Вы здесь

Дело "Регнумовцев". Приговор вынесен, вопросы остались

Фото: Еврорадио

2 февраля в Минском городском суде был оглашён приговор по делу авторов российского сайта "Регнум". Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин получили по пять лет лишения свободы с отсрочкой на три года. Их признали виновными в совершении умышленных действий, направленных на разжигание национальной вражды группой лиц.

Своей неоднозначностью это дело вызвало резонанс в соцсетях и профессионального сообщества. С одной стороны, обвиняемые были апологетами "русского мира", с другой стороны, это попытка властей контролировать СМИ, нападение на "свободу слова" и неприятный прецедент, опасный для независимых публицистов, которые критикуют власть.

Кто такие, эти "регнумовцы"?

Брестский охранник Дмитрий Алимкин, доцент БГУИР Юрий Павловец и главный редактор журнала "Новая экономика" Сергей Шиптенко. Все были задержаны в Беларуси в декабре 2016 года. Суд начался в конце 2017 года.

Они писали статьи для "Регнума" под псевдонимами, критиковали власть и разоблачали "националистов".

Что важно понимать — это люди, которых мало что объединяет, кроме симпатий к "русскому миру", то, что они писали для "Регнум", и года в СИЗО.

В чём их обвиняли? На основании чего?

Основанием для того, чтобы возбудить дела стало обращение Министерства информации о том, что республиканская экспертная комиссия усмотрела в их действиях признаки преступления.

Обвиняли в разжигании расовой, национальной и религиозной вражды, статья 130 часть 3 УК РБ. Согласно этой статье, предусматривается только лишение свободы на срок от пяти до двенадцати лет. Также Павловца и Шиптенко обвиняли в незаконной предпринимательской деятельности.

Прокурор зачитывал обвинение почти четыре часа. Также, после споров в суде, он предложил снять обвинения с Шиптенко и Павловца в незаконной предпринимательской деятельности. Поводом стало то, что они получали гонорары за свои тексты.

Анализ текстов проводил Государственный комитет судебных экспертиз. Их тексты, по мнению экспертов, могли стать причиной разжигания национальной розни. Однако экспертиза не была нигде опубликована, а цитаты из неё, которые были использованы в обвинении, вызывают много вопросов.

Что не так с обвинением?

Экспертиза полна субъективных выводов и домыслов. Например, что эти тексты могут вызвать у россиян возмущение действиями белорусских властей, что авторы планировали навредить отношениям Беларуси и России, что их статьи — это не просто мнение, а внушение и манипуляция. Стоит отдельно отметить ту часть экспертизы, где говорится о наличии в текстах иронии и сарказма. На основании такой экспертизы можно обвинить почти любого публициста, который критикует власть.

Юрист БАЖ Олег Агеев убеждён, что в Беларуси нет методологии проведения подобных экспертиз. В суде эксперты признаются, что белорусских методичек, чтобы определять разжигание вражды, не существует, и они пользовались российскими. Кроме этого, юрист считает, что в данном случае лингвистической и психологической экспертизы недостаточно. Эксперт-лингвист не владеет нужными знаниями политолога и историка.

Между текстами, которые озвучивал прокурор в обвинении, и опубликованными на сайтах, есть несовпадения. По мнению юриста, это могло произойти из-за того, что эксперты использовали для анализа тексты, которые были изъяты у обвиняемых, а неточности в фразах могут быть следствием редактуры.

Смущало и то, что Алимкина, Павловца и Шиптенко обвиняли в сговоре с группой лиц через связующее звено, и этот момент вызывает много вопросов: они между собой даже не были знакомы. Этот процесс выглядит так же, как если бы трёх разных людей, которые украли помидоры в разных городах Беларуси, судили бы вместе в Минске на основании того, что они украли помидоры.