Сколько денег принесли акции Галине Лукашенко?

За год на акциях белорусского “фамильного серебра” нельзя заработать даже на проезд в городском автобусе. Председатель Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина отдала свои акции Бобруйского гормолзавода и кожкомбината родственникам. Жена Александра Лукашенко Галина Родионовна передала акции Шкловского маслозавода государства.
Жалеть им об этих решениях вряд ли пришлось. Предприятия все равно не выплачивают дивидендов по акциям.

О причинах ситуации говорит бухгалтер Шкловского маслозавода Елена Паланкова:

“В этом году у нас нет дивидендов, потому что, согласно расчетам по постановлению президента, у нас не получается давать деньги ни государству, ни нам. У нас прибыли чистой получилось 50 миллионов… ну, 100
миллионов. А оборудования мы за счет наших источников приобрели на 200
миллионов. В прошлом году выплачивали. 100 рублей на акцию было”.

100 рублей на акцию — еще не худший вариант. “Полимир”, к примеру, выплачивает немного меньше 30 рублей за акцию. У каждого работника завода, являющегося акционером, примерно по 10 акций. То есть в конце года за дивиденды акционер не сможет позволить себе даже проехать в общественном транспорте или купить упаковку спичек.

Мозырьский нефтеперерабатывающий завод берет по минимуму: 1 рубль за одну
акцию. Жаль, что в нашей стране нет копеек. Почему так мало за
“фамильное серебро”? На предприятии говорят: так решили сами акционеры на общем собрании.

Экономист Леонид Злотников поделился с Европейским радио своим видением проблемы:

“У нас мало таких предприятий, у которых есть достаточные прибыли, чтобы выплачивать дивиденды. Они должны отложить деньги на модернизацию производства, а потом уже — дивиденды. Вот у них не хватает средств даже на то, чтобы это оборудование поменять. На Западе нормально, если на акцию будет дивиденд в размере 10 процентов. Тоже не очень большой. 5-15 процентов на акцию — это нормально”.

Заведующий отделом идеологии “Нафтана” Николай Колбасенко ситуацию со
своими дивидендами не считает нормальной, хоть и отказался назвать точную цифру. Однако сказал, что дивидендами им хвалиться не приходится.

Что касается “Полимира”, то около 99 процентов акций предприятия принадлежит государству, оно и заказывает музыку. Говорит бухгалтер завода
Юлия Горохава:

“Государственная политика существует. И размер дивидендов рассчитывается по формуле в зависимости от рентабельности предприятия за прошедший период. Весь
пакет нашего трудового коллектива составляет менее процента. Он
участвует в принятии решений, но вы же понимаете, что для того, чтобы принимать решения, в соответствии с законодательством где-то надо 2/3, где-то — более 50 процентов акций иметь. Конечно же, если у государства большой пакет, оно и определяет решения”.

И если на решения по работе предприятия работники с такой долей акций
влиять не могу, зачем тогда эта головная боль? Секретарь Мозырьского
НПЗ Галина Каресникова предлагает следующий выход:

“Ну, так человек может избавиться от этих акций, если есть желание”.

Вот Галина Лукашенко и Лидия Ермошина реализовали это желание, избавившись от своих акций.

Фото — photo.bymedia.net