"Росатом": Мы готовы заменить корпус реактора на Белорусской АЭС

Российский подрядчик готов заменить корпус первого реактора на Белорусской АЭС. Об этом заявил первый заместитель гендиректора российской государственной корпорации "Росатом" Александр Локшин в интервью, размещенном на сайте этого учреждения.

Чиновник сообщил, что инцидент на строительной площадке Белорусской АЭС произошел в ночь с 9 на 10 июля. Корпус реактора переносили с одного места на другое на высоте четырех метров, когда поломался подъемный кран. Сам корпус закрепили с перекосом. Полчаса он висел, наклоняясь все больше, пока не "дотронулся до земли".

"У ноч з 9 на 10 ліпеня адна з субпадрадных арганізацый выконвала аперацыі па перамяшчэнні корпуса рэактара з аднаго лажамента на другі. Натуральна, гэта адбывалася па-за будынкам рэактарнага аддзялення, бо ішла яшчэ толькі падрыхтоўка да ўздыму корпуса рэактара ў энергаблок. Корпус рэактара планавалася перамясціць на адлегласць каля 10 метраў, не змяняючы яго гарызантальнага становішча. Аднак, пры страпоўцы субпадрадчыкам былі дапушчаныя адхіленні ад інструкцыі, з-за якіх адбыўся перакос грузу пры яго ўздыме.

На вышыні каля 4 метраў (пры даўжыні вырабу 11 метраў) з'явілася няспраўнасць пад'ёмнага крана, з прычыны чаго корпус заставаўся ў падвешаным стане больш за паўгадзіны. Увесь гэты час перакос паступова павялічваўся і ў выніку прывёў да таго, што корпус рэактара праслізнуў па стропах і павіс дыяганальна, даткнуўшыся да зямлі".

Все происшествие было зафиксировано на видео. По словам Локшина, даже в момент "прикосновения к земле" большая часть веса корпуса (более двух третей) приходилась на кран. А скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода.

"В течение всего процесса велась непрерывная видеосъемка и обеспечивалась регистрация усилий на крюке крана. Даже в момент касания земли основной вес изделия - более двух третей - удерживался краном. Поэтому использовать такие слова как "удар о землю" или "падение" неверно, это вводит людей в заблуждение, так как искажает суть произошедшего, ведь скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода".

Почему же строители так долго молчали о случившемся на строительстве АЭС? Чиновник заявляет, что с корпусом не случилось ничего необычного, поэтому не было нужды публично об этом заявлять. На нем только поцарапалась краска, говорит Локшин.

"В атомной отрасли есть четкие регламенты и правила, определяющие, что является событиями, о которых нужно информировать надзорные органы и общественность. Они описывают размер ущерба или воздействия на персонал, оборудование и окружающую среду. В данном случае никакого события, повлекшего какой-либо ущерб, не произошло. Максимум о чем можно говорить - о стершейся на корпусе заводской краске из-за трения металлических строп​".

Представитель "Росатома" рассказал, что за нарушение наказали субподрядные организации. Работники, виновные в нарушении, уже отстранены от своих обязанностей и больше никогда не будут работать на объектах российской корпорации. А с корпусом, заявляет Локшин, не произошло ничего: даже нагрузка на него во время происшествия была гораздо ниже той, что будет во время работы.

"Субподрядная организация понесла соответствующее наказание, а её работники, виновные в этом нарушении, отстранены от исполнения обязанностей и больше никогда не будут допущены к работам на наших атомных объектах. Но, подчеркиваю, не потому, что произошло что-то с корпусом. Их ошибка по факту привела к остановке монтажа оборудования. Более того, в информационном поле возникли сомнения в целесообразности использования этого корпуса, что как минимум является репутационных ущербом. Вот в чем вина этих людей и в целом субподрядной организации. 

Что же касается корпуса, то никаким существенным воздействиям, которые могли бы привести к изменению его свойств, он не подвергся. Показания приборов и расчеты убедительно доказывают, что максимальная нагрузка на корпус была многократно меньше допустимой и в полтора раза ниже даже той, которую он выдерживает непрерывно в  режиме нормальной эксплуатации в течение шестидесяти лет".

Дополнительные исследования провели специалисты главного конструктора реакторной установки ОКБ "Гидропресс" и производителя корпуса завода "Атоммаш". В том числе они провели ультразвуковой контроль металла и дефектоскопию сварных соединений. "Результаты подтвердили, что никаких изменений состояния корпуса не произошло", — утверждает Локшин.

Тем не менее российская корпорация допускает, что белорусская сторона не захочет использовать этот корпус — "чтобы погасить волну слухов и ажиотаж среди части населения". В таком случае российская сторона поставит на первом реакторе корпус, который предназначался для второго реактора. Его изготовление сейчас завершается.