Вы здесь

Четыре истории женщин, не побоявшихся выйти с протестом в центр Минска

На фото: В первом ряду слева направо Любовь Санкович, Тамара Сергей, Валентина Коваленко, Тамара Федорович. Во втором ряду — Тамара Гриневич с матерью.

16 августа на площади Свободы в центре Минска шесть женщин проводят пикет против беззакония в белорусских судах. Они держат транспарант с надписью "Председателя Верховного суда Республики Беларусь Валентина Сукало — в отставку!". По словам участницы пикета, юриста Тамары Сергей, они подавали заявку в Мингорисполком на разрешение акции, но ответа так и не получили. 16 августа представительницы гражданской инициативы "Против беззакония в судах и прокуратуре" выбрали для акции не случайно, ведь именно в этот день председателю Верховного суда Валентину Сукало исполнилось 75 лет, а в январе — 20 лет его пребывания в должности.

"Мы считаем, что руководитель государства не заинтересован в том, чтобы в судах творилось такое беззаконие по обычным делам, которые абсолютно не связаны ни с властью, ни с политикой, — говорит Тамара Сергей. — А Валентин Сукало имеет право и обязан исправлять ошибки, а иногда и преступления, которые совершают судьи. Но почему-то он этого не делает".

Гражданская инициатива "Против беззакония в судах и прокуратуре" убеждена, что в создании существующей судебной системы, виноват именно господин Сукало. Именно председатель Верховного суда предлагает кандидатуры судей Александру Лукашенко.

Представительницы гражданской инициативы не раз были на приемах у разных высоких чиновников, писали обращения, жалобы, но постоянно получают отписки, ответы не по существу.

Пикет длился около 30 минут, после чего женщины занесли в Администрацию президента коллективное обращение с требованием остановить беззаконие в судах и отправить в отставку Валентина Сукало. Правда, Тамара Сергей убеждена, что это обращение Александр Лукашенко не увидит:

"Нас приняли, выслушали, но так и не смогли дать конкретный ответ на вопрос, каким образом это обращение попадет на стол Александра Лукашенко, к которому мы и обращаемся. Максимум, что нам посчитали возможным сказать, — что он будет рассмотрен руководителем Главного управления по обращениям граждан и юридических лиц Григорием Ивановичем Шлыком. Он и примет решение, передавать ли наше обращение дальше".

Между прочим, это уже 44-е обращение гражданской инициативы "Против беззакония в судах и прокуратуре" к руководителю государства. И только один раз, считают женщины, их услышал Александр Лукашенко.

"В декабре 2010 года, накануне четвертого Всебелорусского народного собрания, мы также вышли на площадь Свободы и пикетировали, — вспоминает Тамара Сергей. — После чего несколько часов пытались прорваться во Дворец Республики, где должно было состояться собрание. Мы встретились с Владимиром Макеем, который тогда руководил Администрацией президента, договорились о встрече, и он действительно нас принял через несколько дней, и мы обратились с просьбой создать группу по изучению проблемы "отписок". А в своем заключительном слове на Всебелорусском собрании Александр Лукашенко говорил про наш пикет и давал указания и председателю администрации, и генеральному прокурору рассмотреть наши дела".

Тогда после нескольких пересмотров судебных дел было выпущено из колоний десять человек, шесть из которых были даже реабилитированы.

Валентина Михайловна Коваленко

Ее единственный сын Игорь был осужден на 18 лет по части 2 статьи 139 Уголовного кодекса за убийство. Генеральная прокуратура Беларуси вынесла протест по этому делу, но оно так и не было пересмотрено, а протест был отклонен президиумом Верховного суда. Юрист Тамара Сергей убеждена, что дело сфабриковано. Косвенно на это указывает то, что отца Игоря Александра, который попытался защитить сына, в 2007 году осуждили за распространение наркотиков. Он провел в колонии более 3 лет, после чего был реабилитирован.

"В результате ему вынесли оправдательный приговор, так как дело было сфабриковано теми же людьми, которые ему угрожали, — говорит Тамара Сергей. — Его предупреждали, чтобы он остановился и не поднимал дело своего сына. Тем не менее Игорь до сих пор находится в колонии — уже 13 лет. Теперь он подходит по всем критериям и имеет право на условно-досрочное освобождение, но его не отпускают, и я считаю, что это тоже своеобразная месть".

 

Любовь Михайловна Санкевич

В 2001 году ее уволили с Бобруйского завода тракторных деталей и агрегатов, где она работала бухгалтером. Она на заводе подсчитывала себестоимость продукции и заметила, что в эту себестоимость включаются параметры, которые не должны включаться. То есть необоснованно завышается себестоимость продукции. Когда она пошла с этой проблемой к руководству, а затем и дальше, ее уволили по статье. При том, что до этой ситуации у нее на заводе были исключительно благодарности. Она прошла все стадии судебной и прокурорской защиты. Несмотря на то, что прокуратура вынесла три протеста, в том числе два протеста Генеральной прокуратуре. Но суд их отклонил. Сейчас Любовь Михайловна на пенсии, но продолжает отстаивать свои права и хочет убрать статью из трудовой книжки. Из-за ее активности ей добавились четыре административных протокола. Например, один из штрафов ей присудили за активное участие в митинге 25 марта на площади Независимости в Минске, но в этот день там не проходило никаких акций.

 

Тамара Николаевна Федорович

Ее единственный сын отбывает наказание по части 3 статьи 328 Уголовного кодекса "Незаконный оборот наркотических средств". Ему присудили 9 лет, а находится он в колонии уже более 6 лет. Он не признал свою вину, даже не подписал соглашение о законопослушном поведении, соответственно, не имеет права на досрочное освобождение. За эти годы он подал более 30 надзорных жалоб. Чтобы оплачивать эти жалобы, Тамара Николаевна, которой сейчас 78 лет, вынуждена собирать бутылки и сдавать. Но эти жалобы остаются без фактического ответа, на них приходят "отписки". Тамара Сергей убеждена, что ни одного доказательства того, что он собирался распространять наркотики, нет. Сын Тамары Николаевны — наркоман, более 20 лет стоит на учете в наркологическом диспансере. Осенью он накопил 1,5 килограмма маковой соломки для собственного употребления.

"Согласно постановлению пленума Верховного суда по этому вопросу, указано, что такой большой объем маковой соломки может свидетельствовать о намерении человека распространять наркотик, — говорит юрист. — То есть там стоит предположение "может свидетельствовать". Основываясь на этом предположении, его осудили на 9 лет".

 

Тамара Владимировна Гриневич

Стала инвалидом после дорожно-транспортного происшествия. Подполковник запаса сбил ее на нерегулируемом пешеходном переходе. Врачи сказали, что она чудом осталась жива. Но несколько лет адвокаты не могли добиться даже возбуждения уголовного дела против этого подполковника. До аварии Тамара Владимировна работала на Минскводоканале, теперь она теряет зрение и ей сложно передвигаться без поддержки (на акцию она пришла в сопровождении матери). Два года назад ей присудили компенсацию в 1500 деноминированных рублей, на которые просто невозможно решить даже вопрос ухудшения здоровья.