Эксперт о выборах в Грузии: «Грядет неотвратимый кризис»

Сегодня, 8 октября, в Грузии проходят парламентские выборы. Политолог Гия Хухашвили в интервью «Громадскому на русском» рассказал о раскладе сил, настроениях избирателей и предвыборной войне компроматов.

Очень многие говорят о том, что прогнозы делать очень сложно, поскольку среди избирателей примерно 50% неопределившихся. Это действительно так?

— На самом деле у нас 40% населения определились с выбором. Остальные 60% — кто идет, кто не идет. Те люди, которые решили идти на выборы, также не знают, за кого голосовать. Таких у нас 30-40%. Вот такая у нас странная ситуация складывается.

— А среди тех, кто определился, на чьей стороне симпатии?

— С теми, кто определился, тоже весьма странная ситуация, потому что сейчас идут «военные действия» в том числе и между социологическими службами. То есть у нас абсолютный разнобой. К сожалению, и медиа разделились на два фронта. Они как бы лоббируют, мягко говоря, два полюса в нашей политике, и социологи тоже ведут такую войну. Они интегрировались под политические партии, и у нас сейчас такая социология: одна говорит, что две основные партии очень близко к друг другу идут, а другая — говорит, что власть намного опережает «националов. Так что разобраться в этом вопросе сложно.

— А что же может помочь разобраться, если даже социология включилась в эту «войну»?

— Это Грузия, тут ничего не поделаешь. У нас всегда так происходит. У каждого цикла свои странности. У этого цикла вот такая особенность, так что говорить об объективной картине очень сложно. Но основная проблема даже не в этом. Основная проблема в том, что эти 35-40% населения определившихся с тем, что они пойдут на выборы, — до сих пор не определились, за кого голосовать. В любом случае они будут решать, какую конфигурацию мы в итоге получим. Кто этот избиратель? Это люди, которые в свое время голосовали за «Национальное движение», но потом посчитали что оно их надежды не оправдало. Потом они голосовали за «Грузинскую мечту», но сейчас разочаровались и в этой партии и теперь ищут третий выбор. Исходя из того, что остальная политическая элита тоже не может дать достойного выбора, избиратели в растерянности. Куда они качнутся в итоге, сейчас сложно судить.

Какие шансы у других партий? Кого не стоит сбрасывать со счетов?

— Как показывают эти два социологических исследования, все остальные партии, кроме двух основных, балансируют четко на грани проходного барьера. Кто из них перескочит барьер, а кто нет – пока тоже нельзя сказать. И что самое главное,  грядет кризис, и это неотвратимый кризис. Почему? Потому что обе социологические службы решили проводить экзит-полы. С большой долей вероятности их результаты будут разными. Исходя из того, что у обеих партий довольно внушительный негативный рейтинг и у обеих есть своя социология,  возможна ситуация, когда одни граждане будут верить одним результатам, а другие – другим. В итоге мы получим огромную силу, заряженную для активных действий уже после выборов.

То есть, скорее всего, проигравший захочет оспаривать результаты, и на этом фоне возможны какие-то протесты? Этот кризис вы имеете в виду?

— Решить, кто будет проигравшим, тоже сложно, потому что экзит-полы дадут абсолютно разные предварительные результаты.  У нас привыкли руководствоваться после выборов именно результатами экзит-полов, а потому мы можем получить такую абсурдную ситуацию, когда две партии будут праздновать победу на выборах. Эту ситуацию осложняет, то, что в мажоритарном сегменте будет много вторых туров. Все согласны с тем, что ни одна из основных партий не сможет достичь отметки в 50%, а по мажоритарке это обязательно, потому будет очень много вторых туров, и формально объявить победу «Грузинской мечте», например, будет очень сложно. К этому добавляется то, что кризис будет не просто двуполярным —  к нему могут подключиться и другие партии, которые тоже могут опротестовать результаты выборов. То есть в итоге может получиться многополярный кризис. Нас ожидает «веселый» октябрь.

А сейчас на чем строится предвыборная тактика власти и оппозиции?

— К сожалению, только на негативе. На самом деле сейчас идет борьба за неопределившихся избирателей. А эти избиратели требуют от обеих сторон «позитива». То есть решения их проблем: безработицы, социальных рисков высоких, решения политических проблем. А партии занимаются только негативом. Они говорят: может быть, я не такой хороший, но есть и намного хуже меня. Кроме того, выливается очень много компромата, сплошные теории заговора.

По поводу компромата: сейчас же сразу по двум каналам идет фильм о Михаиле Саакашвили? И это тоже часть предвыборной “войны”?

— Да, этот фильм уже идет, и это не в пользу власти говорит. Пока что этот сериал не дал того эффекта, на который рассчитывали его создатели. И не только потому, что он показан перед выборами. Просто людям надоело, что все эти 4 года им говорят — «тот режим допускал преступления и злоупотреблял властью». Да, это действительно было. Но то, что на этом выезжают все четыре года, всем надоело. Потому-то такие моменты не очень эффективны.

То есть единственное, что сейчас понятно, это то, что ничего не понятно?

— Да. Это Грузия, и здесь это не странно. Для нас это вполне в порядке вещей.