Вы здесь

"Мы не уборщики". Как милиция реагирует на рекламу наркотиков в подъездах

Фото из открытых источников

На днях преподаватель БГУ Алексей Стрельников нашёл в подъезде дома, где живёт, необычную надпись: "Пули! Ядро! Порох! Сладкие цены". И ссылки на два телеграм-канала. Алексей догадался, что это — реклама наркотиков.

Что делать в такой ситуации? Очевидно, торговцы запрещенными веществами могли обойти несколько подъездов, оставить граффити со своими контактами на детских площадках и в других местах. Самому убрать их все невозможно.

В "Фейсбуке" Алексею сразу посоветовали звонить в милицию. Но кто-то из комментаторов сразу же написал, что оказывался в такой ситуации, и правоохранители не помогли. Еврорадио решило проверить, как милиция защищает нас от наркотической угрозы, и само позвонило по короткому номеру 102.

Но перед тем мы пошли по указанным в объявлении каналам, чтобы узнать, что рекламируют торговцы.

Реклама наркотического магазина на стенке лифта.

Перейдя по нескольким ссылкам, можно найти чат. Там люди с анонимных аккаунтов обсуждают различные типы наркотиков и цены на них.

 

"Порох" — это амфетамин или подобные "соли". То есть все сыпучие вещества.
"Пули" — спайсы и всё подобное. Короче говоря, ингаляторы. То есть то, что дымится.
"Ядра" — наркотики в виде кристаллов. Достаточно большое количество веществ может принадлежать к этой категории.

 

Решаем, что всё это нехорошо. Тем более, что эту "рекламу", написанную чёрным маркером на стенке лифта, могут увидеть дети и подростки. Вряд ли кто-то бы хотел, чтобы его дети после таких объявлений попробовали смертельно опасные наркотики.

 

"А подскажите ваши данные?"

Звоним в милицию. После двух гудков оператор отвечает.

— Милиция. Чем помочь?

— Подскажите, в лифте увидел рекламу телеграмм-канала с наркотиками. Что делать?

— Какой адрес?

— ***.

— А что там написано?

(зачитываем)

— То есть там указаны адреса каналов в телеграме?

— Да

— То есть если пройти по этим ссылкам, то там предлагается приобрести наркотики?

— Да, там, насколько я понимаю, один какой-то общий чат, а второй — где можно непосредственно писать этим продавцам и барыгам. Что с этим вообще делать?

— А подскажите ваши данные.

— Это обязательно? Потому что не хотелось бы связываться с этой темой. Можно остаться анонимным?

— Да, конечно. Кстати, сегодня уже был вызов по этому же поводу. Возможно, какой-то ваш сосед. Милиция уже туда приезжала.

— То есть обращение уже было, и я не первый?

— Да.

— Так это как-то исправят? Будут разбираться?

— Конечно. Передадим информацию дежурным районного отдела. Сотрудники будут разбираться.

— А есть ли вообще какая-то вероятность, что этих людей найдут? Ведь сами понимаете, это же и дети могут увидеть. И как-то нехорошо это всё.

— Будут разбираться, будут искать виновных.

— Хорошо, спасибо вам.

— Всего хорошего.

Успокаиваемся и ждём реакции.

Кто уберёт преступные граффити?

Через несколько минут в редакции неожиданно раздаётся звонок из райотдела милиции. Спрашивают, что к чему. Говорят, что сотрудник уже там был сегодня, но на этот раз поедут уже сразу несколько. Единственное, что: замазывать этот текст они не собираются, так как "сотрудники милиции не уборщики, и ничего оттирать они не будут".

Вечером связываемся с одним из жильцов дома. Оказывается, милиционеры действительно приехали, сделали снимки и даже сняли отпечатки пальцев в лифте. Также опросили нескольких людей, а кого-то вызвали для дачи показаний.

Будет ли возбуждено уголовное дело, станет известно позже. Белорусское законодательство предусматривает за распространение наркотических веществ до 15 лет заключения, а за изготовление — до 25.

Однако, пока что реклама наркотиков так и остаётся в подъезде, несмотря на все следственные действия.