Алехно: Замечания Гюнешь в мой адрес — это смешно и бестактно

Еврорадио побеседовало с Русланом Алехно, который собирается представить нашу страну на Евровидении. Пока певец не дал ни одного интервью белорусским журналистам. Еврорадио он рассказал о том, как лепит с себя образ мачо, обиделся ли он на резкие слова Гюнешь и когда он в последний раз бился за девчонку -- Руслан, ты собирался что-то менять в песне для Евровидения….

-- Уже изменена аранжировка и исполнение песни. Если сейчас послушаете новую версию Hasta La Vista, это будет совсем другая. Вот мы только сегодня ночью возвратились из Македонии. Через день уезжаем на съемки клипа. Подготовка идет глобально. Остается дело за номером. Имидж полностью изменил. У меня сейчас другая прическа, более стильная.

-- И как твоя девушка относится к новому имиджу?

-- Положительно! Думаю, что ей и тот нравился (смеется).

-- Когда слышишь название песни Hasta la Vista, у меня перед глазами сразу Терминатор. Может, Руслан Алехно тоже стал таким мачо? Возможно ли это вообще?

-- Да, именно таким мачо из “Терминатора”, вы правы. Можете и Шварценеггером называть, как кому угодно, у кого как развита фантазия. Мне, знаете, не обидно. Специально подкачивать мышцы я не буду. У меня существует свой определенный режим, три раза в неделю -- фитнесс-клуб. Я просто поддерживаю свою фигуру. Не наращиваю мышцы, а делаю так, чтобы это было красиво.

-- А что в жизни?

-- Не стремлюсь в жизни вести себя как мачо. Остаюсь таким, какой я есть. Однако на сцене я должен существовать в определенном образе.

-- А может, в новом клипе мы тоже сможем увидеть отрывки из знаменитого блокбастера?

-- Если честно, я пока не читал сценарий клипа, но вряд ли там будет что-то из “Терминатора”.

-- Каждый из белорусских участников Евровидения попадал под критику прессы. Однако на тебя вылилось ее очень много…. Тебя это не беспокоит?

-- Если честно, для меня сейчас не важно, что вообще говорят в мой адрес. Моя задача – выступить на “Евровидении”. А критика – она была до “Евровидения”, будет во время и после него.

-- Однако, наверное, должна существовать какая-то обида?

-- Нет. Когда критика исходит от профессиональных людей, которые могут дать совет, помочь, то эта критика может помочь. Я прислушаюсь и поработаю над чем-то. А критика, которая исходит от злости, от ненависти, от зависти, – это я не считаю за критику. Да и вообще артист не должен высказываться в адрес другого артиста плохими словами. Это бескультурье, бестактность и так далее…

-- Я так понимаю, что ты это про высказывание Гюнешь? (Напомним, что певица на пресс-конференции после “Еврофеста” спросила у Руслана, когда же он наконец начнет попадать в ноты.)

-- Правильно понимаете. Я ее уважаю, она очень хорошая артистка, очень хорошая вокалистка, однако с ее стороны высказывания в мой адрес – это смешно.

-- Однако была и критика со стороны жюри “Еврофеста”…

-- Ну была критика, каждый человек имеет право на какое-то высказывание.

-- И были замечания насчет английского. Что-то изменилось?

-- Учу все постепенно. Конеяно, у песни уже другое произношение, не такое, как в первом варианте.

-- Ты был гостем на отборочном туре Евровидения в Литве. Там произошел неприятный случай, когда литовское жюри жестко высказывалась насчет одной из конкурсанток. А ты ее защитил. Потому что увидел какое-то сходство со своей ситуацией?

-- Не могу смотреть, когда обижают девушку. Не важно – сцена это или жизнь. Когда девушке говорят гадости – не буду молчать. То, что произошло в финале отборочного тура в Литве, было естественно с моей стороны.

-- А в жизни приходилось биться за девушку?

-- Конечно.

-- А за какую девушку?

-- За любимую… на тот момент.

-- А много было таких случаев, когда приходилось защищать свою девушку?

-- Скажу честно, что нет.

-- Как сам оцениваешь свои возможности на “Евровидении 2008”?

-- На этот момент номера нет. То есть, конечно же, на конкурсе не будет тот номер, который был в финале отборочного тура. Я, вообще, настроен на победу. Пусть это и покажется вам нескромным. Ехать на конкурс и думать: вот, если вы там куда-то не пройдете… Слушайте, а зачем тогда вообще куда-нибудь ехать?