Вы здесь

Стрит-арт в Минске: Что задумали авторы и что увидели прохожие (фото)

Стоим рядом с девушкой в вышиванке, которая недавно появилась на здании одного из общежитий Университета культуры. Все, кто впервые оказывается на улице Рабкоровской, задирают головы и заинтересованно смотрят на мурал (настенную роспись больших размеров, — Еврорадио).

"Чем гордимся, то и нарисовано   девушка и национальный колорит,  пытается разгадать замысел автора, австралийца Гвидо ван Хелтена, прохожий. —  В общем, это надо на каждом фасаде сделать, иначе город очень серый".

Пока ждем звезду белорусского стрит-арта Женю Cowek’a, автора знаменитого "Гусляра" на улице Октябрьской (планируем вместе пройтись по интересным объектам городского уличного искусства), ловим Веронику, жительницу общежития с “девушкой в вышиванке”, будущего культуролога. Вероника смеется и говорит, что сейчас их общежитие невозможно спутать с соседним и что его обитатели очень гордятся такой особенностью. Сама она наблюдала за работой Гвидо и читала в интернете о смысле, который он вложил в картину.

"Мы должны поддерживать наши традиции и ценности. Но при всем этом мы стесняемся своего орнамента. И вот он хотел показать нашу национальность”, — считает Вероника.

А вот и Cowek. Женя говорит, что некоторые работы проекта Urban Myths, в рамках которого в октябре-ноябре семь зданий Октябрьского района Минска обзавелись интересными фасадами, вживую он ещё не видел. Поэтому с интересом рассматривает творение австралийского коллеги и "сечёт" элементы в технике, которые потом, возможно, использует при создании собственных рисунков.

"Девушка идеально вписалась в контекст: это же Институт культуры, где есть факультет народного творчества, отделение ткачества... Я видел то, что он делал в Украине везде есть место орнаменту. Не знаю, какие концепции он вкладывал в те работы, но здесь все прочитывается", — резюмирует Женя.

В рамках проекта Urban Myths зарубежные художники тусуются в городе, наблюдают за минчанами, знакомятся с городской историей и легендами. И свои впечатления, без предварительных эскизов, выносят на фасад.

"Мне кажется, я уловил то, что происходит сейчас с белорусами: они уже готовы заявить о своей национальной уникальности, гордятся ей, но пока не делают этого открыто... Я уверен, что под повседневной одеждой, где-то глубоко внутри, у каждого жителя страны есть вышиванка самобытная, хорошая, открытая душа",объясняет Гвидо ван Хелтен концепцию своей работы.

А мы движемся в сторону Брилевской, 24. В центре фасада — мальчик в синей майке между многоэтажек протягивает руку соседскому ребенку. Мальчик путешествует по городам мира вместе со своим "отцом", итальянским художником Millo.

Валентина Михайловна из дома рядом бежит с сумочкой в ​​магазин. Говорит, что изображение Millo делает их район свежее и ассоциируется у нее с реальной историей:

"Сорок лет назад, как мы только заселились, смотрю в окно и вижу, что стоят люди, которые чем-то напуганы. Открыла окно, а они говорят, что вот на пятом этаже сидит девочка в окне, свесив ноги. Так я как увидела эту картину, так и вспомнила ту историю".

А вот у ещё одной Вероники, девушки с Брилевской, работа Millo вызывает удивление: мол, серо-белые цвета и голубая футболка — это что-то нелепое, и вообще нужно, чтобы авторы подобных полотен "предусматривали что-то более доступное для человеческого ума, ведь простому человеку, который живет в этом районе, идея не понятна".

"Мы ходили и предполагали, что здесь заложена идея брошенных детей: ребенок во дворе один, его никто не замечает, и он не знает, у кого просить помощи. Но первое впечатление, что это реклама газового оборудования".

Наш эксперт Женя объясняет фишку рисунка Millo следующим образом:

"Мне нравится, когда сама стена диктует свои правила и когда художник пытается обыграть какие-то архитектурные формы, в том числе окна, работа становится еще лучше. А если житель выглядывает в окно, он становится частью изображения. То есть стрит-арт это и есть искусство, где работа взаимодействует с окружением и людьми в нем".

Кстати, сам итальянец в своей минской работе "Everywhere I go" ("Куда бы я ни пошел") отметил проблему панелек, в которых люди двигаются по маршруту “дом-работа”, живут изолированно, не знают, как зовут их соседей по тамбуру и не воспринимают пространство города как своё.

После долгих дождей в Минск приходят первые морозы. Сильнее затягиваем шарфы и рассматриваем улицу подпольщика Короткевича, которая периодически становится местом паломничества граффитистов. Правда, "нелегальные" изображения подстерегают местные коммунальщики и тут же их закрашивают. Но вс встречаются и "официальные" росписи.

Через дворы выходим к первому князю Минска Глебу Минскому, сыну Всеслава Чародея. Изображение минского князя сегодня украшает одну из трансформаторных будок на районе. Его нарисовал светлогорский художник Silen. Рядом — мусорка и пустой двор.

