Сербов и албанцев Митровицы сближает только рок-школа для молодёжи

Но говорят между собой они там по-английски
Преимущественное большинство косовских сербов живёт на севере страны — в Северной Митровице. И если все остальные сербские поселения даже сами сербы называют анклавами, то когда так говорят о Митровице, они возмущаются. Мол, как раз это не анклав, а сербские территории на севере Косово.

Дороги в Косово ужасные. И не всегда это можно списать на последствия войны. Скорее — до дорог, как и до энергетической сферы, руки у косовских властей не дошли. Дорога на Митровицу не исключение. Особенно первая ёе половина — от Приштины. Дальше она становится лучше, но ненамного. Вдоль дороги наброшено много мусора, немало невспаханных полей, много строится (видимо, за деньги Евросоюза) двух-трёх этажных коттеджей. Много мечетей и демонстративно вынесенных чуть ни на обочину дороги памятников погибшим бойцам Освободительной армии Косово. Рядом с каждым — флаг Косово.

Митровица разделена на две части — Северную сербскую и Южную албанскую. Одно замечание: если в сербской Митровице живут кроме самих сербов ещё и албанцы, и евреи, и румыны, то в албанской — фактически только албанцы. Раздел идёт по реке, отношения между двумя частями некогда единого города — по мосту. На нём — усиленный патруль KFOR, международных сил по поддержке порядка, и местных полицейских. С каждой стороны своих.

Пройти из одной части Митровицы в другую можно без особых проблем, но движение по мосту не назовёшь активным. Стороны не особо стремятся к взаимным отношениям.

Неправительственная организация “Построение общества Митровиц” стремится всеми возможными средствами бороться с этой самоизоляцией двух диаспор одного города. Здание организации находится у самого моста на албанской территории, под охраной блок-поста KFOR, в так называемой буферной зоне. Это позволяет спокойно приходить сюда на работу и людям с сербской стороны. Идей, как подтолкнуть сербов и албанцев к совместной жизни, работе и участию в общественной жизни родного города, было много, призналась руководительница организации Валдете Идризи (Valdete Idrizi) на встрече с журналистами из Беларуси, Украины, Молдовы и России. Но сработала самая неожиданная — рок-школа для молодёжи.

Валдете Идризи: “Мы создали школу, сначала в одном месте — в Культурном центре, а потом разделили её на Северную и Южную части. Суть школы в том, что мы собираем детей, учим их играть на разных инструментах, они обсуждают между собой различные стили рока. И самое интересное, что это единственная школа в Косово, где идёт раздел не по национальному признаку — серб или албанец, а по пристрастиям в музыке — тяжёлый рок и лёгкий рок. У них изменились приоритеты и теперь они если и спорят, то насчёт различных стилей рока, а не о том, к каким этническим группам они принадлежат”.

Дети даже смогли создать несколько рок-коллективов.

Валдете Идризи: “В прошлом году дети создали 4 группы. Причём, три из них — семшанные по национальностям. Поют и разговаривают между собой они по-английски. Если люди действительно хотят что-то делать вместе — язык обычно не проблема. Особенно когда дело касается таких проектов”.

В ближайшее время рок-школа собирается перебираться в здание дома культуры через дорогу, тоже вблизи от поста KFOR. Желающих учиться играть на инструментах всё больше из обеих частей Митровицы.

Первое впечатление от сербской части Митровицы — там значительно чище. Если на албанской стороне рядом с мостом — кучи мусора, то с сербской — кафе со столиками на открытом воздухе. На улицах прежние флаги Косово — сербский штандарт, а на нём косовский орёл, плакаты: “Поддержи Сербию!”, много прохожих, активная торговля в большинстве своём сербскими товарами.

Постояли, посмотрели, как группа мужчин рассудительно играет в шахматы. Послушали мнение взрослого мужчины насчёт того, кто виноват в конфликте между Косово и Сербией. В первую очередь, безусловно, США. А ещё… Ватикан. Почему — узнать не удалось, опаздывали на встречу.

Но этот короткий разговор и минута у киоска с национальными сербскими сувенирами оторвали корреспондента Еврорадио, радиожурналиста из Киева и журналистку из Молдовы от остальной группы. Запаниковать не успели: к нам подошли несколько парней: “Ваши пошли в ту сторону, догоняйте!”

Вторая неожиданная встреча также произошла на улице. Наш сопровождающий вдруг остановился и предложил: “Хотите поговорить с лидером местных радикалов? Это — Небойша Йович, лидер Сербского национального совета Северной Митровицы”.

Небойша Йович удивился встрече, но сразу согласился рассказать о своём видении возможности реинтеграции сербских земель Северной Митровицы в Косово.

Небойша Йоовіч: “На сегодняшний день этот вопрос даже не рассматривается и это невозможно. Потому что у Косово нет легитимности, оно не признано в качестве независимого государства Советом безопасности ООН. И поэтому мы ни в какой форме не будем сотрудничать с косовскими институциями. Иметь какие-то контакты с косовскими властями для нас невозможно. С другой стороны — мы за присутствие сербов в Косово. Это наша земля и уходить отсюда, отдавая наши земли албанцам, мы не собираемся”.

Еврорадио: “Вы не пойдёте на сотрудничество ни на каких условиях?”

Небойша Йович: “Только на условии, что Косово получит добро Совета безопасности ООН. Тогда мы будем думать: какой вариант дальнейшей совместной жизни возможен. Мы считаем Косово незаконным образованием и не рассматриваем даже пока вопрос какого-либо сотрудничества”.

В то же время Небойша Йович не считает себя радикалом в полном смысле этого слова. Скорее, радикалом “конструктивным”. По крайней мере, он не призывает к вооружённому противостоянию с Приштиной. И говорит, что создание сербами своего аналога албанской Освободительной армии Косово невозможно и не принесёт пользы.

Небойша Йович: “Я думаю, что силовое противостояние не будет иметь пользы, а создание каких-то военных формирований не приведёт ни к чему хорошему. Здесь уже присутствуют международные военные и полицейские силы и от Евросоюза, и от NАТО. Считаю, что этого достаточно для обеспечения безопасности сербского населения”.

Сейчас приштинские власти везде говорят о том, что они только приветствовали бы возвращение сербов в места своего прежнего жительства. Но до этого времени ни одна сербская семья не вернулась даже в Приштину, ближе к властям, гарантирующим им спокойную жизнь по возвращении, не говоря уже о городах в регионах. Люди не верят и боятся. Не верят даже в то, что эту безопасность им дадут международные силы EULEX или NATO. Потому как вынужденно уезжали из своих домов и квартир 220 тысяч сербов. Чтобы гарантировать безопасность даже если не всем, а половине — международных сил просто не хватит.