Вы здесь

Владелец помещения — о “Цехе”: Это мирное расставание, а не выселение

Фото: poshyk.info

Александр Астрашевский, которому принадлежит помещение, где разместился “Цех”, рассказал, почему решил расторгнуть аренду с известным в Минске культурным пространством. По его словам, договора об аренде не было вообще, а всё взаимодействие происходило по договору о сотрудничестве. Однако показать этот документ или рассказать, что в нём прописано и какие обязанности возлагались на “Цех”, Астрашевский категорически отказался. Выселение же "Цеха" он называет "мирным расставания":

"Этот вопрос касается лично только меня и главы "Цеха" Юли Дорошкевич. Это не касается каких-то творческих разногласий. Мне нравилось, что делал "Цех", у меня конфликт лично с Дорошкевич. Я считаю её финансово нечестным человеком. Она не выполняет финансовые условия и обещания".

Сама Юлия Дорошкевич считает, что такое заявление — это попытка ее дискредитировать:

"Арендодатель категорически отказался назвать какие-либо причины нашего выселения и в достаточно жёсткой форме сказал, что мы должны как можно скорее выехать. Когда мы пытались разобраться, он мне угрожал, что "я скажу, что дело в деньгах". Платили мы по ставкам, более высоким, чем средние по Минску, финансово он из нас вытянул практически всё. Если бы у него действительно были претензии по поводу денег, он бы давно разорвал с нами договор".

На Октябрьскую, 16 (второй этаж бара "Хулиган") "Цех" переехал 2,5 года назад — после того, как учреждение (тоже со скандалом) вынудили покинуть помещение на проспекте Независимости. За это время в культурном пространстве прошли десятки выставок, фестивалей, сотни лекций, презентаций.

По словам Дорошкевич, несмотря на то, что по договору их должны были предупредить о расторжении за 30 дней, этого не произошло.

"Нас планировали выселить ещё 1 ноября, просто хотели повесить замок на дверь, но у нас оплачено до 9 ноября, и мне удалось отстоять наше пребывание, — продолжает Дорошкевич. — Мы занимались благотворительностью и помогали многим инициативам, значимым для общества".

Символично, что решение о выселении было принято во время выставки о цензуре и самоцензуре в искусстве, добавляет Дорошкевич.