Руся: Почему нашу древнюю культуру не облачить в современную одежду?

Слышали ли вы о "дигитальной архаике"? Это то, что
сделали музыканты группы с бабушкиным пением. На днях Еврорадио презентовало
мини-альбом Shuma "Zolak2
,
и мы заметили неслабый интерес к нему. Держите
продолжение: разговор с главным "шумологом" белорусской фолк-музыки певицей
Русей.

Еврорадио: Руся, когда ты только начинала "шуметь", от
тебя часто можно было услышать: "Никому это здесь не нужно". Сейчас ты уже
больше веришь в свой проект?

 

Руся: То, что это нужно и интересно, я вижу по реакции в интернете. Приходит много
писем из разных стран, люди слушают и говорят: "Вау, мы давно такого ждали!".
Есть, конечно, и упреки вроде: "Что за фигню вы с нашим фолком сделали?". Это,
наверное, пишут специалисты, которые всю жизни кладут на исследование архаики.
Я очень уважаю их работу, без нее не было бы никакой "Шумы" и никаких
экспериментов. Но я против того, чтобы все защищалось и не выпускалось наружу.
Мол, с таким большим почтением пусть стоит, я буду с него только пыль
смахивать. Почему, если у нас есть замечательная древняя культура, не облачить
ее в более современную одежду и не вывести в народ? Вот, пожалуйста, есть и
такое!

 

Он пилил конским волосом по камням, чтобы найти нужный звуковой тембр 

Еврорадио: Так "что за фигню вы с нашим фолком сделали"?
Какие эксперименты провели, чтобы перевести белорусскую архаику в "дигиталику"?

 

Руся: Пришлось через многое пройти и многому научиться. Когда мы только взялись
за работу над альбомом, думали: ой, ну что там сложного? Берешь любую песню,
набрасываешь туда каких-то ломанных битков, тут подкрутишь, там задабстепишь, и
зашибись все будет звучать. А на самом деле — нет. Очень сложно сделать приятный
и гармоничный материал, основанный на современной электронной музыке с песнями,
которые исполнялись по совсем другим канонам. Я вытрясла все мозги продюсеру
альбома Алексису Скорпио, говоря: "Леша, хочу, чтобы звучало, как на Ninja Tunes, вот, послушай, что Robot Koch
делает". А он отвечает: "Руся, успокойся, весь Ninja
Tunes работает на эстетике соула, а это "а-ра-ре" — три нотки
спел и делай с ними что хочешь. А бабушкины песни — секунда-терция,
секунда-кварта". Приходится с каждым треком работать, как с бриллиантом,
шлифовать очень долго.

Алексис, например, буквально руками вырисовывает разные
звуки. На запись трека "Ды гула пчолка" он привез в студию разные смычки — для контрабаса,
для скрипочек
— и просто пилил конским волосом по камням, чтобы найти нужный звуковой тембр.

Еврорадио: Как вы добились глубокого, объемного вокального
звучания?

 

Руся: Там есть свои хитрости. Во-первых, сам вокал. Мы в основном пользуемся
субтоновой манерой — это тип исполнения, когда к голосу добавляется очень много
воздуха. А второй секрет — работа Алексиса. Например, если прописать субтоновый
вокал, потом повторить ту же самую партию, но ее спеть шепотом и подложить,
немного сместив вправо или влево, получается такой мягкий и теплый объем.

Также можно заметить, что в песнях два голоса — мой и
Надейки [второй вокалистки Shuma. — Еврорадио].
Но они формируются в один большой, густой и толстый
голос. Например, половину строки пою я, половину Надейка, но при переходе мы
ловим такой тембральный момент, где голоса звучат почти одинаково. И таких
фишечек у нас очень много!

С любовью не очень
все позитивно было. Как ни возьмешь песню

одно горюшко

 


Еврорадио: Интересно, как переработанные вами песни
выглядели тогда, когда рождались? Также не все понимают белорусский диалектный
язык. Расскажи, о чем эти песни.

