Вы здесь

Как живут люди с пересаженным сердцем. Три истории из Беларуси и не только

Фото Еврорадио

Под конец сентября белорусские кардиохирурги впервые провели операцию по повторной пересадке сердца. Новостям об их успехах мы давно не удивляемся: трансплантации сердца в нашей стране делаются уже почти десять лет. За это время через РНПЦ "Кардиология" прошло более трёхсот пациентов.

Еврорадио нашло троих из них — счастливчиков, в чьей груди бьются новые сердца, и послушало истории их боли и надежды.

 

Александр Антонович, 30 лет, Пинск. С новым сердцем живёт 2,5 года

Когда Александру Антоновичу было 15 лет, в его жизни включился страшный обратный отсчёт. Сначала от болезни сердца умерла мать. Через пять лет не стало отца, причина та же. Потом отошли в лучший мир два старших брата.

Их болезнь в народе называли "бычье сердце", а в медицине она называется кардиомегалия. Суть в том, что сердце постепенно увеличивается в размерах, и в результате разрывается от давления.

В 25 лет у Александра появилась одышка. После УЗИ сердца оказалось, что у него та же болезнь, как у умерших близких. Парню сделали пластику клапана, но увеличение сердца продолжалась. Он не мог лежать — задыхался. Единственным выходом стала пересадка.

В декабре 2015 года Антоновича включили в лист ожидания. Так, донора для пересадки сердца иногда приходится ждать не один месяц, тем более с редкой, четвёртой группой крови! Но Александру повезло: уже 2 января 2016 года ему позвонили и сообщили, что предвидится донорское сердце. Ночью на 4 января в течение 12 часов ему делали трансплантацию. Оперировал кардиохирург Сергей Спиридонов.

"Знаю, что мой донор погиб в крупной аварии. Но кто это, мужчина или женщина, не уточнял, мне не интересно. О чём тут думать? Если человека уже не спасти, почему его органы не использовать для жизни другого?" — рассуждает Александр.

"Не изменился. Не замечаю, что что-то со мной не так"

"Сначала организм отторгал новое сердце. 12 дней я пролежал в реанимации. Не прослушивался сердечный ритм. Его восстановили, но на всякий случай поставили кардиостимулятор. Болели суставы, крутило ноги, колени.

Была депрессия — как вообще буду жить дальше? Раньше я был сильным... [Александр работал автослесарем на грузовом монтаже, занимался тяжёлой атлетикой. — Еврорадио], а здесь первые полгода нельзя контактировать с людьми, нужно ходить в маске... За мной ухаживала жена. Позже мы разошлись, но болезнь здесь ни при чём. Сейчас встречаюсь с Нелли. Она медик, и знает, что пересаженное сердце — это не страшно.

Работа с физическими нагрузками однозначно противопоказана, однако открыл ИП — сдаю квартиры на сутки, так как сидеть, сложа руки, не могу.

Два с половиной года прошло, я восстановился. Не изменился, таким же и остался. Не замечаю, что что-то со мной не так. Понимаю, что мне выпал шанс жить, и живу. Не знаю, сколько это продлится, но и любой человек со своим собственным сердцем не знает, сколько ему отпущено".

 

Зоя Саврицкая, 55 лет, Минск. С новым сердцем живёт 7,5 года

Фото из частного архива Зои Саврицкой

В 1986 году как медработник попала в Чернобыль. Через год обнаружили заболевание сердца — внутри росла опухоль. В 2011 году сердце остановилось.

"Дефибриллятор, который применяли раз 15, и сама болезнь выбили меня из нормальной жизни. Но я была очень спокойной. Когда мужу вечером позвонили, мол, привозите утром на трансплантацию, — он побледнел. А я легла спать, и заснула", — рассказывает Зоя.

 

"Родным давали 99,9%, что не выживу. Но мне повезло"

"После трансплантации (её делал профессор Юрий Островский), перенесла ещё пять операций. Только начну ходить операция. Моя грудная клетка открывалась несколько раз. 26 мая мне сделали первую операцию, 30 июня последнюю. Родственникам дали 99,9%, что не выживу. Но мне повезло. В середине августа [2011 года] перевели из реанимации в отделение.

Не чувствую, что у меня чужое сердце. Единственное, возможно, характер изменился стала более настойчивой. Но от нового ли сердца это? Больше склоняюсь к мысли, что это произошло из-за тех испытаний, которые перенесла.

