Вы здесь

Против репрессий: о чем говорят участники протестов в Барселоне

Reuters

В Каталонии неспокойно. Люди вышли на масштабные демонстрации из-за приговора местным политикам-сепаратистам. После недели демонстраций и противостояния с полицией забастовки прекратились, но политический кризис продолжается: власти страны и местные власти так и не договорились о будущем региона.

В аэропорту Барселоны Эль-Прат, одном из крупнейших в Испании, сейчас тихо. Ничто не напоминает о масштабных протестах, которые были здесь меньше недели назад. Тогда несколько тысяч человек заблокировали работу аэропорта, были столкновения с полицией, а одному из митингующих прострелили глаз.

Протесты начались в понедельник, 14 октября, когда в Мадриде вынесли приговоры политикам-сепаратистам из Каталонии, богатого региона с центром в Барселоне. Девятерых осудили на тринадцать лет, еще троих оштрафовали и отпустили. Осужденные — организаторы референдума 2017 года по отделению Каталонии от Испании. Мадрид назвал референдум незаконным, однако голосование все-таки состоялось. 92% проголосовали "за" независимую каталонскую республику, хотя явка составила менее половины избирателей.

После референдума, Мадрид не признал, что некоторые его организаторы, например, президент каталонского правительства в 2016-2017 годах Карлес Пучдемон — сбежали за границу, а часть осталась в регионе. Их арестовали, и пока дело рассматривали, каталонцы продолжали периодически бастовать. Богатый регион на северо-западе Испании протестовал не только из-за реакции на референдум, а также из-за экономической политики Мадрида: Каталония дает в бюджет Испании значительно больше, чем получает.

Когда арестованным политикам наконец объявили приговор, в Барселоне начались новые протесты. На этот раз их организовало движение "Демократическое цунами", лидеры которого неизвестные, а о самой акции сообщают через анонимное приложение.

Местные власти также поддерживают манифестантов.

Люди протестуют перед железнодорожной станцией Сантс в Барселоне, Испания, 27 октября 2019 года / Reuters

...Сначала состоялись митинги в центре города. К вечеру понедельника, через несколько часов после объявления приговора, тысячи людей отправились в аэропорт.

Некоторые протестанты часами шли пешком, потому что полиция перекрыла дороги и остановила движение транспорта. Уже в аэропорту каталонцы столкнулись с полицией. В это время туристы были заблокированы в терминалах, а авиалинии срочно отменяли рейсы.

Сейчас в аэропорту удивительно спокойно. Следы протестов убрали, только на выходе стоят несколько полицейских. Туристов стало меньше — многие перенесли поездки. Впрочем, как аэропорт, так и сама Барселона вполне безопасны. По крайней мере днем.

Ночью ситуация меняется. Причем протесты проходят только в центре и только точечно: на одной улице могут активно проходить протесты, а через несколько десятков метров люди могут сидеть в баре и даже не знать, что происходит за углом.

Днем на улицах почти нет мусора или следов от беспорядков. Городские службы быстро убирают остатки ночных протестов.

В общем, за время протестов сожгли более семи сотен урн для мусора, а еще повредили дорожные знаки и фонари, что стоило городу 1,5 млн евро.

Каталонский демонстрант, выступающий за независимость, сталкивается с ОМОНом во время протеста против действий полиции, в Барселоне, Испания, 26 октября 2019 года / Reuters

Протесты под покровом ночи

Днем центр Барселоны ничем не отличается от типичного европейского города. Разве что на улицах много политических граффити, за освобождение каталонских политзаключенных, и много каталонских флагов, вывешенных из окон. После протестов появились новые граффити, на них — призывы восстановить демократию и критику репрессий.

Бернат Фабрега живет на одной из центральных улиц Барселоны. Он слышит крики манифестантов и выстрелы из своего дома.

Он также является участником протестов. Говорит, не может их игнорировать, ведь родился и живет здесь. "Мне очень нравится, что протесты распространяются на другие города, например, на Мадрид и Бильбао, — говорит Бернат. — Правительство не может продолжать свою политику репрессий".

