Простыя рэчы. Мы спросили белорусов, что они оставили или продали перед отъездом

Мы попросили белорусов в эмиграции поговорить о материальном: рассказать о вещах — больших и маленьких, — которые они оставили дома.

Все наши собеседники первым делом вспоминали не вещи, а родных и друзей, которых оставили в Беларуси. Любимые города и их ивенты — которых, впрочем, стало меньше.

Но потом вспоминали о картинах, которые не удалось забрать с собой, показывали фото любимой чашки в цветочек или мотоцикла, который пришлось продать. А кто-то скучает по целой куче пластинок или книг, потому что все эти маленькие артефакты — напоминание о доме. Или о том, что у тебя пока нет дома.

А о чём скучаете вы?
 

Алексей

Скучает по пластинкам. Но думает, что Виктор Бабарико скучает по своим ещё сильнее

Дома Алексея ждёт коллекция пластинок, которая весит около 150 килограммов! Наш собеседник говорит, что тоска по пластинкам — не самая большая проблема этих дней. Но рассказать о коллекции соглашается.

— Больше всего я скучаю по своей музыкальной коллекции. В Минске осталось больше 500 виниловых пластинок. На те деньги, которые я на них потратил, можно было бы купить автомобиль. С другой стороны, ну, был бы у меня автомобиль. Но ведь мне нечего было бы в нём везти!

 

"Если бы я мог вывезти из Минска только одну пластинку, я бы взял пластинку группы “Аукцион”, которую они издали в 1989 году во Франции" / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Я собирал эти пластинки семь лет. Недавно побывал в том магазине, с которого начал коллекционирование. Первой пластинкой, которую я купил, была пластинка группы The Cure — как мне тогда казалось, лучшее, что я нашёл в магазине. Тогда я ещё не знал, где и как буду слушать её — у меня не было техники.

Если бы я мог вывезти из Минска только одну пластинку, я бы взял пластинку группы “Аукцион”, которую они издали в 1989 году во Франции. Она называется “Как я стал предателем”. Я бы с удовольствием послушал её.

Я держусь и пока не покупаю новые пластинки. Музыка на носителях занимает место, а у меня пока не такие хоромы, где я мог бы себе это позволить. Но меня это не расстраивает, пока слушаю музыку в наушниках.

Это не самое серьезное ограничение. Думаю, я не так сильно страдаю от невозможности послушать свои пластинки, как Виктор Бабарико, у которого 3-4 тысячи пластинок в коллекции. Или, например, Андрей Янушкевич, который приносил свои пластинки на работу в издательство, чтобы слушать их всем коллективом.
 

Катерина Раецкая

Скучает по копии Матисса, которую подарили на девичнике, графике Славука, портретам Чехова и Джаггера

Катерина Раецкая вместе с мужем Денисом Дудинским уехала из Минска около года назад. Дома ждёт коллекция картин.

— Я всегда была интровертом, поэтому по своему дому, квартире в которой мы жили, скучаю постоянно — по запаху дерева, по свету в окошко, который в 16.00 на Автазе ложится совершенно особенным образом, по аромату сирени, который доносится со двора.

Сначала я думала, что больше всего буду скучать по книгам, у нас их очень много, и я никогда не жила в помещениях, где нет большой библиотеки. Дома у мамы, в моей детской комнате и уже во взрослой жизни — я всегда была при своей книжной коллекции. Более того, с привычкой в любой момент снять книгу с полки и свериться со словарем, воспроизвести в памяти несколько строк из стихов Цветаевой или Высоцкого либо посмотреть альбом с репродукциями.

Но со временем выяснилось, что я больше всего скучаю по произведениям искусства: картинам, которые есть у нас дома, и предметам декоративно-прикладного искусства разных стран (маскам, статуэткам, украшениям).

В квартире Катерины Раецкой и Дениса Дудинского / citydog

Дома осталась графика Валерия Славука, “Груши” Даши Семеновой, портрет Чехова (его любит Денис) и Мика Джаггера (его обожаю я) от художника Дениса Евтихиева. Копия картины Матисса “Красные рыбки”, которую мне подарили на свадебном девичнике, картина “Рыбаки и цветочницы”, привезенная из Центральной Америки, и множество любительских миниатюр.

