Кардиограмма

Последние обновления: 29/09/2016

Еженедельная программа о ситуации с правами человека в Беларуси.

нет программы
Премьера
Повтор
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
(Выберите день, чтобы проверить время и канал)

КАРДИОГРАММА 07.07.2016

07/07/2016 - 17:00

Олег Гулак: У нас скандалов по этому поводу нет, потому что никто об этом не знает

В программе "Кардиограмма" председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак обсудил новый отчет "Amnesty International", в котором сообщается, что в Беларуси спецслужбы используют мобильных операторов для неограниченной слежки за гражданами.

Фото: bel.biz

Еврорадио: Этот доклад говорит нам что-то новое о ситуации в Беларуси?

Олег Гулак: Он, безусловно, не открыл принципиально нового, так как система, которая там описана, работает уже давно. Эта проблема давно артикулировалась. Сложность в том, что если этот отчет изучать, то видно, что в основном там апеллируют к впечатлениям, комментариям экспертов, а не к судебной практике. Люди, прежде всего политически активные, говорят, что не чувствуют себя защищенными.

Еврорадио: Специалист по информационной безопасности Илья П. рассказал Еврорадио, что технически все мобильные операторы и интернет-провайдеры должны установить у себя специальный терминал под названием СОРМ — систему технических средств для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Фактически, этот терминал дает непрерывный доступ к любой информации на серверах провайдеров и мобильных операторов. Специалист объясняет, что через СОРМ информацию о пользователях сотрудники спецслужб могут брать непрерывно, в любом количестве и когда угодно. О самом факте получения информации провайдеры могут и не знать. Эта норма нарушает права человека?

Олег Гулак: Есть конституционное право человека на личную неприкосновенность. Это очень важная часть жизни, но с другой стороны, оно не абсолютно и может в определенных ситуациях ограничиваться ради национальной безопасности. Но когда мы пытаемся разобраться, как этот вопрос законодательно урегулирован, оказывается, что разобраться очень сложно. Во-первых, законодательство очень несистемное — и сам язык, которым это написано, очень неконкретный и позволяет манипулировать этими формулировками. Поэтому точный анализ сделать практически невозможно.

Еврорадио: По данным в интернете, СОРМ позволяет получать любую информацию, в том числе и читать сообщения. Имеют ли правоохранители доступ к нашим фотографиям на телефоне, сообщениям и сколько такая информация хранится?

Олег Гулак: Есть несколько законов. Если возьмем Закон "Об электросвязи", то есть Положение о порядке взаимодействия операторов с органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность, в соответствии с этим Положением, провайдеры и мобильные операторы должны сохранять только базы данных. Но если мы возьмем постановление, которое вступило в силу с начала года, о порядке формирования и хранения сведений об информационных ресурсах, которые посещают пользователи интернет-услуг, то оказывается, что в течение года операторы должны сохранять актуальные сведения об интернет-услугах, которыми пользовались абоненты. И это целый перечень, который достаточно неконкретный. Поэтому точно неизвестно, какая информация является доступной.

Еврорадио: Какие должны быть основания для того, чтобы получить эту информацию?

Олег Гулак: Есть Закон "Об оперативно-розыскной деятельности", который говорит, что если есть основания подозревать лицо в совершении преступления, то по санкции прокурора можно получить доступ к таким данным. Это общая информация.

Еврорадио: Но даже если у них есть просто подозрения, они могут воспользоваться возможностью получить такие сведения, а только потом проинформировать об этом прокурора.

Олег Гулак: Именно, это все менялось и расширялось. На уровне законодательства у нас несколько органов, которые могут инициировать оперативно-розыскную работу без санкции прокурора на срок до 90 дней. При таком количестве и таких основаниях это все очень опасно.

У нас скандалов по этому поводу нет, потому что никто об этом не знает

Еврорадио: Известны ли прецеденты, когда спецслужбы, используя эти данные, доводили дело до суда?

Олег Гулак: Да, это обычная практика правоохранительных органов. Большой вопрос в том, насколько наша правовая система может создавать барьеры для незаконных действий. Адвокаты лишены такой возможности, потому что им это запрещено. Мы не слышим жалоб от них, а если и слышим, то они боятся говорить публично.

Еврорадио: Но были открытые суды?

Олег Гулак: Такие процессы засекречены и проходят без присутствия общественности, наблюдателей, что серьезно ограничивает возможность получить информацию и понять, как это работает на практике. По тому, что нам известно, например, из дела Беляцкого, с этими доказательствами суды работают. Но публичных скандалов, как в других странах, нет, так как некому их выносить.

Еврорадио: Насчет дела Беляцкого и информации из его скайпа: этот пример свидетельствует о том, что наши правоохранители так легко получают такую ​​информацию, или все же это просто может быть неаккуратный подход к современным технологиям?

Олег Гулак: То, что граждане недостаточно бдительны и имеют недостаточную цифровую гигиену, — это одно. Но граждане не должны прятаться. Другой вопрос, какими процедурами должны руководствоваться государственные органы.

У нас был пункт в Законе "Об оперативно-розыскной деятельности": после окончания такой деятельности человек может ознакомиться с ее результатами. Но чтобы знать, что она закончилась, нужно знать, что она была.

Еврорадио: Может ли информация из частной переписки стать основанием для возбуждения уголовного дела?

Олег Гулак: Если спецслужбы получат информацию о действиях, подпадающих под состав преступления, это может стать поводом для того, чтобы обратить пристальное внимание и собрать доказательства, имеющие юридическую силу.

Еврорадио: В США после терактов также были приняты различные законы, вот наш закон и то, что происходит в США, — есть ли сходство?

Олег Гулак: В чем-то есть. Ведь сейчас и у нас, и в США, и в других странах есть технические средства, позволяющие контролировать граждан. Мы здесь не исключение. Логика борьбы с терроризмом и экстремизмом одинакова. Но вопрос в том, адекватны ли эти правовые меры и насколько они доступны гражданам в деле защиты своих прав. Те скандалы, которые мы слышали о США — об их тюрьмах, о прослушивании, — откуда они? В обществе есть независимые инструменты, позволяющие мониторинг таких вещей. У нас этих скандалов нет, так как нет механизмов. Скандалы — показатель того, что есть способы эту проблему найти и показать. Это тоже способ борьбы.