Вы здесь

Лосик, Козулин, “Матери-328”: самые известные голодовщики Беларуси

Тарелка и ложка из музея КГБ в Риге / agentika.com

Голодовка — это крайняя форма протеста. Как правило, человек решается ограничить себя в еде, когда понимает, что защитить свою честь другим путём не получается. История знает много примеров, когда голодовки заканчивались смертью протестующих. В Беларуси до такого никогда не доходило. 

Администратор телеграм-канала “Беларусь головного мозга” Игорь Лосик с 25 июня 2020 года находится в заключении. Активист объявил голодовку 15 декабря, когда ему было предъявлено обвинение в подготовке к массовым беспорядкам.

Экс-кандидатка в президенты Светлана Тихановская и европейские политики призывают Лосика прекратить голодовку, однако он отказывается, хоть его здоровье ухудшается с каждым днём.

Еврорадио вспоминает, кто и почему объявлял голодовку в нашей стране. А главное, к каким результатам это привело.

Андрей Климов, бизнесмен и депутат. 1999 год, 15 дней без еды

Бизнесмен, депутат Верховного Совета XIII созыва Андрей Климов первый раз голодал "на сухую" сразу после ареста в 1998 году. Потерял сознание через 5 дней и прекратил голодовку. Позже была ещё одна голодовка — против плохих условий содержания в камере.

"Второй раз я голодал через год, — рассказывает Еврорадио Климов. — В связи с тяжёлыми условиями содержания в камере отказался от еды на 15 дней. Кончилось тем, что мой вопрос вынесли на обсуждение Комиссии по пыткам ООН

Есть разные способы добиться справедливости, но если ничего не помогает, то нужно прибегать к крайним. Это единственная мера".

Условия содержания под стражей в результате улучшили. Политик добавляет, что голодовка не прошла без последствий для здоровья: с тех пор у него проблемы с почками.

Сергей Скребец, политик. 2005 год, 40 дней без еды

Бывшего депутата Палаты представителей Сергея Скребца арестовали в Бресте. Его обвиняли по двум экономическим статьям. В том числе — в попытке дать крупную взятку представителю суда.

"Меня обвинили в том, что готовился дать $30 тысяч судье, — рассказывает Еврорадио Сергей Скребец. — Но если человек готовится к преступлению, то у него должны быть деньги, а у меня ничего не нашли. Обвинили просто так. В знак протеста против фальсификации обвинения я объявил голодовку".

Чтобы привлечь внимание к беззаконию, политик требовал организовать встречу с журналистами. Встреча не состоялась, но Скребец считает, что голодовка была не зря: обвинение было снято, а условия содержания улучшились. Он добавляет, что из-за голодовки начались проблемы с почками, суставами, а также обострились хронические заболевания.

Политик уверен, голодовка — единственное средство, чтобы изменить ситуацию в заключении, с которым вынуждена считаться администрация.

Николай Автухович, предприниматель. 2005-2006 и 2009 год, 164 дней без еды

Николай Автухович голодал дважды. В 2005-2006 годах — 74 дня. В 2009 году — 90 дней. При помощи голодовок добился перевода из тюрьмы под домашний арест. В 2009 году его целью было остановить бездействие следователей, которые отправили Автуховича в СИЗО, но несколько месяцев отказывались выдвигать официальное обвинение.

После выхода из тюрьмы стал общественным активистом и правозащитником.

Александр Козулин, экс-ректор БГУ, политик. 2006 год, 53 дня без еды

Бывший кандидат в президенты Александр Козулин 53 дня держал голодовку. Во время президентских выборов, состоявшихся 19 марта, он был задержан и осуждён на 5 лет тюрьмы. 20 октября 2006 Козулин отказался от еды, потому что хотел привлечь внимание к нарушениям прав человека в Беларуси. За время голодовки экс-кандидат в президенты потерял 40 кг и страшно похудел.

США тогда даже пытались поставить белорусский вопрос на рассмотрение Совета безопасности ООН, но тогдашний представитель России Виталий Чуркин устроил на заседании скандал и сорвал обсуждение.

