Вы здесь

Камера как баня: Игорь Ильяш об условиях на Окрестина и встрече с Мартиновичем

Окрестина / Еврорадио

"Егор Мартинович говорил, что его били, когда везли в бусике в СК. Как он рассказывал, ему надели шлем и били через него, чтобы не было явных следов", — рассказывает в эфире Еврорадио после выхода на свободу политический обозреватель Игорь Ильяш.

Игоря задержали 16 июля. Через несколько дней стало известно, что он является фигурантом уголовного дела по статье 342 УК — "организация либо участие в действиях, нарушающих общественный порядок". Несмотря на такую серьёзную статью, через 10 дней Ильяш вышел с Окрестина на свободу.

Игорь рассказал Еврорадио о своём задержании, на удивление хорошем отношении к нему некоторых сотрудников ГУБОПиК и встрече с политзаключёнными на Окрестина.

Игорь Ильяш / Еврорадио

Силовик принёс кусочек пирога
 

По сравнению с тем, как обычно ведёт себя ГУБОПиК с задержанными, у меня был какой-то контраст. Они вели себя более-менее адекватно. Был только один неадекватный человек, который меня встречал в СК, матерился на меня, угрожал меня избить.

Но все остальные вели себя более-менее нормально, даже с каким-то проявлением человечности. Пришли ко мне в половине восьмого, я не успел на завтрак, не успевал на обед на Окрестина. И тогда один из сотрудников ГУБОПиК, который оформлял протокол, принёс мне какой-то кусочек пирога. Мол, "день рождения у коллеги, не успеваешь на обед, так поешь нормально".

Я не знаю, с чем это связано, но это очень контрастирует с тем, как описывают задержания все остальные. В камере тоже мне много говорили о насилии, избиениях, использовании электрошокера. Возможно, у меня просто случайная ситуация.

Условия ужасные
 

Сначала на несколько часов меня повели в маленькую камеру на два места, там были политические. Через несколько часов отвели на четвёртый этаж здания ИВС. Там уже попал в большую камеру на шесть человек, где все были политические. Вместе со мной был главред "Нашай Нівы" Егор Мартинович, правозащитник Андрей Полуда и ещё неизвестные широкой общественности люди.

Условия в камере были ужасные. Потому что зашёл я туда и почувствовал, будто зашёл в баню. Это была пятница, 16 июля, пик по жаре. Все сидели в трусах, потому что было очень жарко, невозможно было дышать. Очень тяжело было находиться там.

Естественно, никаких матрасов, подушек, вместо них использовали пластиковые бутылки с водой. Ночью горит свет. Бывали ночные поверки. Естественно, это тоже делается, чтобы мы не могли спать.

В принципе, спать на голых досках сложно для многих. Я скорее исключение, у меня очень нетребовательный сон. Я выспался там лучше, чем на свободе. Здесь очень тяжёлый график был, я много недосыпал. Оказалось, что на Окрестина выспался лучше, чем в квартире. Большинство, конечно, очень тяжело эти условия переживает. Там просто полный комплект условий, чтобы было находиться в них невыносимо.

Мартиновича избивали в бусике

Егор Мартинович / naviny.online

Егор Мартинович говорил, что против него при задержании применялось насилие. Когда в бусике его везли в СК, его били. Как он рассказывал, ему надели шлем и били через него, чтобы не было явных следов.

Он не рассказывал детали, но на тот момент, когда я его увидел (Егор сидел уже неделю), Егор выглядел хорошо, не жаловался на здоровье. Следов насилия не было. Чувствовал себя бодро.

Отношение "уголовников" к политическим
 

Те, кто связан со спецслужбами, с какой-то администрацией, относятся плохо. Те, кто нет, относятся к нам нормально, с пониманием и определённым уважением к выбору. Да, это не их история, но как-то так: "Нам не по пути, у вас свои мнения, ценности. Но между нами проблем не может быть".

Примерно то, что я вижу среди тех уголовников, с которыми я попадал в одну камеру. Я в них вижу больше понимания и человечности, чем у многих представителей режима.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.