Trubetskoy: Секс пошёл на рок-н-ролл, во время записи альбома было воздержание

23 апреля группа Trubetskoy выпустила дебютный альбом "Magister Bibendi". Кто такой Магистр Бибэнди, чем он занимается, каким образом появился в дебютном альбоме команды, которая год назад отделилась от Сергея Михалка и отправилась в самостоятельное плавание? Павел Булатников и Евгений Колмыков дают ответы на эти вопросы, а заодно рассказывают о своей публике и музыкальных вкусах собственных детей.

 

...Мы решили продолжить эти славные римские традиции

 

Еврорадио: Манифест "Трубецкого" свидетельствует о смене концепции группы. А клип полностью это подтверждает. Почему именно Magister Bibendi, хоррор, антигерои и "маски" в духе Tiger Lillies? И какой смысл в этом?

Павел Булатников: Ещё когда мы думали о продолжении карьеры, "Magister Bibendi" всплыл как название группы. На руке у меня достаточно давно есть такая татуировка. Нам казалось, что такое название лучше нам подойдёт и объяснит наше движение. Но в силу того, что тогда было решено выполнять ещё и старый "ляписовский" репертуар, название это мы отмели.

Евгений Колмыков: Отмели, но для альбома оно подошло. Этимология этого словосочетания уходит корнями в Древний Рим. После официальной части их "корпоративов" начиналась неофициальная, и роль тамады исполнял магистр бибенди: он разливал, следил, кто сколько бухает, кого пора выводить. И вот мы решили продолжить эти славные римские традиции. Что-то же от Рима нужно брать, помимо гражданского общества. Гражданское общество не прокатило — взяли магистра бибенди (смеётся).

Еврорадио: Вы разделяете себя и своего нового героя?

Евгений Колмыков: Бибенди — это как языческий бог. Это такой собирательный образ Бахуса, Сатира и других персонажей, которые ассоциировались в разные эпохи именно с культурной попойкой.

Еврорадио: И теперь вы собираетесь её проповедовать другим?

Евгений Колмыков: Да, я уже вчера начал (смеётся).

Даже Мышкевич две песни написал!

 

Еврорадио: Каким образом концепт Магистра Бибенди объединил альбом?

Евгений Колмыков: Очень, кстати, интересный процесс. Вот действительно, как корабль назовёшь, так он и поплывёт. Когда я впервые слушал альбом, то думал об этом же: в половине песен у нас фигурирует Сатана или какой-нибудь чёрт. И вообще, если под углом Магистра Бибенди слушать материал, то всё очень концептуально получается. Но это, честно говоря, вышло не специально.

Павел Булатников: Очень приятно, что получился такой продукт коллективного творчества, потому что мы себя всегда позиционируем коллективом, где творят все музыканты. К тому же, получился интернациональный альбом, так как в нём участвовали люди из Болгарии, Литвы, Норвегии, России, Беларуси и Украины.

Еврорадио: И что делали болгары и украинцы — играли на каких-то необычных инструментах или подпевали вам?

Павел Булатников: Нет. Украинцы сделали перевод на украинский язык песни "Зірниця". Литовцы нам подарили песню, причём, на белорусском языке — "Купала". Норвежец записывал альбом в Литве. А болгары тоже писали тексты.

Евгений Колмыков: Так получилось, что те, кто был неравнодушен и следил ещё за карьерой "Ляписов" и отслеживал "постляписовскую" историю, обратились с предложением помощи. Не было такого, чтобы мы бросали клич и что-то искали. Наоборот, было большое количество поэтов, среди которых встречались и друзья, которым мы отказывали. Саша Потёмкин из ТТ-34 подключался к процессу. То есть, многие говорили: "Ребята, есть замечательные стихи, и нам кажется, что вам они подходят". И таких предложений было гораздо больше, чем нам было нужно для альбома.

Еврорадио: А сами вы не рискнули браться за написание текстов?

Евгений Колмыков: Нет, почему? Даже Мышкевич две песни написал!

Еврорадио: В общем, как вам далось создание собственных песен? Почему именно Сноре Бергеруду вы доверили запись диска?

Павел Булатников: Во-первых, мы другой кандидатуры в качестве саунд-продюсера и не рассматривали, так как предыдущий опыт работы со Сноре нам показался успешным. Мы с ним, в принципе, смотрим в одну сторону и понимаем, что мы хотим от музыки. Мне кажется, что наш альбом Сноре вырулил в правильную сторону.

В общем, получилась интересная история с этим альбомом. Когда начинали его писать, мы не совсем понимали, что за песни его составят, хотя однозначно знали, что сингла, который выпускали до этого, на нём не будет. Поэтому на диск попали абсолютно новые 12 треков. Не скажу, что сначала всё получалось хорошо, но в середине процесса мы набрали хороший темп и записали всё довольно быстро.

Весь секс мы использовали для рок-н-ролла

 

Еврорадио: Рок-н-ролл вы играете, а как дела с сексом и драгсом. Пока вы писали диск, сколько было у вас и того и другого?