Однажды было ощущение, когда руку на ногу положила, что мышца в ноге мужская. Это продолжалось несколько секунд и больше не повторялось. Я смотрела передачу, где показывали балерину, которая после пересадки стала ездить на мотоцикле и материться. Но в моём случае — была я и есть я.

Знаю, что моим донором был мужчина. Прихожу в церковь и ставлю свечку за того человека, чьё сердце бьется у меня в груди. Слышала истории, что люди слушали сердца своих родственников через фонендоскоп, но не представляю, как бы я к такому отнеслась... Поверьте, мужское сердце ничем не отличается от женского.

Своё собственное сердце видела в разрезе на фотоснимке. В нём огромная опухоль три на четыре сантиметра. Говорят, как я вообще с ним жила? Жила и жила, и так 24 года!

Раньше я вязала, а теперь выращиваю цветы. Если ноги не болят — берём с мужем палки и идём скандинавской ходьбой... У меня ая ничем не примечательная жизнь. Но главное, что жизнь. Я не задумываюсь, когда моё сердце остановится. В кармане всегда лежит эпикриз, где написано, что я после пересадки".

"Таблетница", которую всегда носит с собой Зоя Саврицкая. Она должна принимать лекарства строго по графику.

"Мы же подопытные кролики. Я живу, и живу. Но какой это опыт для врачей!"

"Сейчас больше беспокоит нога. А сердце... Стучит, и стучит. Слава богу. Недавно сделали УЗИ и кардиограмму. Есть вопросы и по этому сердцу. Но можно жить. С возрастом у любого человека возникают проблемы с сердцем. Хотя моё сердце и пересажено, но оно такое же, как и любое другое. Впрочем, делают и повторные пересадки. Поэтому есть надежда, если что.

Мы же подопытные кролики. Я живу, и живу. Но какой это опыт для врачей! Медицина развивается, статистика ведётся. Сегодня на мне попытались что-то сделать, значит, завтра это ещё кому-то поможет".

 

Гиорги Саркисови, 34 года, Тбилиси. С новым сердцем живёт четыре года

У Гиорги была девушка, которая работала в грузинском парламенте. Когда она узнала о его болезни, сразу начала собирать деньги на операцию, хотя мужчина был против.

Люди перечислили 65 тысяч долларов, ещё 70 тысяч дало государство. Когда Гиорги приехал в Минск на пересадку, его сердце работало только на семь процентов.

 

Донором стал байкер, который разбился на мотоцикле в свой день рождения

"Ему было 38 лет. Предлагали показать его фото — отказался, потом всю жизнь будет сниться. Раньше я очень любил мотоциклы, но простудился однажды, и перестал ездить...

После операции вернулся домой, смотрел на себя со стороны, и мне казалось, что это не я. У меня стал другой характер. Друзья тоже об этом говорят. Не знаю, от сердца это, или от лекарств, но что-то есть.

Георгий с Кэти — год назад 13-летней грузинке также пересадили сердце в Беларуси

В каждой грузинской клинике есть мой номер телефона. Я опекаю грузин, которым необходима пересадка сердца. В каждой клинике есть мой номер телефона, его дают всем, кто нуждается в трансплантации. Я отправляю анализы в Минск, общаюсь с врачами. Делаю это бесплатно. Мне самому помогли люди. Как я могу брать сейчас деньги с тех же людей?

У меня в Грузии есть дом. Собираюсь его продать и приобрести жильё в Минске. Мне здесь очень нравится. Я не знаю, когда будет следующая пересадка сердца. Гарантия на сердце — до 25 лет. Поэтому хочу получить здесь вид на жительство и бесплатно сделать следующую пересадку. Я всегда смотрю вперёд. Буду жить месяц в Грузии — есть хинкали, месяц в Беларуси — есть драники.

 

Иногда мужчине пересаживают женское сердце, и наоборот

В РНПЦ "Кардиология" операции по трансплантации сердца — обычное явление. Пересадки могут делаться нескольким пациентам одновременно.

