Вы здесь

Ковалкин: На "откаты" по госзакупкам ежегодно уходит 300 миллионов долларов

Фото со странице в Фейсбуке Владимира Ковалкина

Как проводятся тендеры по госзакупкам в Беларуси и насколько они прозрачны? Что такое "закрытые госзакупки" и почему в последние годы их стало так много? Насколько велика коррупция в системе госзакупок, сколько денег тратится на "откаты" и почему правоохранителям так сложно бороться с коррупционными схемами в этой системе? Об этом и многом другом в эфире Еврорадио отвечает руководитель проекта "Цена правительства", экономист Владимир Ковалкин.

 

Полностью беседу с Владимиром Ковалкиным можно послушать:

Цитаты из разговора:

В рейтинге прозрачности госзакупок среди шести стран Восточного партнёрства (Украина, Грузия, Молдова, Беларусь, Армения, Азербайджан) наша страна занимает четвёртое место. Хуже, чем у нас, ситуация с прозрачностью госзакупок только в Армении и Азербайджане.

Если в 2013 году закрытые госзакупки составляли 55%, то в 2014 году их число выросло до 68%. В то же время количество открытых тендеров сократилось с 19% до 7%. Это стало возможно после подписания 31 декабря 2013 года главой Беларуси указа №590, который позволил покупателям, в случае, если торги по открытой процедуре не дали результата, проводить процедуру закупки "из одного источника" ― у ранее полюбившегося поставщика. Без тендера.

Из-за того, что открытые тендеры не проводятся, информации о них нет, "новый" поставщик товаров и услуг просто о них не узнает. Единственная возможность войти на этот "рынок госзакупок" ― личные встречи и договорённости, которые очень часто завершаются "откатами".

Чем больше в стране закрытых процедур, чем меньше конкуренции при закупках ― тем больше коррупции во время таких закупок.

Начиная с 2015 года, статистика по количеству "закрытых" и "открытых" закупок перестала публиковаться. Это после того, как функция их подсчёта перешла от Белстата к Министерству антимонопольного регулирования и торговли.

Такой статистической информации сегодня нет не только у бизнеса или гражданского общества, но даже у МВД.

В любом тендере, где стоимость завышена хотя бы на 10% от рынка, имеет смысл подозревать коррупцию. Повсюду, где "процедура не состоялась из-за того, что был только один поставщик", но мы знаем, что этот сегмент рынка достаточно конкурентный ― имеет смысл подозревать коррупцию.

В странах с уровнем коррупции как в Беларуси коррупционные риски в проведении госзакупок эксперты оценивают приблизительно в 20% от сумм, потраченных на эти закупки. Из которых 10% идёт на "откаты" и взятки.

Вероятные потери белорусского бюджета из-за того, что госзакупки проводятся недостаточно прозрачно, оцениваются в 600-700 миллионов долларов в год. Из них от 300 до 400 миллионов теряется на том, что приобрели товар несоответствующего качества либо неправильный. Остальные около 300 миллионов долларов ― это, по сути, сумма "откатов" в этой области. В год, я напомню.

Сумма ежегодных "откатов" близка к суммам, которые государство тратит на пенсии или на зарплаты бюджетникам.

Повышение уровня прозрачности в системе госзакупок, отказ от проведения "закрытых" тендеров позволит сократить коррупционные риски и потери как минимум на половину. Но мало кто из чиновников в этом заинтересован.

Главное

Выбор редакции

Обложка книги Сергея Шапрана "Белорусский исторический анекдот"
Фото Натальи и Дарьи Ковальчук из Бреста. Вместе с Фондом "Шанс" государство оплатило операцию Даши в Дании.