Уйти за железный занавес или действовать: как белорусам не потерять себя в войне

Возможность определять будущее своей страны — ключевой вопрос, который теперь должен занимать белорусов. От того, как поведут себя белорусы сейчас, зависит, смогут ли они влиять на жизнь внутри страны и представлять свои интересы за рубежом. Или это будет делать кто-то другой.

За что борется демократическое общество с начала войны в Украине, как Россия закрывает и Беларусь железным занавесом и как белорусам обрести субъектность, эксперты обсудили в ходе дискуссии “Беларусская повестка в контексте войны в Украине”.

Еврорадио собрало важные тезисы, чтобы понять, куда идёт Беларусь и как на это могут повлиять демократические силы и белорусы в целом.
 

Война империализма с правом на самоопределение

Гражданский бросает коктейли Молотова в Житомире, Украина / Вячеслав Ратынский, Reuters

С начала войны в Украине борьба белорусского демократического общества приобрела новое направление, считает философ, руководитель концентрации “Современное общество, этика и политика”, представитель Светланы Тихановской по образованию Ольга Шпарага.

В 2020 году мы боролись за демократию в Беларуси против авторитаризма. Сейчас мы боремся за демократию в Беларуси, против войны в Украине, за Беларусь и Украину против Кремля.

Чётко нужно обозначать, что появилась новая система координат. И вопрос, можем ли мы рассматривать Беларусь только как пассивного заложника или всё-таки есть субъектность у белорусского общества. Если мы говорим, что она есть, тогда возможны и практики сопротивления.

Происходит борьба миропорядка, основанного на правилах, и порядка, который опирается на силу, добавляет политолог Андрей Егоров.

Гражданин Беларуси и России, музыкант Тимоте Суладзе сжигает российский паспорт / DW

Чтобы понять место Беларуси в войне против Украины и что белорусам делать дальше, нужно разделять режим, который является прямым участником агрессии, и народ, который стал заложником этой ситуации.

При этом нужно понимать, что Беларусь, согласно международному праву, является соучастником агрессии, считает Андрей Егоров.

Дальше мы попадаем в довольно сложную ситуацию в самой Беларуси и в целом в авторитарных режимах, которые не опираются на волю и решения людей. Народ Беларуси не поддерживает военную агрессию.

По данным Chatham House, участие белорусской армии в войне в Украине на стороне России поддерживает 3% городских белорусов.

Но во внутренней ситуации мы не контролируем действия белорусского государства. И сейчас наша территория используется так, как люди в Беларуси этого не хотят, — продолжает Андрей Егоров.

Однако понятие оккупация не применимо к положению Беларуси, уверен эксперт.

Беларусь не является оккупированной в прямом смысле Российской Федерацией. Управление хозяйством, медициной и образованием, администрирование в Беларуси осуществляется белорусским государством.

Если Путин откажется от оккупации Украины, но установит внешний контроль над Беларусью в гораздо худшей степени, чем это есть сейчас, в том числе над гражданской администрацией, то как мы это назовём? Дважды внутренней оккупацией?

Пока ещё белорусские власти руководят в Беларуси / Еврорадио

Важно, как белорусы относятся к своему положению и как проявят свою позицию. От этого зависит, будет ли у белорусского народа субъектность или в будущем решения будут приниматься за белорусов. А кто будет принимать решения, зависит от того, чем закончится война.

Люди могут по-разному к этому относиться. Это может быть пассивное сопротивление, несогласие или активное сопротивление. Весь этот спектр действий возможен для Беларуси. По результатам можно будет говорить о проявленной или не до конца проявленной субъектности белорусского народа, — говорит Андрей Егоров.
 

“Нужно не просто выражать солидарность с Украиной и страдать”

Чтобы в будущем Беларусь имела субъектность и не воспринималась как страна-агрессор, нужно полноценное альтернативное правительство на базе тех структур, которые появились на волне противостояния Лукашенко ещё в 2020 году, считает Павел Усов.

Светлана Тихановская у Дома правительства в Минске в 2020 году / Еврорадио

Чтобы это не было просто какое-то оппозиционное движение, а было чётко обозначенное государственное представительство с тем также, чтобы добиваться признания на международной арене для того, чтобы Беларусь избежала в будущем негативных последствий того, что она является страной-агрессором.

Андрей Егоров подчёркивает, что признанием альтернативного правительства не решается вопрос субъектности белорусов. Такое правительство обязательно должно опираться на силы внутри страны.

Сопротивление внутри Беларуси должно быть фактором и участником этих событий. Но вопрос субъектности будет зависеть от того, есть или будет ли это видимое сопротивление или нет. В каком качестве оно будет. Не обязательно это насильственное сопротивление. Могут быть какие-то другие формы. Это позволяет нам претендовать на некую субъектность в будущем разговоре о судьбе страны.

По мнению старшего научного сотрудника BEROC Дмитрия Крука, внешние и внутренние факторы должны работать вместе. Особенно важно на внешнем направлении сотрудничать с Украиной.

В Польше очень популярен тезис, что Украина — это лидер свободного мира. Мне кажется, принятие такого тезиса публично было бы очень важным. Нужно не просто выражать солидарность, а мы бедные страдальцы продолжаем страдать, а готовность идти в фарватере тех условий и того пути, который прокладывает сейчас Украина, находящаяся на передовой борьбы. Это путь для обретения той самой субъектности, — заключает экономист.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.