Евгений Колмыков: Паша, ты отвечай. Я уже пожилой человек, чтобы о сексе рассказывать... Жена будет слушать (смеётся).

Павел Булатников: Вы же понимаете что мы семейные люди...

Евгений Колмыков: Весь секс мы использовали для рок-н-ролла. Всю энергию сублимировали в музыку. Наоборот, было сплошное воздержание (смеётся)!

Павел Булатников: Женя, каким образом мы характеризуем свою музыку?

Евгений Колмыков: Хэви-дэнс-мьюзик! И "Магистр Бибенди" в этом плане, мне кажется, показательная композиция.

 

...Есть великолепные процессы, и вся надежда на молодёжь

 

Еврорадио: Как повлияло на группу то, что вы в итоге начали постоянно жить в Минске, здесь выступать, тусить и создавать свои песни?

Павел Булатников: По большому счёту, мы давно живём в Минске, даже будучи участниками предыдущего коллектива, мы, несмотря на гастроли, жили здесь. Поэтому я не думаю, что как-то сильно изменился наш образ жизни. Но, возможно, мы чаще стали бывать на местных концертах и видеться с друзьями.

Еврорадио: В таком случае, что вас поразило в последнее время в музыкальной жизни Минска?

Евгений Колмыков: Мне нравится эта постхипстерская движуха, которая сейчас происходит в городе. Правда, есть и плохая характерная черта Минска — некоторые хорошие места открываются и сразу же закрываются. Например, "ДК", отличный альтернативный клуб, только расцвёл, уже закрыт. Или студия 67: только набрала обороты, Бо (Папа Бо, арт-менеджер, — Еврорадио) сделал прекрасный киношный фестиваль, как она закрылась... Очень нравится, как развивается улица Октябрьская. То есть, есть чудесные процессы, и вся надежда на молодёжь!

 

Когда начинаешь какое-то дело, не глупо его бросать

 

Еврорадио: Что вы чувствуете, Павел, презентуя в свои 40 с лишним дебютный альбом? Вы готовы к соревнованию с молодёжью?

Павел Булатников: Я особо не чувствую возраста, мне по-прежнему 25. И я готов соревноваться. Почему нет? Если не быть готовым, то, может, и не стоит этим заниматься. Тогда лучше уж сидеть дома на диване.

Еврорадио: А возникали в течение последнего года у вас мысли, что лучше бы вы сидели на диване, а не занимались музыкой?

Павел Булатников: О себе скажу, что нет. Я не жалею, не знаю, как остальные ребята, но мы вместе, и думаю, что они придерживаются той же мысли.

Евгений Колмыков: Я бы сказал наоборот: если ты начинаешь какое-то дело, то уже глупо его бросать.

Павел Булатников: К тому же, удачные концерты, как бы это высокопарно не прозвучало, окрыляют. Они как раз дают силу и уверенность в том, что то, что ты делаешь, кому-то нужно. У нас в течение года было достаточно концертов, которые приятно нас удивили количеством людей. Причём, я говорю не только о Беларуси.

Евгений Колмыков: В Киеве, например, был "Oktoberfest", где выступали кавер-бэнды и группа Trubetskoy, и было 7 тысяч человек! Или в Москве в клубе "Йота спэйс" был биток. Разумеется, такое окрыляет.

Еврорадио: Но были, наверное, концерты без битка?

Павел Булатников: И такое бывает, так как экономическая ситуация у нас и ближайших соседей не самая радужная. И люди думают о том, как выживать, что поесть, а не о концертах. Это общая тенденция, которая затронула даже топовых артистов, не говоря уже о нас.

Трудно отказаться от песен "Ляписов": четверть века этим жили

 

Еврорадио: Вы год просуществовали самостоятельно. Кто теперь ваша публика, это по-прежнему фэны "Ляписов" или новые люди?

Евгений Колмыков: Я думаю, что картинка станет для нас более понятной после выхода альбома. Но, честно, когда группа собиралась, я считал, что нашей станет публика, которая была недовольна тем, куда потянуло "Ляпис Трубецкой", что вернутся старые фэны. Но произошло совершенно другое — мы на концертах видим 18-летних, которые пришли трясти головой и прыгать в слэме. Это и есть наша целевая аудитория.

Еврорадио: Трудно было отказаться от наследия "Ляписов" — того, что на слуху, и что всегда воспринимается "на ура"?

Евгений Колмыков: Естественно, трудно: четверть века этим жили (смеётся).

Павел Булатников: Но всё равно мы понимали, что рано или поздно нам придётся делать что-то своё и эти песни не могут быть главной составляющей нашего концертного сет-листа. Мы стараемся двигаться вперёд.

Еврорадио: После того, как вы отказались от песен "Ляписов", контактировали вы с Сергеем Михалком?

Евгений Колмыков: Нет. Видимо, за эти долгие годы мы объелись общением: и он, и мы в том числе.

Еврорадио: А последний альбом Brutto "Родны край" вы слушали?

Евгений Колмыков: Я слушал. Отличный альбом!