 

Руся: Выглядели так же, как выглядят сейчас в "Шуме". Это бабушкино пение, и мы не
изменяем ни мелодии, ни диалектов. Единственное, что меняется, окраска и манера исполнения. Что до самих песен, то в
древние времена они имели ритуальный характер, характер поддержки. На альбоме "Zolak" три таких песни.

Первая жатвенная, записанная на Полесье. Называется "Ой, еду я дарогаю". Представьте, по широкой дороге идет женщина, грустит и поет песню, как было
бы прекрасно, если бы кто-то услышал ее и пожалел, то есть полюбил. В древних
песнях, кстати, я слово "каханне" не встречала еще. Есть "жалець", "жалковаці", "жалкуваты" — в зависимости от
региона.

Вторая песня — "Ды гула пчолка" — семейная, об участи
вдовы. Вдова сравнивает свою жизнь с работой пчелки, но разница между ними в
том, что пчелка получает удовольствие от работы — она собирает сладкий мед, — а вдова нет,
потому что рядом нет любимого мужчины, хозяина. И она поет: "Дай абед жа мой горкі чэряз цябе мой
міленькі"

— то есть без любимого даже мед не сладок.

Третья
песня — весенняя. "На
моры вутка купалася".
Там целое кино! Мама девушки против
ее возлюбленного. И уже пришла весна, люди собираются на праздник, "танок"
водить — это когда
становятся в ряд и гуляют через всю деревню, потом водится хоровод, — а мама…
закрыла девушку в подвале! И та сидит там и замечает через небольшое окошко,
что "па вуліцы танок ходзіць, а мой міленькі
танок водзіць".
Все, парня увели. Так что, как сами видите, с любовью не очень позитивно
было. Как ни возьмешь песню — одно горюшко.

Еврорадио: когда ожидать остальных историй?

 

Руся: У нас записано очень много песен! Они находятся в стадии студийной работы, мы ищем
для них нужную концепцию, чтобы не только песни звучали современно, но и
электронная окраска. А это тяжело, потому что электронная музыка меняется чуть
ли не каждую неделю. Вот так переслушаешь почти готовый материал через два
месяца, и понимаешь: все надо делать заново, новые тембры подкладывать. Но мы
будем выпускать маленькими порциями, по три-четыре трека. К осени будет еще два
мини-альбома.А осенью — полноценная концертная программа.

Традиционная культура принадлежит и мне, и тебе, и исследователю, и любой
бабушке в деревне, и любому министру

Еврорадио: Возможно, рано еще этот вопрос задавать, но думаешь ли ты о последователях "Шумы"?

 

Руся: Я надеюсь, хороший импульс был дан Deech и
Алексу Гуфу,  тем музыкантам,
которые пытались и пытаются работать с нашими треками. Также на сайте "Шумы"
скоро появится специальная библиотека, где я буду выкладывать архивы с
экспедиций, так что каждый, кому интересно изучить язык или сделать обработку,
сможет скачать материалы бесплатно и работать с этим.

Еврорадио: Обычно архивы зарабатывают на таких материалах.
А вы так просто отдадите в люди?
 

 

Руся: Разговаривая с нашими исследователями, я прихожу к выводу, что наше
государство не заинтересовано в том, чтобы традиция жила. Поэтому я выбираю
именно "пиратское" условно говоря, распространение нашей традиционной
культуры, которая принадлежит и мне, и тебе, и исследователю, и любой бабушке в
деревне, и любому министру. Пусть это все будет в интернете в свободном
пользовании. Почему, например, американцы могут себе позволить иметь
электронную библиотеку Конгресса США, и любой исследователь, скажем, блюза,
может прийти, скачать примеры, и работать с этим. А мы нет? Конечно, наши
власти не понимают истинной ценности этого. Значит, аккурат такие инициативы,
как наша, и придут на помощь. Ведь этого нельзя прятать, это так быстро
исчезает… Все, что смогла насобирать во время работы с "Аканой", с "Казальпином",
с "Шумой", я хотебя бы отдать людям. Возможно, кто-то заинтересуется и захочет
с этим работать.

Напомним, свой первый мини-альбом "Zolak" "Шума" тоже отдала людям бесплатно.
Послушать можно на Еврорадио, а скачать и почитать тексты песен
на сайте группы www.shuma.by.