Вы здесь

"ИГИЛ уничтожает всех несогласных. Неважно, мусульманин ты или христианин"

Фото: Международного противоминного центра Вооруженных Сил России в освобожденном Алеппо

Жизнь семьи Талала Бильтой — иллюстрация скитаний и переселений уроженцев Кавказа, столетиями гонимых войнами из родных мест. В прошлом веке — в Турцию, Палестину, Сирию, а ныне уже из Сирии в Турцию и в Европу.

Лица сирийской войны в материале Кавказского Узла.

Талал Бильтой — сирийский чеченец из Дамаска. Его дед еще в начале ХХ-го века уехал из Чечни сперва в Турцию, а потом в Дамаск. Отец родился уже в Сирии. Мать — черкешенка, чья семья переселилась на Голанские высоты. После войны 1967-го года эта территория перешла под контроль Израиля, и семья черкесов была вынуждена снова переезжать — в Дамаск. Там и родился Талал. Русского языка он не знает.

Теперь Талал живет в городе Адана на юге Турции, куда переехал из-за войны два с половиной года назад. Сам будучи беженцем, он помогает беженцам-соотечественникам.

«Многие кавказские поселения в Сирии разрушены. Война повлияла на всех. Например, для моей мамы это уже третий переезд. Каждый имеет свое мнение относительно войны. Споры на эту тему возникают внутри кавказской общины. Некоторые просто разделены», — объясняет Талал.

До войны в Сирии Талал не знал, что такое бедность. Его отец занимался недвижимостью в Дамаске и хорошо обеспечивал семью. «В 2011, когда началась война, мне было 18 лет. Я планировал жениться. У меня был собственный дом, я хотел поступить в университет. Все складывалось очень хорошо», — вспоминает он

Когда военные действия начались в столице Сирии, ему пришлось уехать. В том числе чтобы не воевать в сирийской армии. Из Дамаска Талал выбирался через всю страну, включая Ракку, подконтрольную ИГИЛ.

«В автобус зашел мужчина с ножом и спросил, есть ли среди нас солдаты. Все молчали, — вспоминает свой путь чеченец. — Исламское государство уничтожает всех несогласных. Неважно, мусульманин ты или христианин. Или ты их поддерживаешь, или они тебя убивают».

Вспоминая руины Хомса, Талал говорит, что подобное он раньше видел разве что в голливудских фильмах.

«Поддерживая одну семью, мы смотрим, чего не хватает ее соседям. Если в семье есть больные дети, то нужно найти лекарство. Турецкое правительство бесплатно дает медикаменты всем сирийцам. Если нужен переводчик с турецкого, это тоже не проблема. Можно пойти в ООН, они его предоставят. Если нужна зимняя одежда, а здесь очень холодно зимой, то есть возможность её получить», — рассказывает Талал.

Иногда Талалу удается найти способ оплатить жилье беженцам, как, например, семье шестилетней Хебы. После года жизни в комнатке с жестяной крышей семья наконец-то живет в нормальной квартире на окраине Аданы.

Хеба перенесла 9 операций. Снаряд попал в ее комнату в Алеппо. Родители буквально вынесли ее из пламени. Отец девочки Мухаммед Саджир рассказал, что их дом находился в гражданском квартале, рядом не было военных объектов — только школа и рынок. Последние 2,5 года семья посвятила себя спасению Хебы. Они благодарят сирийских волонтеров, но сетуют, что, хоть лечение для сирийцев бесплатное, оно недостаточно качественное.

В этом году Хеба пошла в школу, но не смогла продолжать обучение — одноклассники смеялись над ее шрамами.

Талал с теплом и заботой рассказывает о людях, которым помогает. В деталях помнит историю каждого, с болью описывает страдания, которые пришлось пережить его соотечественникам: «Я видел маленького мальчика, который потерял всю семью. Когда увидел его, то подумал, как он похож на моего младшего брата. Последний раз я виделся с братьями три года назад и очень соскучился. В людях, которым помогаю, я вижу свою родню».

Семья Талала попыталась обустроиться в Турции, но родителям было сложно найти работу, поэтому, когда в их районе стало безопаснее, родители вернулись в Дамаск. Первое время они держались благодаря кавказской диаспоре в Адане. Даже уехав из Дамаска, выходцы из Кавказа, помогают друг другу.

«В Сирии мы потеряли все, а в Турции нам нечего терять. Мой же брат захотел поехать в Европу. Через Измир по морю добрался до Греции, откуда пешком до Германии, где и живет», — добавляет Талал. По словам Талала, старший брат заплатил контрабандистам семь или даже десять тысяч долларов, которые с трудом были заработаны в Турции. Некоторые беженцы, по его словам, платили и больше.

В 24 года Талал перестал мечтать. Он хотел бы увидеть родителей, но гораздо важнее ему просто знать, что семья в безопасности. И все же волонтеру очень сложно осознавать, что он может помогать другим, но мало что способен сделать для своих родных.

 

Автор: Наталья Гуменюк, Александр Назаров, специально для «Кавказского узла»

Новости других медиа
Загрузка...
Загрузка...
Loading...

Главное

Выбор редакции