Бернат говорит как на испанском, так и на каталонском. Но объясняет — он протестует не из-за желания отделиться от Испании, а потому, что в стране начались проблемы с демократией. Он против арестов каталонских политиков-сепаратистов или насилия правоохранителей. "Полиция использует пневматическое оружие против мирных демонстрантов, а это запрещено", — говорит он.

Офицеры ОМОНа направляют свои пистолеты-пулеметы, когда каталонские демонстранты, выступающие за независимость, протестуют против действий полиции, в Барселоне, Испания, 26 октября 2019 года / Reuters

Много молодежи, много насилия

"На протесты больше не пойду. В прошлый раз меня чуть не затоптали", — говорит Фелипе, студент магистратуры. Родом из Чили, он переехал в Барселону, где работает и учится.

"Я боюсь попасть в беду, — объясняет он. — На меня бежали люди, которые убегали от полиции, я упал". Фелипе ходил на протесты поздно вечером. Объясняет: он не против манифестаций, но рисковать больше не будет, тем более, что полиция агрессивно настроена.

Фелипе не верит, что будет какой-то результат. "У протестов нет достаточной силы. Этот город против страны, а также внутри города нет единства", — говорит он.

Фелипе прав: несмотря на результаты предыдущих референдумов, в настоящее время большинство каталонцев проголосовало против идеи отделения: примерно 44% выступают за республику, а 48,3% — против.

Некоторые каталонцы, как Дани Гарроте, против отделения, но также против приговора каталонским сепаратистам. "Я понимаю, что происходит в Каталонии, но я не поддерживаю независимость. Я предпочитаю социальные демонстрации, — говорит Дани. — Я против применения силы, потому что от этого никто не выиграет".

Дани родом из Эспаррегера, который находится недалеко от Барселоны. Жители его города, как и многие другие каталонцы, приехали в Барселону на протесты.

Дани тоже ходил на митинг, но больше не пойдет. "Я был в субботу на мирной демонстрации, — рассказывает мужчина. — Я согласен с требованиями протестующих, но осуждаю агрессию".

За неделю беспорядков, около 600 человек пострадали, двое — в критическом состоянии.

По словам министра внутренних дел Фернандо Гранде-Марласки, 288 полицейских были ранены и почти двести митингующих задержаны.

Сторонники испанского единства на демонстрации, призывающей к сосуществованию в Каталонии и прекращению сепаратизма, в Барселоне, Испания, 27 октября 2019 года / Reuters

Агрессия как развлечение

"Протесты в Каталонии всегда были мирными. Сейчас у нас проблема из-за агрессивных людей, которых не интересует политика и которые хотят развлечений, — говорит Лаура Саула, журналистка. — Поэтому у испанского правительства есть идеальное оправдание и заявляет, что каталонцы за насилие". А еще, объясняет журналистка, правительство манипулирует на теме диалога между Мадридом и Барселоной. В частности, в понедельник в Барселону прибыл премьер Испании Педро Санчес. Он отказался встретиться с Кимом Торре и заявил, что кризис в Каталонии еще не миновал.

По ее словам, полиция была очень агрессивной с журналистами. Около 65 медийщиков пострадало во время протестов. Местная Ассоциация журналистов сделала заявление в понедельник чтобы остановить насилие.

На протесты влияет приближение выборов — 10 ноября испанцы выберут новый парламент.

Правые партии могут набрать немало голосов именно благодаря событиям в Барселоне. Каталонские избиратели, зато могут заново поддержать партии, за независимость области, и у которых есть большинство в регионе.

"Праворадикалы могут получить значительную поддержку на следующих выборах", — считает Карлос Пинтос, студент магистратуры.

По его мнению, Испания радикализируется. Правым партиям прогнозируют лучшие показатели, чем на предыдущих выборах, в то время как левые и центристы могут потерять значительное количество избирателей.

Нерешенный каталонский вопрос может помочь радикальным партиям, в частности, из-за недовольства как со стороны каталонцев, так и остальных испанцев, ведь многие в Барселоне вышли на митинги не из-за желания отделиться, а именно из-за демократического кризиса в стране.

Анна Романдаш, "Громадское"