Вы здесь

Рабочий "Белшины", у которого отбирают детей: Со мной им лучше, чем в приюте

14 октября суд Бобруйска вынесет решение по делу Анастасии Навоевой. Напомним, что ее обвинили в "насилии над милиционером" (статья 364 уголовного кодекса). Инцидент произошел, когда медики из детской больницы отказались возвращать женщине дочь и вызвали участкового. Мать возмутилась…

Знакомые Навоевой считают, что обвинительный приговор можно приравнять к лишению ее прав на детей.

За что у матери с зарплатой  до 13 миллионов отобрали двоих детей (подробности)

Забрать на воспитание 4-летнюю Ульяну и 7-летнего Ивана хочет их отец - Геннадий Горленко. Раньше он жил с Навоевой, но потом пара разошлась.

Как стало известно Еврорадио, комиссия по делам несовершеннолетних Ленинского района Бобруйска и местный отдел образования обратились в суд с иском о лишении Горленко родительских прав. Рассмотрение дела состоится 20 октября.

"Я ни с кем не конфликтовал, просто просил: "Отдайте детей". На мои вопросы мне просто смеются в глаза", — отчаянно говорит мужчина.

Подчеркнем, что и Навоева, и Горленко работают на предприятии "Белшина", получают нормальную для Бобруйска зарплату и не стоят на учете у нарколога. Геннадий вообще никогда не имел серьезных проблем с законом.

"Мне говорят:" Вы не можете в полной мере воспитывать своих детей". Почему, конкретно не объясняют, — эмоционально продолжает Горленко. — А чем я отличаюсь от женщины в этом плане? Только половыми признаками. Я прекрасно готовлю, не бомж, я работаю, опрятно выгляжу. Ну, может быть, иногда не побреюсь. Если бы я был женщиной, детей отдали бы. Проблема еще в том, что я в три смены работаю. Но меня переведут на вторую, никаких проблем. Есть много родителей, которые выглядят куда хуже".

Геннадий посещает сына Ивана в приюте. Фото: гражданская кампания "Наш дом".

Геннадий Горленко живет с 31-летней Юлией в ее трехкомнатной квартире. Женщина подтвердила Еврорадио, что готова принять детей к себе на воспитание. К тому же, зарегистрирован мужчина в бабушкиной квартире, где, по белорусским меркам, достаточно жилых метров.

"В бумагах из комиссии по делам несовершеннолетних указано, что в свое время вы "самоустранились" от воспитания Ивана и Ульяны. Почему сейчас вы убеждены, что можете воспитывать детей?" — задаем мужчине прямой вопрос.

Геннадий Горленко: "В бумагах пишут то, что им выгодно. На самом деле, я никуда не "самоустранялся". Приходил в квартиру Анастасии, оставался ночевать с детьми, когда она работала. Готовил им еду, забирал из школы и садика, исправно платил алименты. Если бы я исчез, не устанавливал бы отцовство в добровольном порядке. Понимаете, я просто сейчас хочу забрать к себе детей, и они будут жить счастливо, и никто им ничего плохого не сделает. Я думаю, это будет лучше, чем они будут в интернате или в приемной семье".

Адвокат Навоевой: в больнице дочь ей отказались выдавать незаконно

Анастасия Навоева хотя и не ангел (ранее имела судимости), но, по мнению многих, платит за особенности своего дерзкого характера слишком высокую цену. Насилие в отношении милиционера — не лучшая характеристика. Но учтем, что инцидент произошел в момент, когда у нее отбирали детей. При этом, похоже, отбирали незаконно. На этом во время суда сделал акцент адвокат Навоевой.

В ходе рассмотрения дела заведующая отделением из больницы, где лежала маленькая Ульяна, подтвердила: документов на изъятие ребенка не было. Выходит, и законных оснований, чтобы не отдавать девочку, у медиков не было. Но те гнули свою линию и вызвали участкового.

Второй спорный момент — избиение участкового Толстика, за что и судят Навоеву.

Как Настя избивала милиционера (фото)

18 октября около 10 утра известный бобруйский фотограф Владимир Репик возвращался из нового сквера, который торжественно открыли у железнодорожного вокзала. На конечной остановке троллейбуса, которая находится рядом с его домом и с детской больницей, фотограф стал случайным свидетелем конфликта между милиционером и женщиной. Именно за этот инцидент судят Анастасию Навоеву. Как дошло до того, что женщина вместе с участковым оказалась на остановке, до сих пор непонятно. Многие удивляются: если она агрессивно вела себя в больнице, почему не была задержана прямо там...

"На остановке вижу здорового милиционера, широкоплечего, с животом и эту "дохлую" девочку. Да, она сопротивлялась, но не нападала. Было видно, что она доведена до отчаяния, но пьяной она совсем не выглядела", — вспоминает инцидент Владимир Репик.

В общем, многие аргументы обвинения выглядят неполноценно. Например, на суде было заявлено, что в момент конфликта с участковым Навоева была нетрезвой. Оказалось, что по этому поводу даже не были проведены экспертизы.

Но на каждый проваленный аргумент используются новые способы, чтобы выставить Навоеву "ужасным" человеком. Из последнего: в июле и августе появились два медицинских решения, свидетельствующие о психических заболеваниях у обвиняемой. С такими диагнозами нельзя воспитывать детей. Навоева утверждала на суде, что никогда не видела медиков, которые поставили подписи под документом.

Версии о мести от МВД и продаже детей

Анастасия Навоева сообщила знакомым две версии, почему у нее забирают Ивана и Ульяну.

Первая из них скандальная: малышами заинтересовались какие-то итальянцы. За право опеки над детьми они якобы должны уплатить в государственный бюджет пошлину в 20 тысяч евро.

В Министерстве образования сообщили, что информация о пошлине — нелепица. К тому же, переезды белорусских детей на Апеннины — единичные случаи. При этом, в Италию отправляются подростки с серьезными заболеваниями, для которых не нашлось приемных родителей в Беларуси. То же самое Еврорадио сообщили источники, которые сотрудничали с такими приемными родителями из Италии.

Вторая версия от Навоевой: ей мстит милиция за то, что жила с сотрудником МВД и некрасиво с ним попрощалась.

"Мать запрещала Денису (так зовут этого самого милиционера — Еврорадио) встречаться с Настей. Когда разошлись, она постоянно ссорилась с ним по телефону. Но из-за чего именно они расстались, я не знаю", — говорит соседка Навоевой, которая часто с ней встречалась.

Милиционер Денис с Ульяной.

Вспомнила женщина и о том, что Анастасия порвала отношения с милиционером уже после того, как в отношении ее возбудили уголовное дело.

"Вместе с Денисом они даже ходили в приют к детям. Он пытался Насте помочь их забрать. Но не сложилось", — вспоминает соседка.

В то же время гражданская кампания "Наш дом" сообщила о бытовом конфликте, который 29 июля случился между Навоевой и ее бывшим сожителем-милиционером. Пострадавший снял побои и довел дело до суда. 28 сентября вынесли решение по административному делу. Женщине дали 1,8 миллиона штрафа.

В рамках нынешнего дела, уже уголовного, государственный обвинитель запросил для Анастасии два года ограничения свободы  — так называемую "домашнюю химию". В среду 14 октября женщина, скорее всего, выйдет на свободу. Но похоже, что отстоять права на детей ей будет очень непросто. Посмотрим, получится ли это у отца Ульяны и Ивана.