"Не так давно, например, было такое. Женщина получила новое мужское сердце, а мужчина — женское, — рассказывает кардиохирург Сергей Спиридонов. — Но в его случае врачи пошли на риск: реципиенту оставалось жить не долго, он имел большую массу тела и редкую третью группу крови. Дождаться донора, который подходит — нереально. Поэтому специалисты сделали разногруппную трансплантацию: донором стала женщина с первой группой крови и меньшей массой тела. Операция прошла успешно, однако путь к выздоровлению у такого больного долгий и сложный".

При пересадке сердца врачи не стремятся специально делать разнополую пересадку. Женщины как правило весят меньше, чем мужчины. Есть высокая вероятность того, что женское сердце не перекачает объём крови при большой массе тела мужчины. А вот мужское сердце пересаживать женщине — надёжный вариант.

В лист ожидания больной попадает только в случае, если прогнозируемая продолжительность жизни — год-полтора. Как только появляется донор, который подходит, в идеале, у него должна быть такая же группа крови, масса тела, пол, как у реципиента, сердца, не старше 50 лет, и иммунологическая совместимость с больным, —делается операция по трансплантации.

Донор — это пациент, у которого погибла кора головного мозга. Его жизненные функции поддерживаются с помощью ИВЛ и через введение кардиотонических препаратов. Этот процесс называется кондиционирование донора.

Все реципиенты, когда находятся на обследовании, сдают анализы, которые находятся в специальной базе данных. После того, как донор подобран, проводится кросс-матч-тест на иммунную совместимость. Если конфликта нет, проходит операция по трансплантации.

Если человек не хочет быть донором, он регистрируется в базе данных. В РНПЦ "Кардиология" сверяют данные потенциального донора с базой данных, и выясняют, писал ли такой человек заявление об отказе. Если нет, начинается процесс кондиционирования.

 

Иногда пациенты бросаются во все тяжкие

Не все больные, которые стоят в листе ожидания, готовы использовать второй шанс на жизнь. Есть те, кто паникует и просит подождать. Некоторые во время ожидания подхватывают инфекцию — это может быть обычная ОРВИ, но при ней операция противопоказана.

В первый год после операции реципиенты должны строго соблюдать рекомендации кардиологов, избегать людных мест, ходить в маске, принимать иммуносупрессивные препараты, которые выдаются бесплатно и препятствуют отторжению организмом нового сердца. Однако иногда пациенты так рады выздоровлению, что бросаются во все тяжкие, забывая о советах врачей.

"У меня был 55-летний пациент, качество жизни которого после операции очень улучшилось. Он сразу начал ходить в баню, посещать друзей, выпивать. Вот так бегал, а потом мне позвонили из районной больницы, что есть у них такой больной. К сожалению, он на следующий день скончался. Потому что, если человек находится на иммуносупрессии и в организм попадает вирулентная инфекция, он буквально сгорает", — рассказывает Сергей Спиридонов.

У учёных нет данных, что новое сердце влияет на характер реципиентов. Человека, уверен Спиридонов, изменяют прежде всего обстоятельства:

"Естественно, что психология пациентов, прошедших трансплантацию, меняется. Одно дело, когда человек не выходил из дома и качество его жизни было практически на нуле, он не мог себя обслуживать, у него была постоянная одышка, и человек понимал, что его конец близок. Другое — когда после пересадки он сразу же начинает себя чувствовать лучше. Разумеется, мироощущение становится другим. Если человек с интеллектом, если он понимает ценность своей жизни, он меняет и своё отношение к жизни. Он начинает осознавать, что жизнь — это главная ценность".

 

Беларусь занимает 24-е место в мире по количеству трансплантаций

Наша страна опережает Великобританию, Канаду, Австралию. В 2017 году специалисты трансплантировали 39 сердец. Преимущество в очереди на новое сердце отдаётся белорусам: иностранцам было сделано лишь 11 операций.

На диспансерном учёте весной 2017 года находился 167 белорусов, прошедших трансплантацию сердца. Из них — всего 19 женщин и 148 мужчин. Среди них есть те, кто живёт с новым сердцем и по семь, и по восемь лет.

Знаменитый американский миллиардер Дэвид Рокфеллер перенёс семь пересадок сердца. Теперь и белорусские кардиохирурги имеют опыт ретрансплантации: постепенно питание трансплантированного сердца ухудшается, и рано или поздно такие пациенты требуют новой пересадки. В любом случае, считает Сергей Спиридонов, с каждым годом качество жизни реципиентов улучшается, так как медицина идёт вперед.