Еврорадио: Какой период в своей жизни вы считаете самым сложным: он уже был, на ваш взгляд, ещё впереди?

Евгений Колмыков: Для нас действительно был очень сложный этот год. Но зачем этих сложностей бояться? Может, будет мировая война (тьфу-тьфу-тьфу) через полгода, какие мы ещё сложности почувствуем? Может, это всё цветочки!.. Но год для нашей группы был сложный и интересный.

Павел Булатников: Да, год был непростым. Но пусть он будет самым сложным в жизни.

Еврорадио: В общем, что получилось, а что не очень удалось сделать во время вашего самостоятельного годового плавания?

Евгений Калмыков: Всегда интересно, когда ты что-то придумываешь, а результат совсем не похож на твои первоначальные идеи. Вот мы себе что-то придумали. Прошёл год, у нас выходит альбом. Но это совсем не то, что мы представляли себе в самом начале. Хотя результатом мы довольны: теперь отпали вопросы, кто мы, зачем, почему, куда движемся. Наш новый альбом на них отвечает.

Еврорадио: Какая песня на альбоме для вас самая дорогая?

Евгений Колмыков: Ну, это экзистенциальный вопрос... Наш друг и московский пиар-менеджер Саша Бергер вдруг написал стихотворение. Это вообще впервые в его жизни произошло. Через неделю уже была записана прекрасная песня "Девятый вал". Но мне лично дорога песня "Магистр Бибенди", как ни странно, она кажется лёгкой, родилась последней и мне кажется венцом творения.

Павел Булатников: Я бы одну песню не выбирал. Для меня все они по-своему интересны и дороги. Возможно, некоторые меньше нравятся, но это уже другое дело.

 

Чему мы научим детей, если на весь мир заявляем, что давайте лучше бухать, чем воевать?!

 

Еврорадио: Ваши дети уже слушали альбом "Трубецкого"? Как оценили?

Евгений Колмыков: Да, мои дети слушали альбом и им он понравился. И клип тоже понравился.

Павел Булатников: Моя дочь тоже, не знаю, возможно, из-за чувства такта, сказала, что ей нравится. Хотя, возможно, для наших детей это всё же тяжеловатая музыка.

Еврорадио: Какую музыку они слушают?

Павел Булатников: Ну, что слушают девочки-подростки в таком возрасте?

Еврорадио: Макса Коржа?

Павел Булатников: Нееет (смеётся). Иностранную поп-музыку.

Евгений Колмыков: У меня четверо детей. Сыновьям нравится именно Trubetskoy и тяжёлая музыка. А девочкам... Одна у меня в Корее учится, она слушает корейский джей-поп. Поэтому "Магистр Бибенди" будет не в её стиле (смеётся).

Еврорадио: Вы вообще ходите в школу на родительские собрания? Помогаете детям делать уроки? По каким предметам?

Павел Булатников: Знаете, в основном этим занимается жена. Хотя, некоторые вещи, касающиеся гуманитарных предметов, помогаю делать. Могу помочь по белорусскому языку, чего не скажешь о математике или химии.

Евгений Колмыков: В общем, мы плохие родители в этом плане и мало уделяем внимания детям: ну, командировки, понятное дело, стиль жизни. И вообще, чему мы их научим, если на весь мир заявляем, что давайте лучше бухать, чем воевать (смеётся)!?

 

Мы ни на что не надеемся

 

Еврорадио: Прошли очередные выборы. Обычно, после них происходят некоторые изменения, в том числе, и в культурной жизни страны. Например, после предыдущих выборов обновились знаменитые "чёрные списки" музыкантов. Чего вы ждёте от нынешних выборов?

Евгений Калмыков: Да никаких выборов не было — это же всем понятно! И мы ни на что не надеемся! С другой стороны, у нас и так странная ситуация. Например, после распада "Ляписа Трубецкого" наши клипы так и не начали показывать по телеканалам, и наши песни до сих пор не берут на радио на всякий случай. После того, как на фестивале "Нашествие" были ракеты и танки, Саша Бергер высказался вроде "слава богу, что мои артисты не участвуют в этом цирке". Российское "Наше радио" очень сильно обиделось и сказало, что после таких заявлений не имеет возможности сотрудничать с нашим коллективом. Сейчас мы находимся в чёрном списке "Нашего радио".

Павел Булатников: Опять же, в Беларуси нам разрешили давать концерты, мы устроили мини-тур по областным городам. Но когда попытались разместить на телевидении рекламу концерта или клипы, нам отказали. А насчёт того, что может измениться? Беларусь якобы сейчас начала сближение с Евросоюзом. Оказывается, это наши стратегические партнёры. Возможно, будет какая-то оттепель? Будем надеяться.

 

Спорт — это не наш конёк

 

Еврорадио: В своё время все музыканты "Ляписов" посещали спортзал. Продолжаете ли вы этим заниматься? Сколько раз подтягиваетесь, Паша?

Павел Булатников: Если получается, несколько раз в неделю хожу. Но без фанатизма.

Евгений Колмыков: Это не наш конёк (смеётся)!