Без намёков. Как национализация разрушила национальную экономику

Это экскурс в мировую историю — все параллели с современной Беларусью случайны / коллаж Влада Рубанова

Национализировал предприятия, чтобы спасти экономику страны, но что-то пошло не так.

Еврорадио в рубрике "Без намёков" вспоминает, как политика Уго Чавеса привела Венесуэлу к экономическому коллапсу. Это экскурс в мировую историю — все параллели с современной Беларусью и её союзниками случайны.

Настоящий полковник и его национализация

В 1998 году харизматичный полковник в отставке Уго Чавес выигрывает президентские выборы в Венесуэле. Своим успехом он в первую очередь был обязан малоимущим слоям населения, к которым Чавес целенаправленно обращался во время избирательной кампании и которых склонил к своему видению социалистического будущего страны.

Как только он приходит к власти, то сразу национализирует важнейшие отрасли экономики, в первую очередь нефтегазовый комплекс. Деньги пошли на социальные программы: на медицинское обслуживание и образование для бедноты.

В 2001 году заработала программа освоения заброшенных земель. Около 5 миллионов гектаров были национализированы и переданы безземельным крестьянам и животноводам.

Недолгое экономическое чудо

В первые годы правления Чавеса Венесуэла была пятым по объёму экспортёром сырой нефти в мире, на неё приходилось 85,3% всего экспорта.

В 2002 году был принят новый закон, полностью изменивший ситуацию в нефтяной сфере. Долю государства в нефтеразведке и нефтедобыче закрепили на уровне не ниже 51%, правительство должно было поставить нефтяную корпорацию PDVSA под свой контроль. Подконтрольные старым менеджерам профсоюзы начали всеобщую забастовку.

В конце концов Чавес ввёл на предприятие военных, которые заменили в начале 2003-го около 18 000 уволенных работников компании — а это почти половина персонала. Чавесу удалось полностью поставить деятельность компании под свой контроль.

С начала 2000-х мировой рынок охватил рост цен на нефть. Вслед за этим доходы Венесуэлы резко выросли. Чавес направил ещё больше денег в социальную сферу: по всей стране строились тысячи бесплатных больниц и поликлиник, государственных школ для бедных, запустилась программа строительства дешёвого жилья.

Правительство начало закупки дешёвых продуктов питания и товаров потребления за рубежом. Но это подорвало позиции местных производителей.

Национализация до последнего холодильника

Чавес не смог остановиться на национализации нефтяной промышленности. В 2007 году он заявляет о намерении национализировать все продовольственные склады, супермаркеты и товаропроводящие сети.

Поводом для этого стало повышение цен на сахар, мясо и молочные продукты, которое началось в феврале. Владельцы магазинов отказывались торговать по фиксированным ценам себе в убыток.

В ответ на это Общество потребителей Венесуэлы при поддержке национальной гвардии провело рейд по продовольственным складам. В ходе рейда были найдены и изъяты тонны продовольствия, которые продавцы не хотели продавать по регулируемым ценам.

"Если они будут продолжать пренебрегать интересами народа, Конституцией, законами, то мы отберём и национализируем все продовольственные сети, склады и супермаркеты до последнего холодильника. Так что пусть подготовятся", — пригрозил тогда Чавес.

И слово своё сдержит: для борьбы с дефицитом правительство национализировало предприятия пищевой отрасли. Для реализации собственной концепции продовольственной безопасности Чавес открыл сеть государственных супермаркетов Mercal. Она распродавала еду по очень низким ценам, однако базовых продуктов, в том числе мяса, часто не хватало, а покупателям приходилось отстаивать длинные очереди.

Чавес открыто обвинил США и американские компании в ведении "экономической войны" против Венесуэлы.

Всё идёт по плану?

Во время мирового кризиса 2008 года цены на нефть резко упали, а с ними уменьшились поступления в венесуэльский бюджет. При этом социальные программы требовали постоянных расходов.

Задержки с поставками импортных товаров, на которые приходилось до 90 процентов всего внутреннего потребления, привели к ещё большему дефициту и росту цен. В результате не стало товаров даже в государственной сети социальных супермаркетов.

В стране, где банковская система оставалась в частных руках, ввели строгий валютный контроль внешнеэкономических операций. Это позволило банкирам и связанным с ними чиновникам зарабатывать на разнице официального, коммерческого и чёрного обменного курса. На валютном рынке начался хаос, вылившийся в гиперинфляцию.

Уменьшение валютной выручки в 2010–2011 годах заставило Уго Чавеса набрать внешних кредитов, в основном у Китая. Деньги тут же потратили на товары, преимущественно китайские.

Эксперты считают, что до сих пор более половины венесуэльской нефти идёт на погашение долгов перед Китаем. После почти 10 лет с момента смерти Чавеса.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.