 

"Но со временем выяснилось, что я больше всего скучаю по произведениям искусства" / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Как выяснилось, я очень привыкла жить в окружении не просто красивого, но и заполняющего внутреннюю пустоту, притягивающего взгляд и побуждающего к размышлениям.
 

Ирина

Скучает по мотоциклу, который пришлось продать, чтобы были деньги на переезд

Ирина впервые села на мотоцикл в 13 лет. А год назад ей пришлось продать его, чтобы были деньги на первые месяцы жизни в Варшаве.

— Мотоцикл купил у меня знакомый. Заплатил деньги и разрешил кататься до самого отъезда. Думаю, он и купил-то его только чтобы мне помочь, потому что прав у него не было.

 

Я очень любила просто ехать, ехать, ехать куда глаза глядят, без цели / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Дочка Ирины написала на асфальте “Жыве”. После этого начались походы на комиссию по делам несовершеннолетних. Две комиссии прошли — на третью решили не ходить.

— Сама я была и в штабе Бабарико, и в штабе Тихановской, и в “Сходе”, и в партии “Вместе”. Так что купили билет в Польшу в один конец.

В Варшаве нового мотоцикла у меня пока нет. Но как только вернётся привычный доход, обязательно куплю. Я очень любила просто ехать, ехать, ехать куда глаза глядят, без цели.
 

Евгения

Скучает по чашке в цветочек, из которой пила в декрете

Евгения играла в оркестре. Этой весной она уехала из Беларуси, из вещей взяла с собой только скрипки. Вещей, которые остались дома, не жалко. Скучает только по любимой чашке.

 

"Всё, что можно, пила из этой чашки" / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

— Всё, что можно, пила из этой чашки. Купила её в Минске — болталась по вокзалу в ожидании родителей. Увидела и удивилась: какие вещи красивые в неожиданных местах.

Самая активная фаза жизни чашки попала на мой декрет. В декрете обычно пьёшь или ешь что-то, пока ребёнок спит. И я пила из неё всё что можно: травяной чай, кофе с молоком, кофе со специями. Смотрю на это коротенькое видео и вспоминаю умиротворение тех дней. Чтение и отдых. 

Сейчас мы с семьёй живём в Гданьске. Решили попробовать перебраться в Польшу с полгода назад, но конец февраля придал планам ускорение. Брали минимум вещей. Если не считать мои скрипки, то я не привязана к материальному. По крайней мере, я так думала.

А сейчас думаю, что в Гданьске было бы теплее с любимой чашкой и любимым халатиком с Бали, подаренным подругой.
 

Мария

Скучает по целой куче книг, для которых не успела купить книжный шкаф

Мария думала, что уезжает из Беларуси на три месяца. К этому дню она уже больше года не была дома. Никаких “милых мелочей” с собой не возит, а из вещей скучает только по книгам.

— Дома у меня осталась целая куча книг. Я помню, что это “куча”, но откровенно не помню, какие именно. Я хотела поставить дома большой стеллаж и любоваться, радоваться факту обладания этим богатством.

Дом там, где есть твои книжки. Пока, к сожалению, я веду кочевой образ жизни. Но в перспективе хотела бы изъять все свои книжки из Беларуси, поставить их в безопасное место и быть уверенной, что неожиданным гостям в моём будущем доме Некляев наверняка понравится. А не так, как в Беларуси.

"Неожиданным гостям в моём будущем доме Некляев наверняка понравится. А не так, как в Беларуси" / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Если честно, я не расстраиваюсь из-за отсутствия своих книжек здесь, потому что уже успела накупить новых. Ужасно, но мне понадобился для этого второй чемодан! Я не покупала лишнюю одежду, чтобы для них хватило места.

Теперь у меня есть “Щегол” Донны Тартт на английском, книги по искусству и фотографии. В общем, я насобирала книг уже на большую полку. И не планирую останавливаться! В каждом новом городе, стране, музее я скорее иду к книжкам.

Вообще-то это всё, что меня интересует, в остальном я минималист. А книжки я буду возить за собой, даже если придётся грузить их в фуру. Я буду возить их, пока у меня не появится дом.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.