"Это вызов обществу, которое не имеет ни памятников, ни даже памятных табличек своим героям. Это не говоря о том, что у нас нет музея старого Минска. То есть у нас такая богатая история, но она выброшена на свалку", — рассуждает наш гид Женя Cowek.

Следующая остановка — Аэродромная, 4. Здесь глаз привлекает осеннее панно с самолетиком. Говорят, столичные власти были не очень рады резонансу, который вызвала работа пинского уличного художника Mutus. Но местные жители картину полюбили.

"Конечно, жаль, что аэропорт закрывают, здесь отображается эта тема, убеждена Светлана. — А художника я знаю. Я была в Пинске и видела много его работ, он там много улиц разрисовал в таком своем стиле. В общем, я считаю, что везде нужно такие вот стены разрисовать. Будет очень красиво".

Женя Cowek говорит, что Mutus (Евгений Сосюра) сейчас сотрудничает с городскими властями Пинска и украшает стены "столицы Полесья" изображениями старого города. Занятие нашло отражение и в этом мурале:

"Меланхоличная работа на тему аэропорта и старого Минска. Как и аэропорт, последний листок срывается с дерева и слетает. Философская работа. Она именно заставляет остановиться и задуматься. Этот самолетик из газеты мне напоминает детство, такое прошлое. Старенькие домики тоже прошлое. Думаю, каждый неравнодушный найдет для себя что-то интересное".

Напротив "самолетика" фасад жилой пятиэтажки украшает мистическое полотно: уличный художник из Севастополя Kislow переосмысливает историю о реке Немиге и показывает её сказочных жителей. Правда, современные жители дома не особо в курсе замысла автора. Девушка, которую мы встречаем у здания, отказывается фантазировать, но радуется солнцу, освещающему Троицкое предместье, под которым бежит загадочная Немига, и заодно её дом.

Картина греческого стритартера Ino сих пор вызывает неоднозначные эмоции у пользователей интернета. Человек без головы напоминает о том, что Беларусь — единственная страна в Европе, где практикуется смертная казнь. Так пишут одни. Другие называют произведение грека "Ангелом смерти", а жители из дома напротив требуют у администрации города зарисовать "страшного человека". Но это в интернете. На улице Воронянского прохожие говорят нам совсем другое.

"Я даже не задумывался, что здесь заложено. Просто сама по себе работа интересная. Возможно, она где-то грустная... Смелая? Она для большинства очень необычная, люди предпочитают совдеповские мотивы. Эта работа одинокая, но что-то в этом есть", — говорят друзья, которые специально пришли к "Человеку без лица" сделать селфи.

Валентина, жительница дома, в окна которого смотрит необычный человек, оценивает его позитивно:

"Интересная картина. Фантазировать можно долго. Что мне конкретно кажется не скажу. Но я против того, чтобы эту картину зарисовали. Пусть будет. Для рассуждений".

Пара пенсионного возраста с внучками убеждена, что в настоящее время всё имеет право на существование.

"Картина немного мрачноватая. Свеча горит. Что-то связанное с религией, с верой во что-то... Нарисовали, пусть будет, потому что сейчас всё имеет право быть. Немного мрачновато, но нормально, так всё равно веселее", — перебивают друг друга муж с женой. А мнение их внучек-младшеклассниц разделилось: одна находит, что картина красивая и интересная, другая что мрачная и страшная.

Взгляд останавливается на молодой паре, которая рассматривает работу Ino.

"То, что заявлено автором, это одно, а у каждого своё собственное восприятие. Поэтому я призываю не следовать каким-то стереотипам, а подходить индивидуально. У меня нет грустных мыслей, когда я смотрю на картину, скорее есть желание задуматься", — говорит девушка, интересующаяся стрит-артом, и радуется знакомству с Женей Cowek’ом.

 

"Это точно не "Ангел смерти", — смеётся Наташа, которая переходит дорогу с дочерью. — Ну, какая-то неопределенность. И даже надежда — огонек".

"Мне не нравится эта картина кич самый настоящий, — в разговор вступает Валерий, мужчина лет 65-ти. — Я не понимаю смысла, хотя и слышал о том, что это незнакомое лицо. Можно же было нарисовать что-то более близкое нашему менталитету. Хотя я по убеждениям европеец и понимаю, что помимо нашего искусства есть другое, альтернативное, но было бы лучше показать что-то из нашей жизни... Но да, мы люди скучные, одинаково одетые... Ну, может, он и правильно показал. В любом случае картина не украшает улицу, хоть и не мешает никому".

Вообще, из всех опрошенных прохожих только одна женщина сказала, что "картина страаашная". Причем даже не на диктофон, а нам в спину.

Женя – наш гид по уличному искусству Минска – считает, что в Заводском районе работа Inо имела бы еще большую силу. Но, констатирует художник, в своём большинстве наше общество еще не готово к работам такого плана:

"Возможно, я бы подумал, делать ли ее в районе, где много бабулек и дедулек, но это смелый шаг. Художник, причем иностранный, показал нам какие мы. Поэтому нам не стоит обижаться на него, а стоит попытаться принять и изменить для начала себя, а потом и окружающих".

Кстати, на работе грека есть белая полоска. Говорят, там по замыслу должен был быть орнамент. И, возможно, с ним будет веселее и картина прочитается по-другому.