Для чиновников "расширят" декларации о доходах, но мы их не увидим

Представлял "коррупционный" законопроект парламентариям генпрокурор Александр Конюк. Доклад длился около 25 минут. Правда, сам генпрокурор по просьбе журналистов определил самое главное в этом законопроекте двумя предложениями:

"Мы будем ставить вопрос о том, чтобы чиновник, который необоснованно получил имущество, вернул его. А если он не сделает этого самостоятельно, мы будем требовать этого от него в судебном порядке — это, видимо, самое главное, такого у нас еще не было".

Что предлагается для этого сделать? По словам Александра Конюка, расширяется перечень сведений, которые должностные лица должны указывать в декларации. После вступления закона "О борьбе с коррупцией" в силу чиновники и их близкие родственники должны будут вносить в декларацию о доходах не только имущество, но и машины, художественные и ювелирные изделия, которые были в их собственности. Правда, предложение делать информацию о доходах чиновников доступной для общественности, как это есть в других странах, разработчики законопроекта отвергли. Почему, интересуются журналисты у генпрокурора.

Александр Конюк: "А для чего это делать? Удовлетворить мещанское любопытство к тому, у кого что есть? А зачем это? С другой стороны, это не совсем корректно: чиновника же иногда назначает президент или другие высокие должностные лица... С другой стороны — это криминальный риск. Я вам могу много таких примеров привести, когда знают конкретно, у кого сколько денег и к чему это приводит. Это наводка — зачем это делать?!"

 
 
Что касается опыта других стран, то, парирует генпрокурор, "в других странах и однополые браки оформляют — зачем нам слепо за ними идти?"

Вообще Александр Конюк неоднократно заставлял журналистов улыбаться. К примеру, чего стоит его фраза: "Надо по этому вопросу посоветоваться с юристами — у них же все не как у людей". Или вот еще: генпрокурор объясняет, почему решил подробнее остановиться на вопросах "ограничений по совместной службе в госорганах":

"Предлагается распространить эти ограничения на пост руководителя государственной организации, отдельного подразделения и уточнить перечень близких родственников и родственников, которым запрещается совместная работа... Я почему обращаю на это особое внимание? Потому что знаю из оперативных источников, что эти вопросы волнуют депутатов".

Или такая фраза: "Взял, к примеру, 100 тысяч долларов взятки — верни 1 миллион, и все будет в порядке". А что значит "все будет в порядке", уточняю у генпрокурора. И будет ли "все в порядке" у медика, который, взяв взятку в виде 1 бутылки коньяка, вернет 10 бутылок?

Александр Конюк: "Да вы можете свести к уровню плинтуса любую тему! Поэтому я не буду комментировать то, что вы сейчас сказали. 10 бутылок коньяка или чего он там! Имеется в виду, что компенсирует в полной мере нанесенный ущерб. А полная компенсация ущерба — один из элементов, который позволяет не назначать человеку больше половины срока, предусмотренного статьей. Это что — мало? Представьте: мог получить 10 лет, а получит 5 максимум".

И хотя один из депутатов сказала о законопроекте: "Хороший, закон, продуманный — первый такой за последнее время", вопросов у парламентариев накопилось много. Отвечать Александру Конюку пришлось дольше, чем с докладом выступать. Даже возникали серьезные споры между депутатами и генпрокурором.

 
 
Депутат из Дзержинска Владислав Цидик интересуется: будут ли наказывать сотрудников правоохранительных органов, которые склоняют чиновника к получению взятки? Генпрокурор доказывает депутату, что все это учтено в других законодательных актах. Тот не соглашается... Кончился спор словами депутата: "Спасибо, не хочу продолжать дискуссию".

Другие депутаты пытались выяснить: смогут ли в одной больнице работать супруги на должностях главного врача и его заместителя? Попадают ли они под "ограничения по совместной работе в госорганах"? По итогу решили поработать над соответствующей статьей внимательнее ко второму чтению.

Короче, законопроект приняли абсолютным большинством. Видимо, сейчас мы коррупцию точно победим?

Александр Конюк: "Мы десятилетия боремся с этой коррупцией и будем бороться — сколько нам будет суждено. Это непрерывный, перманентный процесс..."

 
Фото: Змитера Лукашука