Вы здесь

Вернуть нельзя уволить: соцсети о мате в гомельской школе и вездесущем Лукашенко

Фото носит иллюстрационный характер / myob.com

Матерный конфликт между учительницей и четвероклассником в гомельской школе уже почти неделю обсуждается в лентах соцсетей. Педагог Людмила Четверткова, уволенная за обещание устроить п...ц мальчику, поставившему ей подножку, и через пару дней возвращённая в школу прямым распоряжением Александра Лукашенко (“Да я на месте этого учителя голову бы отвернул щенку какому-то!”), затмила даже стрёмные новости об интеграции Беларуси и России. Люди спорят о системе образования, обсуждают, что учителя в школах не защищены от детей, а дети — от учителей, и что вмешательство главы государства только ухудшает эту ситуацию.

“Теперь можно партами замахиваться и матом ругаться, и ничего не будет? Вот за что мне страшно”, — пишет редактор Ольга Шестакова.

“С этим должны разбираться сами учителя и родители, где учатся дети… Все вопросы не к Лукашенко и его поступкам, а прежде всего к себе!” — заочно не соглашается председатель РОО "Перспектива" Анатолий Шумченко.

“Мальчик Бо… каждый день срывает уроки, каждый день даёт в рыло или по рёбрам тем, кто слабее, отбирает у них вещи и еду, — пишет главный редактор “Экономической газеты” Александр Плюсков. — Этой весной он пытался наладить распространение наркотиков в родной минской гимназии... Вы думаете он в колонии? В спецшколе? Нет, он учится в лучшей гимназии нашего района. И ничего с ним сделать нельзя. Он тут прописан, т. е. отчислить нельзя. Ему 12 лет — посадить его тоже нельзя… Закон позволяет. А учителя терпят. Никто партой в него не бросил”.

“Почему трешанину творят они, а стыдно мне? — задумывается правозащитник Андрей Стрижак. — Вмешательство в дело Великого Кормчего, который грозным коршуном набросился на премьер-министра (а он тут при чём?) и потребовал немедленно восстановить уволенную учительницу, — уже иллюстрация реального положения дел в нашем общем Датском королевстве — Беларуси. Где и суд, и Минобр, и даже законы экономики должны подчиняться королевскому велению Его Величества”.

Писатель Андрей Горват признаётся, что он не самый лучший отец, потому что не живёт со своей дочкой. Тем не менее он убеждён, что Варвара для него — самое дорогое сокровище, поэтому он, как отец, обязан её любить и защищать, пока ей самой это нужно. 

"Я не идеальный, но моя дочь — идеальная, — пишет писатель. — Все эти разговоры про парты и щенков я не понимаю. Не могу включиться в диалог. Не понимаю, и всё. Это как рассуждать, сколько атомных бомб можно херачить в восход солнца, чтобы вызвать дождь".

Экономический обозреватель Дмитрий Иванович считает, что, вернув учительницу в школу и отчитав чиновников, руководство страны не встало на защиту учителей.  

“В период предвыборной агитации чиновников лупасят как могут и за что только могут, — пишет он. — Благодатное время, знаете ли. За что получил Румас вчера или Качанова? Правильно — они чиновники. Их функция — терпеть и заставлять терпеть рангом пониже”.

 

Историк Александр Пашкевич вспоминает, как авторитетные в общественных кругах педагоги использовали ситуацию, чтобы обратить внимание на проблемы в школах. Доказывая свою точку зрения, они приводили свои “не самые слабые” аргументы. По логике то, что Лукашенко будто бы выступил на их стороне, должно было эти аргументы усилить. Но на самом деле это свело их к нулю.

“Этот человек — просто такой царь Мидас наоборот, — сравнивает историк. — К чему ни прикоснётся — всё превращается совсем не в золото”.

Журналистка радио “Свобода”  Анна Соусь думает, что лучше не стало и самой учительнице. Вчера она пообщалась с ней по телефону.

“Она говорила как человек в страшном отчаянии, беде, — пишет журналистка. — Не думаю, что ей стало легче от приказа Лукашенко. Может, наоборот, хуже. Ведь так всё бы закончилось. А теперь продолжается”.

Коллега Анны, журналист Дмитрий Гурневич безжалостен. Он допускает, что учительница может быть хорошим человеком. Но можно ли после того, что случилось, назвать её хорошим учителем?

“Если водитель школьного автобуса, весёлый и добрый человек, хотя бы раз решился везти полный автобус пьяным, у него должны забрать права, а не оправдывать — так это ж только раз, — сравнивает журналист. — Хотела ли бы пресс-секретарь Лукашенко, чтобы её детей учили учителя, которые угрожают "п...цом"? Хотел бы Лукашенко, чтобы его сына возил в школу пьяный водитель?”

Правозащитник Олег Гулак возмущён восстановлением учительницы на работе. Он называет ситуацию “самой грустной историей о нашей действительности”.

“И вот теперь эта учительница придёт в класс и будет работать с детьми? И у неё будет какой-то авторитет и контакт с классом? И система образования может из скандала сделать полезный вывод?” — задаётся вопросами правозащитник. 

Музыкант Лявон Вольский тоже не смог пройти мимо. На своей странице в “Фейсбуке” он предложил поклонникам вспомнить свои школьные впечатления и рассказать, как складывались их отношения с учителями.

Учительница гомельской школы № 15 Людмила Четверткова была уволена 13 сентября. Причина — скандальная история в четвёртом классе, в котором она заменяла коллегу. Родители одного из школьников разместили в сети видео, где учительница трясёт партой над головой ученика с криком: "Я пойду в тюрьму, а тебе п...ц!" Педагог позже извинилась за свои слова, но её всё равно уволили

Из полной версии видео, которую опубликовали позже, можно сделать вывод, что конфликт спровоцировал сам школьник, поставив учительнице подножку. 18 сентября Четверткову восстановили на работе по распоряжению Лукашенко. Вместо неё была уволена директор школы. А чиновники — начиная от исполкома и заканчивая Администрацией президента — получили выговоры и уведомления о неполном служебном соответствии.