Вы здесь

Статья 33: как средство против ухода от налогов стало инструментом репрессий

Еврорадио

Статья 33 Налогового кодекса позволяет финансовой милиции доначислять предприятиям налоговые выплаты за последние 5 лет, если установлено, что они уходили от налогов. На деле же из-за статьи 33 бизнес время от времени наказывают за то, что раньше не было запрещено. Для некоторых суммы становятся неподъёмными.

Два года назад, когда нынешняя редакция Налогового кодекса ещё была в работе, предприниматели опасались появления в нём такой статьи. И она появилась — в самый последний момент, когда у бизнес-сообщества уже не было возможности на что-то повлиять. Там сразу заговорили о “реинкарнации” отменённого указа №488 о лжепредпринимательстве.

Сейчас готовится очередная порция поправок в Налоговый кодекс. Но, как узнало Еврорадио, статья 33 останется на своём месте. Мы расспросили экспертов о том, как она работает, к каким результатам приводит её применение и почему всё это не очень удачно и справедливо.

Механизмы справедливости

vitbichi.by

Статья 33 направлена на то, чтобы реально перекрывать самые сложные и хитрые схемы уклонения от уплаты налогов. Но применение этого механизма требует существования институтов, обеспечивающих справедливость его применения. В том числе независимого и справедливого суда, — говорит экономист Леонид Фридкин.

Он отмечает, что отменённый указ №488 и статья 33 НК — всё же разные явления. Указ № 488 позволял контролёрам делать “весьма произвольные вещи” и привлекать к ответственности предпринимателей по формальным признакам. Например, компанию могли признать “лжепредпринимателем”, если незаконную предпринимательскую деятельность осуществлял её контрагент. При этом компания могла этого и не знать, честно выполнить условия сделки и заплатить все налоги.

А объединяет указ №488 и статью 33 НК то, что статья 33 может применяться ретроспективно. То, что норма вступила в силу после совершения каких-то “нарушений”, оказывается неважным.

Условия договоров меняются без суда

Статья 33 НК позволяет проверять деятельность организации за последние 5 лет. Иногда проверяющий орган приходит к выводу, что одна из сторон договора не имела права выполнять работы как индивидуальный предприниматель. 

Составляются акты проверок, по которым договоры меняются без обращения в суд.

Результатом таких переквалификаций является доначисление налогов, например подоходного налога, проверяемой организации, — рассказывает член правления Ассоциации налогоплательщиков и советник адвокатского бюро “Горецкий и партнёры” Наталья Звороно. — Плательщику, в отношении которого применяются нормы статьи 33 Налогового кодекса, доначисляется подоходный налог по ставке 13% без учёта того факта, что, например, ИП, переквалифицированный в работника, уплачивал налог по упрощённой системе налогообложения по ставке 5% или по ставке 3% плюс НДС.

Результатом такого подхода является доначисление существенных сумм к уплате в бюджет, так как проверки проводятся за предыдущие три или пять лет.

Результаты — банкротство и “уголовка”

pixabay.com

Наталья Звороно подчёркивает, что уже есть опыт, когда плательщику по результатам применения статьи 33 НК пришлось ликвидировать бизнес или объявить о банкротстве.

Участники Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени М. С. Кунявского не сталкивались с работой статьи 33 НК. Но в целом, по словам главы бизнес-союза Жанны Тарасевич, статья 33 “применялась, и достаточно жёстко”.

Например, 24 сентября Комитет государственного контроля сообщил, что на должностных лиц компании “Белтяжмаш”, у которой снимал офис штаб Виктора Бабарико, возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 243 — уклонение от уплаты сумм налогов, сборов. Сумма ущерба составила 6,3 млн рублей. Причина — дробление компании с целью минимизации налогов. Было создано 14 дополнительных субъектов хозяйствования. 

Из заявления КГК следует, что вместо того, чтобы “Белтяжмаш” уплачивала 18% от прибыли по общей системе налогообложения, раздробленные компании уплачивали налоги по сниженным ставкам — 5% от выручки компании без уплаты налога на добавленную стоимость или 3% от выручки компании плюс НДС. 

До 2019 года дробление бизнеса не было наказуемо. Привлечь к ответственности за это стало возможно с начала работы статьи 33 Налогового кодекса. А “схема” на “Белтяжмаше” работала с 2014 года.

Инструмент нужный, если он не репрессивный

Опрошенные эксперты согласны, что такой инструмент, как статья 33 НК, нужен для борьбы с уклонением от уплаты налогов. Тем более что он существует во многих странах, в том числе у наших соседей.

Главное, чтобы он не применялся как инструмент репрессий. До недавних пор у государства не было в нём особой нужды. Но, как показывают некоторые события, они могут появляться в любой момент, — говорит Леонид Фридкин.

Наталья Звороно подчёркивает, что применение мер по предотвращению ухода от уплаты налогов не должно приводить к “летальным исходам”.

Стало известно, что нормы Налогового кодекса претерпят изменения не только в 2021 году, но и в 2022 году. Возможно, бизнес и государство смогут найти паритет в подходах к применению норм статьи 33, чтобы, с одной стороны, эффективно бороться со злоупотреблениями, а с другой — корректировать налоговую базу провинившегося плательщика разумно. Чтобы государство не теряло этого самого плательщика, — заключает Наталья Звороно.

 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.