Вы здесь

Снижения госдолга не предвидится: эксперты о планах Минфина

С начала года госдолг увеличился на 29,1% / Еврорадио

Министр финансов Юрий Селиверстов рассказал в интервью программе “Главный эфир” на “Беларусь 1”, что госдолг планируется сократить к 2025 году. В валюте он не превышает 40% ВВП, а рефинансировать часть госдолга Беларусь старается за счёт не долговых источников, а валютных доходов, возвратов займов, уплаты процентов.

Мы узнали, насколько реалистичны планы Минфина, важно ли отношение госдолга к ВВП и за счёт чего Беларусь сможет рассчитываться по долгам.

По данным Минфина, государственный долг Беларуси на 1 сентября составил 57,8 млрд рублей и увеличился по сравнению с началом года на 13 млрд рублей, или на 29,1%. Из них внешний государственный долг составил 17,7 млрд долларов США, увеличившись с начала года на 0,6 млрд долларов США. Внутренний госдолг достиг 10,6 млрд рублей, увеличившись с января на 1,8 млрд рублей.

57,8 млрд рублей — это много?

Госдолг выше 100% к ВВП может быть не критичным

Как поясняют эксперты, смотреть на госдолг в абсолютной величине или сравнивать его с госдолгом других стран нет смысла. Здесь важна способность его обслуживать и качество долга.

Есть страны, у которых госдолг подбирается к 200% ВВП. Например, Япония, но о кризисе долга там не говорят. В США и Великобритании госдолг выше 100% от ВВП, — говорит старший аналитик “Альпари Евразия” Вадим Иосуб.

Под качеством долга понимается, в какой валюте взят долг, на какой срок и по какой ставке.

Проблема белорусского госдолга заключается в том, что внешний госдолг более чем на 97% номинирован в иностранной валюте. Значит, чтобы его вернуть, мы должны где-то найти валюту, — отмечает руководитель проекта “Кошт урада”  Владимир Ковалкин

Чтобы вернуть долги в иностранной валюте, нужно либо брать новые валютные заимствования, либо увеличивать экспорт для того, чтобы заработать валюту.

/ Reuters​

Еще один важный момент — ставка. В июне Беларусь брала деньги по ставке выше 6% — это очень дорого. Нормальная ставка для госдолга, если страна не находится в кризисе и у неё хороший кредитный рейтинг, не выше 1%, — говорит Владимир Ковалкин.

Некоторые страны, например Германия, имеют возможность занимать средства по отрицательной ставке, то есть возвращают меньше, чем одолжили.

Не зарабатываем, сколько занимаем

Если долг очень дёшев, его можно безболезненно для экономики наращивать. Можно привести немного грубое сравнение процентной ставки, по которой одалживает страна, с ростом её ВВП. Понятно, что сейчас кризисный год, но, если считать, что кризис и коронавирус вдруг закончатся, ни в одних самых смелых планах не видно роста белорусской экономики выше 6%, — рассказывает Вадим Иосуб.

/ pixabay.com

Выходит, что Беларусь занимает средства очень дорого, не генерируя достаточно доходов, чтобы обслужить долги без постоянной внешней помощи.

Валютные доходы тают

Основным источником недолгового погашения долга являются валютные доходы бюджета, объясняет Вадим Иосуб. Для Беларуси это по большей части экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты.

Меньше приносят пошлины на экспорт калийных удобрений. В связи с налоговым манёвром России в любом случае пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов будут снижаться. Этот источник, если не обнулится, то значительно сократится.

Валютных поступлений всё меньше на фоне текущей  социально-экономической ситуации, когда силовики громят бизнес, в том числе IT-бизнес, который приносит много валюты в страну, — говорит Владимир Ковалкин.

/ Reuters

До реализации налогового манёвра и когда цены на нефть были достаточно высокие, Минфин предполагал, что 25% долга Беларусь будет погашать самостоятельно за счёт недолговых источников, а 75% — рефинансировать. Теперь рефинансировать придётся ещё больше, значит, брать больше новых долгов.

Найти средства под более низкий процент на мировом рынке вряд ли получится. По оценке Владимира Ковалкина, новые заимствования в валюте для Беларуси на рыночных условиях можно получить только выше 10% годовых. Такая ставка, по сути, является запретительной. Вадим Иосуб говорит о ставке выше 9%.

Сможет ли Россия удовлетворить запросы Беларуси?

По словам Владимира Ковалкина, возможности рефинансировать госдолг отсутствуют полностью, если не считать помощь России. Вряд ли нам кто-то ещё даст денег по политическим причинам. При этом экспорт не будет расти, поскольку весь мир попадает в рецессию, связанную с COVID-19.

Мы, конечно, не знаем, какие будут ставки по российским кредитам. Теоретически ставка может быть хоть нулевой, в зависимости от того, о чём договорятся правители государств и что один другому пообещает, — говорит Вадим Иосуб.

/ Reuters

Пока идут обсуждения с Россией о предоставлении $1,5 млрд. Из них $500 млн в виде кредита Евразийского фонда стабилизации и развития. Эта сумма может поступить до конца октября.

На самом деле это никуда не придёт, а уйдёт на счета Газпрома в погашение долга. На конец лета он был 330 миллионов долларов. За сентябрь — октябрь он наверняка увеличился, — подчёркивает Вадим Иосуб.

Также с Россией ведутся обсуждения о предоставлении к концу года $500 млн в виде межгосударственного кредита, ещё столько же предполагается получить в следующем году.

В текущей политической ситуации без диалога о других источниках можно забыть. Китай в конце прошлого года одолжил нам 500 миллионов долларов. Это был первый несвязанный кредит, но с тех времён никакие новые кредиты, насколько известно, не обсуждались. Несмотря на всю поддерживающую риторику, Китай не горит желанием одалживать новых денег, — говорит Вадим Иосуб.

Этих средств недостаточно, отмечает экономист. Для расчёта по долгам, при условии, что на четверть у Беларуси найдутся свои средства, нужно $3 млрд ежегодно.

Сильно сомневаюсь, что Россия в одиночку будет удовлетворять такой спрос Беларуси на деньги. Как будет выкручиваться правительство из этой ситуации — непонятно.

Рублёвые обязательства как подстраховка от дефолта

/ belarus.by

В интервью “Беларусь 1” министр финансов отметил, что “рост общего объёма госдолга Беларуси присутствует, но надо сказать, что это рост долга в белорусских рублях”. При этом долг переоценивается по курсу.

Разница здесь теоретическая. Она заметна в самой крайней ситуации. Если у нас долг в национальной валюте, то можно напечатать денег, чтобы избежать дефолта. Это плохо для инфляции, курса и экономики в целом. Если мы должны в иностранной валюте, а у нас её нет и взять её неоткуда, то это уже гораздо более реалистичный риск дефолта, — говорит Вадим Иосуб.

Наш внешний долг, номинированный в рублях, составляет менее 3%. Никакой погоды это не делает, — заявил Владимир Ковалкин.

Как отмечает эксперт, ситуация с финансами Беларуси станет более понятна, когда бизнес заплатит налоги в октябре. В случае, если бизнес будет закрываться, сокращать персонал и отчисления в бюджет, страну может ждать дефолт.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.