когда ты делаешь уже сознательно то, что делали до тебя в этом направлении. И когда с помощью образования ты анализируешь определенный опыт, то свои композиции делать проще.

Еврорадио: А вы анализировали белорусскую и мировую синт-поп-сцены, когда стали на путь первого альбома?

Максим Никитко-Мирович: Представителей мирового синт-попа я слушал довольно много, но, пожалуй, слушал немного со стороны. Здесь интересно, как какие-то вещи делали до тебя, какой был подход в свое время к музыке. Нам был даже более интересно начало 1980-х, чем развитый синт-поп конца 1990-х. Конечно, мы анализировали эти композиции. Вот и Дмитрий, с которым мы делаем музыку вместе в проекте Kosmodromm,
он тоже анализировал саунд и подход ко звуку, который был в те времена, — он больше ответственен за финальное звучание произведения.

Еврорадио: А что насчет того, что "весь шрам синт-попа в дилетантизме и попытке его преодоления"?

Максим Никитко-Мирович: Может, у нас тоже хватает дилетантизма в этом смысле в музыке, потому что мы не лезли в сторону сложных гармоний или даже сложных подходов к аранжировкам, как, например, у Бенджамина Бриттена, когда песня одновременно звучит в двух тональностях: когда аккомпанемент играет что-то свое, а певец поет свое в другой тональности. Ну, это такая более композиторская, сложная работа. Поэтому мы в каком-то смысле все делали в дилетантском порыве.

Про альбомы — будущий и прошлый


Еврорадио: Останется ли синт-поп во втором альбоме, который вы сейчас активно готовите к выпуску? Как вообще вы определяете свой стиль?

Максим Никитко-Мирович: Ну, скорее это поп-музыка в широком смысле, которая включает в себя, может, все, что было сделано в этом направлении до нас.

Еврорадио:
Синт-поп — достаточно холодный стиль, хотя, в принципе, и Depeshe Mode, и Camouflage популярные представители стиля — умеют писать очень нежные и теплые песни... Почему в первом альбоме KOSMODROMM вы обратились к немодной и где-то забытой чернобыльской теме?

Максим Никитко-Мирович: Если говорить об этапах создания альбома, все началось не с синт-попа, а именно с темы. Тема была для меня всегда интересна. Этот альбом можно назвать переосмыслением трагедии. А синт-поп был вторичным в этой работе. Благодаря ему мы попытались передать атмосферу тех времен, когда произошел Чернобыль.

Еврорадио: А что вы хотели сказать этим альбомом?

Максим Никитко-Мирович: Пожалуй, нельзя однозначно сказать, что именно. Это немного ретроспективное видение, к которому присоединяются воспоминания детства, музыка тогдашних радиоточек — именно синт-поп. И из таких осколков сложилось единое целое. А уже каждый слышит в музыке что-то свое. То есть на почту нашего проекта часто приходят письма от слушателей. И интересно наблюдать за тем, что каждый видит в этой музыке — очень разные трактовки и версии содержания диска. Он для этого и создавался, чтобы услышать эти версии.

Еврорадио: А кто ваш слушатель? На кого рассчитана ваша музыка?

Максим Никитко-Мирович: Чаще всего это молодые люди, которые любят читать книжки разного рода, а также те, кто интересуются современной музыкой.

Еврорадио: Сейчас вы готовите следующую пластинку, еще более драматичную по своей сути. Что должен понять ее слушатель? О чем будет она?

Максим Никитко-Мирович: Пластинка будет про виртуальную реальность — тоже очень интересная тема, которая взята из фантастической литературы, утопий, где люди живут в сконструированном мире. Диск, как и первый, тоже будет драматичным... Что должен понять слушатель? Тут тоже сложно дать однозначный ответ... Люди должны понять, что могут быть разные подходы к анализу окружающего мира. А окружающий мир можно трактовать и с такой позиции, которая будет представлена в нашем втором диске.

