Пострадавший от теракта: Два года назад в этот день думал открыть велосезон

Ярослав Песецкий один
из сотен человек, пострадавших от теракта в минском метро. В момент взрыва он сидел
на той самой скамейке, под которой стояла сумка со взрывчаткой. Ярослав чудом выжил,
но потерял ноги.

Его
мать Наталья встречает меня на пороге и сразу говорит о поверхностности журналистов.
Рассказывает, что сразу после теракта всех интересовала политика, а не человеческие
истории. Теперь напротив. Но сами пострадавшие уже от внимания устали. Да и не так
много его стало: "У меня лучше ситуация,
чем у матери Ковалева Людмилы. У меня есть определенность, а она по-прежнему живет в предположениях".

Рассказав о недавнем визите французского посла, женщина просит флешку чтобы переписать
мне свои рассуждения о причинах и результатах теракта и зовет в комнату сына. Разговариваем
о двух апрельских днях - сегодняшний и тот, в который произошел теракт.

Еврорадио: Ярослав, сегодня вторая годовщина теракта.
Чем занимаешься сутра, как проходит день?

 

Ярослав Песецкий: Проснулся и пошел в поликлинику сдавать
анализы. Пришло время менять протезы. Нужны новые уже. Поликлиника тут недалеко,
метров 500. Но чтобы до нее дойти, было столько приключений… По снегу не походишь,
по льду тоже. Только по асфальту. А это значит, в обход - туда, туда, туда (Ярослав
обводит рукой пол-околицы). Рассчитывал за полчаса добраться, но упал. Пришлось
отдохнуть чуть.

Еврорадио: Что делал потом, дома?

 

Ярослав: Ковырялся
в интернете. Почитал о каком-то инвалиде из службы 124, почитал комментарии. О теракте
ничего не читал. Не хочу. Что мне это даст? Сегодня карма не та, лучше сидеть дома
и не высовываться… Лепкой еще занимаюсь, из специального пластика, полимерной глины,
разные фигурки клею. Работа еще есть. Присылают через интернет, делаю потихоньку.
В той же компании работаю, где и до теракто - "Вишнев". Каждый раз разная работа: то прописать несколько статей
в базу данных, то еще что посмотреть.

Еврорадио: А что ты делал в тот день - 11 апреля
2011 года? Каким он был?

 

Ярослав: Обычный
был день, как все. На работе пересидел. С нее никуда особо не сорвешься. Работал
тогда там же, где и теперь, только
что ездил в Шабаны. И тогда утром поехал тоже. На метро… Работа тогда по-другому
выглядела, конечно. Занимался производством ламинированых материалов.

Еврорадио: Тогда, в начале апреля 2011 года, какие
у тебя были планы? Что хотел сделать?

 

Ярослав: Велосезон планировал открыть! Поездить
хотел по Беларуси, себя показать, людей посмотреть… Без какого-то конкретного маршрута.
Просто открыть карту и поехать. Это отдых. А по жизни… По жизни работа была, кредит.
Девушка. Все. Времени в особо не хватало ни на что. 8 часов работы, 8 часов на туда-сюда,
8 часов сна.

Еврорадио: Теперь изменилась жизнь? Возможно, появились
более далекие планы, чем были раньше.

 

Ярослав: Теперь…
Кредит платить по-прежнему надо. Работа по-прежнему. Ничего в особо не изменилось.
Лепка, разве что. Раньше я умел клеить, но не занимался этим. А потом время появилось
и пальцы надо было разминать.

 

Еврорадио: Отношения с близкими изменились за эти
два года?

 

Ярослав: Не
думаю. Тут ничего не поменялось. Изменилось ли их отношение ко мне, надо у них спрашивать…
Чужие люди по-другому чуть относятся, обращают на меня внимание иногда. Дети особенно.
Но чтобы как-то очень заметно, то нет. Все люди куда-то идут, куда-то
спешат. Не ко мне.

С друзьями
начали чаще видеться. Раньше дела, дела. А теперь приглашаю, приходят. В настольные
игры играем.

Еврорадио: В начале разговора ты заметил, что не
читал сегодня в интернете сообщений о годовщине теракта, о самом теракте. А за судебным
процессом следил?

 

Ярослав: Нет.
Не хочу. Дело черное. Пусть разбираются те, кому надо… С другими пострадавшими не
контактирую. Возможно, и интересно было бы, но не хочу. Внутреннее такое ощущение…

Еврорадио: Некоторые пострадавшие через два года
после теракта перестали контактировать
с журналистами, закрылись. У тебя не появлялось такого желания? Возможно, есть какая-то
обида на журналистов, на общество в целом?

 

Ярослав: Чувство
недоверия появилось. Будто разговаривал с журналистами, хотел что-то сказать людям.
А в итоге выходило совсем не то.

Еврорадио: Ярослав, можешь сейчас через нас сказать
то, что считаешь главным. Мы не будем менять твои слова, подадим точную расшифровку.

 

Ярослав: Поблагодарить
хотел бы. Всех людей, которые участвовали в спасении. Которые помогали. Весь народ,
который был неравнодушным. Это,
я считаю, главное, о чем стоит говорить.

После
взрыва Ярослав продолжает встречаться
с девушкой. Фото из социальных сетей.

Уходя из квартиры,
обращаю внимание на подъемник для инвалидной коляски, которую на одном из заводов заказал сам Ярослав (расходы
оплатил Мингорисполком). 500 метров до метро, на которые моему собеседнику сегодня
понадобилось более получаса, прохожу за пять минут. В переходе между Купаловской
и Октябрьской из динамиков доносится: "Уважаемые пассажиры, сообщайте сотрудникам
станции о бесхозных сумках и вещах,
будьте бдительными".