Егоров: "До Беларуси доходит в лучшем случае 30% донорской помощи"

По подсчетам экспертов Центра европейской трансформации, с 2006 по 2011 год ЕС, США и другие страны мира выделили Беларуси около 700 миллионов долларов донорской помощи.





Еврорадио: Интересно, к какому заключению пришли, проанализировав все эти цифры, направления, проекты?..





Андрей Егоров: Роль гражданского общества не такая уж и значительная в реализации этих программ. И проблема заключается не в размерах помощи, которая идет на Беларусь, а в механизмах и средствах того, как она направляется — в тех каналах, через которые осуществляется эта помощь, и тех принципах, на которых она основывается.



Еврорадио: По вашим подсчетам с 2006 по 2011 год в Беларусь доноры направили 680,8 миллиона долларов. Сколько из них получили госструктуры, а сколько — гражданское общество?





Андрей Егоров: На гражданское общество идут малые проекты на мелком уровне. А государство получает большие институционные ресурсы, многомиллионные программы, которые дают ему значительное преимущество в использовании этих средств на те цели, которые выгодны для белорусского государства.





Еврорадио: А в цифрах: сколько за это время получило гражданское общество и сколько — государство?





Андрей Егоров: Непосредственно на гражданское общество, по разным подсчетам, была выделена где-то лишь 1/10 часть от всех денег. Тогда как на государственные и окологосударственные институты около 30 процентов этих денег пошло. А вот остальные деньги достаточно условно делятся между гражданским обществом и белорусским государством. Поскольку значительная часть этих денег (донорской помощи Беларуси. — прим. Еврорадио) оперируется международными институтами, идет на покрытие расходов самих стран и институтов в странах Европейского союза, оперирующих этими средствами для Беларуси. Поэтому здесь есть две проблемы. Первая: сколько денег выделяется гражданскому обществу, а сколько — государству? Вторая: сколько из этих денег получает Беларусь, а сколько находится в обороте самих механизмов, через которые осуществляется помощь? И в первом, и во втором случае ситуация не очень веселая как для гражданского общества, так и для Беларуси в целом.

Еврорадио: Что у вас во время этой работы с цифрами вызвало наибольшее удивление?





Андрей Егоров: Если смотреть на расходы стран на права человека, то видно значительное снижение в этом направлении после 2010 года. Часть этих средств перенаправлена на поддержку непосредственно демократических институтов. С прав человека деньги перенаправили на другие целевые аудитории. И это поразительный факт.





Еврорадио: Видно ли из документов, с которыми вы работали, насколько эффективно используются направленные в Беларусь деньги?





Андрей Егоров: Нет. Мы это не анализировали. Но если посмотреть на ситуацию с переменами в Беларуси за последнее десятилетие, то можно говорить, что та внешняя помощь, которая идет Беларуси, в смысле демократических трансформаций и развития гражданского общества — не эффективна.

Еврорадио: Деньги используются неэффективно или — не по назначению?





Андрей Егоров: Это означает, что система идущей помощи, она в значительной степени сама стимулирует неэффективность ее использования. К примеру, роль гражданского общества в определении тематических приоритетов, целей и порядка реализации проектов остается незначительной. А это означает, что сами белорусские агенты очень мало влияют на то, как, по каким принципам и на какие цели эта помощь будет использоваться. А это, в свою очередь, значительно снижает ее эффективность. И даже на международном уровне вопрос неэффективности этой помощи в целях развития очень остро ставится с 2005 года. Они пытаются ввести новые принципы, в которых роль гражданского общества повышается. Но пока эти принципы воплощают, они претерпевают значительные изменения.



Еврорадио: Могут ли аналитики из специальных структур из вашей работы узнать, кто и сколько из "пятой колонны" получает донорских денег?





Андрей Егоров: Нет, там все данные идут как статистические обобщения. На специальных сайтах можно просмотреть названия и программ, и проектов, суммы, которые на них расходуются, но увидеть там белорусских участников этих программ, если они не хотят быть увиденными, не получится.





Еврорадио: Сколько донорских денег доходит до Беларуси после того, как попадают в руки различных европейских посредников?





