Вы здесь

Курейчик: "Считается, что идеология все оправдывает: не важно, что кино плохое"

Андрей Курейчик, "PARTY-zan фильм" которого с самого начала не пришелся по вкусу Минкульту, написал в Администрацию президента. В письме режиссер рассказывает, как министерство ставит палки в колеса свободным творцам, и объясняет, каким образом ошибочные ходы учреждения делают плохо государству.

 

Еврорадио: Недавно вы написали письмо в Администрацию президента. Что стало поводом для такого шага?

Андрей Курейчик: Причина проста. Мы целый год делали кино, выпустили его в прокат перед Новым годом, и оказалось, что единственные недовольные этим событием — наше родное Министерство культуры в лице директора департамента по кинематографии Ирины Беляковой, которая, фактически, сорвала вторую неделю проката в Минске. Мы потеряли из-за этого достаточно большую сумму денег. Поэтому я поставил вопрос: какой в ​​этом смысл, если белорусское кино — редкость в кинотеатрах, если невозможно оставить деньги зрителей в стране и направить их на дальнейшее развитие кинопроизводства. А вместо этого белорусское кино подвергается гонениям?!

Еврорадио: В интервью БелТА заместитель министра Ирина Дрига упоминает какие-то причины сексуального характера. Что конкретно зацепило чиновников?

Андрей Курейчик: Не хочу на эту тему спекулировать. Но знаю точно, что фильм успешно шел в прокате, его принимали зрители. Ирина Владимировна сказала, что кто-то ей жаловался, что в фильме появилась лишняя минута. На мой взгляд, она лукавит. Это была инициатива Минкульта, наехать на кинотеатры с целью остановить прокат фактически на неделю и вернуть на экраны старую, к сожалению, не очень технически совершенную версию фильма. Мы вынуждены пойти на это, так как в противном случае просто лишились бы проката.

Еврорадио: Представим худшее развитие событий: фильм передали в республиканскую экспертную комиссию по противодействию пропаганде порнографии, насилия и жестокости. Какие могут быть последствия?

Андрей Курейчик: Сядет большое количество народу, в том числе директоры кинотеатров, механики, которые нажимали кнопки. Не знаю. Это абсолютная чушь. У нас стояло высокое возрастное ограничение. Я думаю, что в фильме гораздо меньше мягко говоря эротики, чем в "50 оттенков серого", который шел на всех экранах Беларуси. Не о чем говорить. Это просто попытка затянуть решение вопроса. Нормальная бюрократическая практика.

Еврорадио: Есть свежие цифры? Сколько собрал "PARTY-zan фильм"?

Андрей Курейчик: К сожалению, мы потеряли, по нашим оценкам, 40 процентов сборов из-за этого инцидента. Тем не менее, мы уже обогнали цифры "Гаража". Нет у меня пока цифр из регионов, и по Минску финальные цифры не подбиты, но подозреваю, что это район двухсот с лишним старых миллионов... Ирина Владимировна привела к примеру цифры, как работает бизнес-индустрия в государственном кино: потратить 2,5 миллиона долларов и собрать 40 тысяч — для них это хорошо. Хотя если эти 40 тысяч долларов разделить на 43 тысячи зрителей, которых она привела, то получается, что билет стоит меньше доллара. Где вы видели такие цены?

Еврорадио: На нормальном рынке можно представить одну ситуацию, в которой может быть государственный заказ на кино: это когда оно несет в привлекательной игровой форме вечные ценности...

Андрей Курейчик: В общем единственное, на что у нас собирают налоги, это на культуру. Если они сделают фильм о Купале, Коласе, Богдановиче, Слуцком восстании, я готов за это платить налоги, чтобы мои дети узнали о нашей истории, о великих людях, получили высококультурный уровень. Или если это будет кино, сделанное действительно талантливым человеком, который представляет страну на фестивалях в международном контексте. Также готов на это сбрасываться. Сбрасываться на то, чтобы вот так вкладывали 2,5 миллиона долларов, а собирали 40 тысяч — ну зачем мне это делать? Лучше больницу построить! Не было бы Ирины Владимировны Дрига, не было бы последних фильмов "Мы, братья" и "С восьмым марта, мужчины", у страны осталось бы четыре миллиона долларов, которые можно было бы потратить более рационально! Зачем делать фильмы за миллионы? Это экономически никак не оправдано. Нужно просто адекватно оценивать ситуацию. А у нас почему-то считается что идеология все оправдывает: не важно, сколько денег потеряли, не важно, что кино плохое, не важно, что просто государство оказалось кинутым, не важно. Я знаю точно, что на фильме "Мы, братья" заработали все, кроме белорусского государства.

Чиновники должны понимать, что на маленьких рынках работает только малобюджетное кино, потому что это та ниша, которая позволяет быть оригинальным, близким и при этом находить неожиданные яркие ходы. Мне кажется, это путь Беларуси.

Еврорадио: Может ли Беларусь когда-нибудь стать рынком для производства кино с крупным бюджетом?

Андрей Курейчик: Легко. Вот приедет очередной раз к нам Депардье, Ван Дамм, покосят травы, и несколько миллионов им и выделят на съемки. Только таким образом. Потому что делать кино за много миллионов ради белорусов у нас как-то не принято. У нас все перед иностранцами стелются.