Андрей Почобут, журналист. 2006 год, сухая голодовка — 5 дней

Корреспондента польской "Газеты Выборчей" Андрея Почобута задержали в 2006 году. Голодовку он объявил в знак протеста против абсурдного обвинения: якобы за нецензурную брань на улице в Гродно, хотя сам Почобут на тот момент был задержан в Минске.

"Я тогда не знал, что задерживать по такому случаю это уже стандартная практика, — рассказывает Еврорадио Почобут. — Меня задержали в Минске, привезли в Гродно, а там говорят, что я ругался матом. Для меня это было возмутительным. Для того чтобы показать, что происходит наглая провокация, я объявил сухую голодовку. Сухую, потому что это было административное наказание, а сухая голодовка более жёсткая, она предусматривает ограничение по времени".

Журналиста привезли в больницу, где он прекратил голодовку. Тогда его снова вернули за решётку до конца срока. "Сухая" голодовка не прошла для журналиста без последствий: ещё долгое время у него болели почки.

Андрей Бондаренко, правозащитник. 2009 год, 30 дней без еды

Правозащитник Андрей Бондаренко голодовку объявлял два раза. Самая долго была в 2009 году. Он обходился без пищи 30 дней.

"Я голодал в знак протеста против несправедливого приговора, когда мне дали 7 лет. В результате приговор был пересмотрен и меня оправдали", — рассказывает Еврорадио Бондаренко.

Правозащитника обвиняли в экономических преступлениях. Андрей Бондаренко является создателем и руководителем информационно-просветительской организации "Платформа". После освобождения Бондаренко организация возобновила работу.

Николай Статкевич, политик. 2010 год, 24 дня без еды

Оппозиционный политик Николай Статкевич начал голодать 19 декабря 2010 году, сразу после задержания на площади Независимости во время акции против фальсификаций на президентских выборах. Это был самый продолжительный отказ от еды. Цель — прекращение давления на себя и своих соратников.

"По механизмам и методам голодовки бывают разными, — объясняет Еврорадио Статкевич. — Мои тюремные голодовки были один на один с режимом. Мои голодовки бескомпромиссные: только вода. При таких условиях уже через три недели начинаются необратимые изменения.

Максимальный отказ от еды у меня — 24 дня в СИЗО КГБ. Голодовку прекратил из-за угрозы насильственного кормления. Было без вариантов: мне сказали, что если потеряю сознание, то окажусь под капельницей принудительно".

По мнению Статкевича, голодовка — единственное средство, находясь в тюрьме, привлечь внимание к несправедливости. А если человек соглашается на голодовку, то нужно демонстрировать решительность.

"Матери 328". 2018 год, 14 дней без еды

"Движение 328" — объединение женщин, родные которых отбывают наказание по "наркотической" статье № 328. В Уголовном кодексе эта статья одна из самых жёстких. Максимальный срок лишения свободы по ней — 25 лет. В апреле 13 женщин из "Движения 328" отказались от еды на 14 дней. Активистки требовали встречи с Александром Лукашенко, чтобы рассказать о несправедливых приговорах и слишком больших тюремных сроках своим детям.

"Голодовку начали 27 апреля женщины из Калинкович и Пуховичского района, — рассказывает Еврорадио лидер движения Лариса Жигарь. — Они держали голодовку от начала и до конца. Уже в процессе на несколько дней подключались женщины из других регионов. Главная цель — встреча с Александром Лукашенко, пересмотр дел наших родных и снижение сроков по статье 328.

Когда в Калинковичах женщины движения отказались от пищи, руководство города связалось с Администрацией президента. Уже 2 мая активистов из Калинкович пригласили на приём к Наталье Кочановой".

Женщины прекратили голодовку 11 мая. Лариса Жигарь добавляет, что через голодовку удалось привлечь внимание иностранных дипломатов, но требования активисток не были выполнены.

Чтобы следить за главными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы ежедневно публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно здесь.