Еврорадио: По крайней мере, ваш первый альбом выделяется атмосферностью и мрачноватостью. Почему KOSMODROMM склоняется в сторону мрачности? Белорусам ведь так не хватает позитива!

Максим Никитко-Мирович: На самом деле здесь есть позитив, но он скрытый. И в первом, и во втором дисках мы строим форму, что всегда после музыкальной финальной точки все равно есть ощущение, что все будет хорошо. Видимо, это позитив более высокого уровня...

Еврорадио: Классический свет в конце туннеля...


Максим Никитко-Мирович: Да. Это не когда все бегают с улыбками и кричат: "Все будет хорошо!" — это какой-то страшный позитив, порой кажется. У нас позитив такого рода, когда человек понимает, что происходит плохого и что на это можно посмотреть с разных сторон, он даже вооружен этими знаниями, но в итоге он знает, что все будет хорошо. Кажется, это более прочно звучит, чем просто позитив от незнания того, что происходит на самом деле.

Белорусскоязычная фактура...


Еврорадио: Известно, что следующий альбом будет белорусскоязычным...

Максим Никитко-Мирович: Да. Еще со времен школы я писал стихи на двух языках — и по-белорусски, и по-русски. И мне это было одинаково интересно. Но интересно еще сделать диск именно на белорусской фактуре, может, потому что до нас не делали такого диска именно по-белорусски...

Еврорадио: Да, в последнее время белорусы соединяют электронику с фольком...

Максим Никитко-Мирович: Я как раз хотел об этом сказать. Мне очень не нравится, что белорусский язык в электронной музыке используется в фольк-ключе —это очень узкая тропинка. Поэтому нам захотелось сделать современный диск, который также будет по-белорусски. Это интересный путь также и развития языка, не только музыки.

Книга Сосновского и будущие выступления с “Князем
Мышкиным


Еврорадио: Вы наблюдаете за процессами, происходящими в белорусской музыке?

Максим Никитко-Мирович: Честно говоря, не очень. Конечно, я знаю лучшие альбомы прошлого года и их авторов благодаря сайту Experty.by. Это в основном интересные коллективы, но я не часто слушаю эту музыку — много слушать приходится по учебной программе, поэтому не хватает времени. Лидер "Старога Ольсы" Дмитрий Сосновский выпустил две книги про классическую белорусскую музыку. Одна затрагивает период с архаики до XVIII века, а второй том, который недавно презентован, касается времен с  XVIII века до современности. Мне было интересно почитать — я многого не знал. Пожалуй, белорусская музыка, скорее всего, меня интересует именно в этом смысле.

Еврорадио: Концентирует ли KOSMODROMM?  

Максім Нікітка-Міровіч: Сейчас — нет, потому что мы сразу позиционировали себя как студийный проект. Я пока не очень представляю, в каком формате могли бы проходить наши концерты. Возможно, как специальные какие-то перформансы — в одном концерте, например, с "Князем Мышкиным". Потому что я не знаю, как бы мы вписались в вечеринки, посвященные творчеству Depeshe Mode, поскольку играем музыку немного другого типа. На Depeshe Mode-вечеринки
люди приходят больше отдохнуть и не ожидают песен группы периода Music from the Masses с мрачными мелодиями — мне интересен этот период в творчестве группы. А на вечеринках они ждут “Enjoy the Silence и остальные хиты — мне такая трактовка Depeshe Mode не
близка.  

Еврорадио: А будет ли интересна ваша музыка иностранцам?

Максим Никитко-Мирович: Не знаю. Хотя белорусскоязычная фактура — она интересна для стран-соседей, но как это скажется в результате — говорить сложно. Мы не оглядываемся на определенных слушателей — чтобы попасть в слушателя, мы делаем то, что нам интересно, а если наша музыка находит зрителей — это хорошо.

Еврорадио: Никакой коммерции!


Максим Никитко-Мирович: Точно. Коммерческих целей при создании проекта мы не ставили.

Фото: www.kosmodromm.com