Владимир Цеслер: 400 тысяч долларов за яйца? Я попросил больше!

За день до закрытия выставки Владимира Цеслера все еще очередь на вход. Сотрудница музея явно волнуется, оглядываясь на толпу людей. "Вам всем там просто не хватит места!" — предупреждает она. "Чаще надо устраивать выставки Цеслера", — возмущается кто-то из толпы.

Тем временем встреча с Владимиром Цеслером начинается. Молодых художников и студентов в зале больше всего волнует вопрос, можно ли зарабатывать творчеством. Ответы Владимира Цеслера на этот и другие вопросы подслушало и записало Еврорадио.

Художники приходят в этот мир не зарабатывать, а получать удовольствие

И на Западе очень мало художников, которые живут с искусства и не моют дома стаканы. Художник не в состоянии сам продавать свои работы. Арт-рынка в нашей стране нет. Поэтому и промоутеров, которые будут вас продавать, нет тоже. Художник или хорошо работает, или хорошо продается. Одинаково не бывает. Всех, кто хорошо продается, вряд ли можно назвать хорошими художниками. Ведь как можно на это терять свое свободное время? Художники приходят в этот мир не зарабатывать, а получать удовольствие от своей работы.

 

Я поступил в Академию искусства с пятого раза

И мне очень нравилось поступать! В тот момент я уже делал своим знакомым дипломы, а сам еще не мог поступить. И когда я в конце концов поступил, у меня было ощущение, что меня чего-то лишили. 

Действительно ли в трехлитровой банке "Coca-cola"?

Да, она. Единственное что — чтобы банка не взорвалась, мы сделали незаметную дырочку в крышке. Так что я не особо обеднею, если буду делать новую банку даже перед каждой выставкой.

 

Однажды 16-летний друг сына моего товарища подошел ко мне и спросил: "Скажите, а это правда, что вы такой художник, который делает из драгоценностей плохие слова?". Долго думал, что ему ответить, ведь это правда!

Музыка и
ключи от квартиры

В юности мы поддерживали отношения друг с другом через принадлежность к музыкальным течениям. И когда, например, кто-то упоминал о Jethro Tull,
этому человеку я мог дать ключ от своей квартиры, и он мог жить у меня сколько угодно. Я уже его знал!

400 тысяч
долларов за коллекцию "Двенадцать из ХХ"

У меня тысячи идей. Но идея сама по себе — ничто! Сделано на настоящий момент процентов семь от задуманного... А задумывается еще больше, и эта разница все время растет. Но за такую работу, как эта, я бы никогда больше не взялся, потому что чувствовал неблагодарность. И то, что пользы от нее нет. Для этой серии рассматривались сто авторов. Я даже помню, как мы хотели сделать яйцо Луиса Бунюэля — латунное, покрытое амальгамой, как зеркало. И когда ты подходишь к яйцу, видишь свою перевернутую голову.

 

 “Двенадцать из ХХ”

 

Продавать идеи? Да у нас за идеи никто никогда в жизни не платил! А за границей таких, как я, хватает, поверьте мне. За мою коллекцию "Двенадцать из ХХ" мне Прохоров предлагал 400 тысяч долларов, но я попросил больше! И это не огромные деньги! Поэтому ничего и не заработал тогда.

Сотрудничество с Войченко

Легче всего вдвоем, конечно. Работать — нет, а придумывать вместе было интересно. Случалось, что мы что-то придумывали, но чтобы это сделать, у него уже не поднималась рука, он был очень ленивый. Выставки его не интересовали. И меня тоже. Я вам сразу скажу, что выставка для меня — это большая трагедия. Хорошо, если купят какую-нибудь работу. Но ты знаешь, что не купят. Еще бывает, что работу повредят. На биеннале в Венеции, например, разбили одно яйцо из коллекции "Двенадцать из ХХ". Денег, разумеется, никто не давал. Пришлось его восстанавливать. И после каждой выставки ожидаешь подобного.

Во время минского триеннале одна женщина просто сняла одно из яиц с подставки, чтобы показать своему ребенку. После чего я это яйцо с выставки забрал. Никто его даже не охранял.