Андрей Егоров: Дело в том, что схемы, по которым идут деньги в Беларусь, не прозрачны. Из-за ситуации правовой и ограничения использования международной технической помощи в Беларуси. Например, используется партнерская схема — когда в партнерстве с белорусской организацией действует европейская организация гражданского общества. Однако де-факто эти деньги оказываются в Беларуси, перемещаясь непрозрачным путем. Это достаточно известные вещи, и сидящий в тюрьме Беляцкий — свидетельство абсурдности ситуации с международной помощью. Но это те условия законодательства, которые установлены белорусским режимом для того, чтобы пресечь поступление всех возможных ресурсов на поддержку гражданского общества.



 

Еврорадио: Большая ли часть донорских денег не пересекает белорусскую границу?





Андрей Егоров: Очень значительная часть денег не пересекает белорусскую границу и вообще не попадает в Беларусь. До Беларуси в лучшем случае 30% ресурсов доходит, которые непосредственно в нашей стране используются. И в этом вина не только плохих посредников или гражданского общества, которое стремится вывозить эти деньги из страны, но тех условий, которые создаются в стране для использования зарубежной помощи. По нашим законам, это все по большей части нелегально.





Еврорадио: А разнообразные семинары для белорусов за границей, которые организовывают зарубежные организации, финансируются также из "белорусских денег" и учтены в вашей работе?





Андрей Егоров: Да. И эти деньги все равно будут в отчете той страны, которая первая выделила их кому-то. А вот кому она их выделила — публичному институту вроде своего МИД или какой-нибудь другой публичной организации или агентству, работающему "под правительством", или это международный институт вроде ООН, или университет или организация гражданского общества — не существенно. Дальше эти организации в рамках целевого назначения этих денег могут использовать их на организацию семинаров, образование и так далее.





Еврорадио: Проанализировав суммы финансирования и те программы, на которые они расходуются, вы можете согласиться с главой Беларуси в том, что оппозиция получает от Запада сумасшедшее финансирование?





Андрей Егоров: Этого сказать однозначно нельзя. Можно сказать, что самым крупным грантополучателем является белорусское государство и различные его институты, а не гражданское общество. Точнее, это — белорусское государство и международные посредники. Вот они получают значительную часть денег. А вот оппозиция и гражданское общество получают явно меньшую часть ресурсов.





Еврорадио: В таком случае удивляет нежелание властей участвовать в проектах программы "Восточное партнерство" — это принесло бы стране дополнительные деньги...



Андрей Егоров: Логика государства в том, чтобы ограничить всяческие ресурсы, которые могут пойти на развитие гражданского общества. Мы знаем, что публичные институты значительно менее эффективны в использовании этой помощи, в отличие от институтов частных и гражданского общества. А допустить хоть какое-то развитие альтернативных государственным институтам агентов в современной Беларуси представляется белорусскому режиму очень опасным. Поэтому режим стремится не получить больше выгод для государства, для нации, для Беларуси и для себя непосредственно, сколько — не допустить всяческими мерами развития альтернативных политических сил, общественно-политических субъектов. С которыми потом, по мнению государства, надо будет вступать в какой-то диалог. А этого режим опасается больше всего.



Еврорадио: С ваших слов получается, что, если завтра доноры откажутся от финансирования программ и проектов в Беларуси, то больше, в финансовом смысле, потеряет государство, чем гражданское общество?



 

Андрей Егоров: Если речь идет о деньгах в абсолютных цифрах, то да — больше потеряет от такого шага государство. Но и для гражданского общества это будет иметь очень плохие последствия — из-за того, что для него нет возможности опираться на какие-то внутренние ресурсы. Но в наибольшей степени такая ситуация будет плохой для Беларуси в целом. Ведь те деньги, которые направляются в Беларусь, — это не кредиты! Их потом не надо будет возвращаться с процентами. Они ведь позволяют реализовывать инновационные проекты, искать новые стратегии развития, устранять недостатки в тех сферах, на которые у государства не хватает денег.



 

Еврорадио: Что можете сказать насчет того, как менялась донорская помощь Беларуси в 2012 году?





Андрей Егоров: Мне кажется, что основные тренды сохранятся: уменьшение участия в программах публичных институтов и государства и увеличение расходов на гражданское общество.