Цензура

На выставке в Минске не подписали один портрет из серии "Школьный кабинет". Это портрет Ельцина. Вообще Ельцина почему-то у нас не хотели показывать. Я скажу, что там написано! Во-первых, он попал в музыкальный класс в качестве дирижера большого симфонического оркестра Германии. Вы помните историю, как он спустился пьяный с самолета в Германии? Его повели под руки, а он подошел к немецкому симфоническому оркестру и 15 минут дирижировал, его не могли оторвать. Я не понимаю, что тут такого и почему надпись под портретом заклеена.

 

 "Школьный кабинет”

Однажды моего "Пелевина" тоже сняли с выставки. Увидели в тексте слово "жопа". Я вообще удивился, как там можно было что-нибудь прочитать! Мне кажется, что если бы я напечатал "Войну и мир", там тоже нашли бы, что выбросить.

"Клинское":
рисунок или фотошоп?

Это реализм! Это не пиво, а горячий чай. Я вам скажу: никто столько пива не выпьет. Получилось примерно с четвертой попытки. Кто-то мне даже сказал: "Как хорошо! С ударением!".

 

Ё-мобиль

Как-то я узнал об этом проекте. Что он должен быть дерзким и молодежным. Так придумалось "Ё". К тому же "Ёу" в среде тинейджеров — это хорошо, это кул. Им ведь и ездить на этом авто, если идея все-таки реализуется! Мне не понравился дизайн авто. Но я не слежу за продолжением. И вообще, зачем мне эта информация?

  

Логотипы Цеслера 

Бренд Минска и английская разведка

Может, логотип этот — не очень удачный. Но кто у нас спрашивает? Даже памятники появляются сами по себе, нравится это тебе или нет. Насчет этого логотипа я ничего не могу сказать. Может, он отражает то, к чему наш город идет. И мне очень не хотелось бы, чтобы он таким стал. Только я не понимаю, чем он отличается от любого другого города. Почему этот логотип нельзя применить, например, к Жодино?

Была такая история: ко мне приехала одна девушка и сказала, что у нее есть специальное задание. Мол, она из Лондона, при этом девушка разговаривала по-русски, и ей якобы поручили эту тему. И она спрашивает: "Вот как вы видите Минск?". Я у нее спросил: "Вы будете мне платить?" — "Нет" — "И что, вы хотите, чтобы я вам вот так выдал свои идеи?". Короче, они сходили в разведку.

Чтобы придумать символ Минска, мало быть минчанином. Я думаю, символ города — это его герб. И у Минска было много гербов, но вот этот последний, с Божьей Матерью — какой-то недоработанный... Все-таки городу не 60 лет, у него есть своя история.

 

 

Дружба с Андреем Макаревичем.

(поет) "Я помню, как все начиналось". Как-то моя подруга Алена Свиридова вернулась из Москвы и спросила, может ли она прийти ко мне в гости не одна. Звонок в дверь. И я вижу, что стоит Алена, а за ней — Макаревич. Пока я думал, что сказать, он протянул руку и сказал: "Очень приятно! Много о вас слышал!". А затем добавил, что был на моих выставках в Питере и Москве и возил туда друзей. Я никогда не был его поклонником, но понял, что, может, ему нравится такая же музыка, как и мне. Как-то он пошел смотреть мои диски и я подумал: "Ужас! У меня нет ни одного диска "Машины времени!" И к следующему разу я исправился — купил его диски. Но это получилось еще хуже — они были запечатаны! Хотя Андрея сложно обидеть, он простой человек.

 

Белорусское гостеприимство

Вообще у меня всегда много гостей. И не думайте, что у кого-то проснется совесть оставить вас работать в покое — такого не бывает! Плюс я хорошо готовлю. Сейчас, правда, я в основном перешел на диетическую еду. Многие меня до сих пор не могут простить! (смеется) Сейчас я просыпаюсь в пять утра и иду работать — и в это время, поверьте, никому не придет в голову пожаловать к вам в гости.