Вы здесь

Православных в Беларуси больше, чем тех, кто верит в бога?

Красным цветом обозначены православные страны.

Согласно религиозным исследованием центра Pewresearch, 73% опрошенных белорусов считают себя православными христианами, 12% ― католиками, и это при том, что верит в бога меньшее количество людей, молится ежедневно вообще только каждый четвёртый. Насколько можно доверять этим цифрам, обсуждаем с Натальей Василевич, экспертом по конфессиональным вопросам, докторантом Боннского университета.
 

Действительно ли можно говорить, что 73% белорусов считают себя православными?

Всё так. В исследовании четыре категории: православные, католики, другие и те, кто не относит себя ни к каким конфессиям. Действительно, мировые исследования и белорусские социологические опросы показывают такие цифры: 70-75% православных, 12-15% католиков и другие. С конца 90-х число тех, кто себя не относит к религии, сокращается, такая тенденция есть, опросы это показывают. Тут вопрос в том, насколько в жизни людей, которые себя определяют православными, религия имеет значение и насколько это влияет на их быт, ценности и политические взгляды.

Но при этом в бога верят менее 60 процентов!

Это типичная проблема всех результатов таких опросов. Главным критерием, что человек относится к конфессии, является его заявление об этом. Если человек говорит, что он православный, его записывают православным. Он может быть антиправославным в своих убеждениях ― не верит в основные догматы православной церкви, даже не быть крещёным, быть со взглядами, которые противоречат православному учению. Но это исследователей не интересует. Их интересует, как человек к чему-то относится. Поэтому останавливаются на том, что человек сам себя называет.

Уменьшилось количество атеистов и увеличилось количество православных в странах с преобладающим православием, а количество католиков в странах преимущественно католических наоборот снизилось. Почему?

Это опять вопрос критериев. Католическая церковь выдвигает более жёсткие критерии к своим верующим и постоянно напоминает, что значит быть католиком. Например, в Германии, если ты не платишь налог на католическую церковь и не регистрируешь себе католиком, ты не имеешь права участвовать в таинствах и не числишься членом католической церкви. Ты можешь верить в бога, быть крещёным, но вот тебе критерий. И люди говорят, ну ладно, нам такое не нравится, мы не будем платить налог, и пусть считают нас кем хотят. Католическая церковь постоянно выдвигает какие-то требования. Более обязательным является участие в таинствах для католиков, в католических семьях на этом делается больший акцент. Тут вопрос в том, что католики в Беларуси ― меньшинство, и им нужно больше подкреплять свою идентичность, или потому что католическая церковь больше ориентирована на дисциплину, чем православная.

Но действительно, православным быть легко. Достаточно назвать себя православным. Православная церковь не пытается ограничить свою численность и сказать: "Нет, если вы так делаете или не делаете того и того ― вы не православный". Даже количество людей, которые пришли на пасху освятить продукты, напротив церковь пытается эту массу себе приписать. И не важно, как часто ты ходишь. Может и лучше, что ты такая анонимная масса и не находишься в очень близкой связи с православной церковью. Мы видим: среди тех, кто причисляет себя православными, только 54% признают московского патриарха в качестве высшего авторитета в своей церкви. То есть только 54% из всех православных.
Быть католическим атеистом труднее, чем быть православным атеистом. Поэтому католикам лучше сказать, что я не отношу себя к церкви и как-то дистанцироваться. А у православных такого нет. Если взять эти данные, то можно заметить, что православная идентичность не столько церковная, сколько культурная, а католическая идентичность связана непосредственно с церковной институцией костёла.

Из стран в исследовании наиболее выделяется Чехия, где 72% говорят, что не имеют отношения ни к какой религии. Таких цифр даже близко нет в других странах.

Там люди серьёзнее относятся к религии. Это необходимость разделять учение и проявлять себя в религиозной жизни. С давних времён Чехия показывала не очень высокий уровень тех, кто себе определяет принадлежащим к какой-то религии. Там большое количество атеистов, но в Беларуси такие атеисты называют себя православными. Если человек говорит: я не верю в бога, но я православный, я не верю в бога, но я не атеист. У него нет связи между содержанием веры и тем, как он себя определяет. Но если тебя спросят, ты кто? Ну, я православный.

На какие цифры ещё следует обратить внимание?

Мне было интересно сравнивать Беларусь с Украиной и Россией. Беларусь практически по каждому пункту не показала ни самой большой цифры, ни самой маленькой. Беларусь всегда находится где-то посередине. И такие страны, как Беларусь, они зависят от тенденций, в том числе, в религиозной жизни, которые происходят у их соседей.

Очень интересные цифры по Украине, где до 2014 года украинская православная церковь московского патриархата была основной конфессией и наибольшее количество людей определяло себя принадлежащими к этой церкви. В настоящее время в Украине произошёл коллапс Московского патриархата. Только 17% определяют патриарха Кирилла, как духовного лидера, а 46% ― своего национального патриарха Киевского Филарета, который возглавляет канонически непризнанную в православном мире церковь. Фактически, после событий 2014 года (Майдан, Крым, война) Московский патриархат потерял свои позиции в Украине, и из серьёзной силы он превратился в небольшую группу последователей. Потерял все свои позиции. Мы видим, что за 2-3 года это стало возможным. Люди меняются, и какие-то внешние события или серьёзные события в их жизни меняют отношение к религиозным организациям весьма значительно. При том, что Беларусь пока сохраняет высокую степень лояльности к Московскому патриархату, это может очень быстро измениться. Хотя и 54% ― не так много. Люди не так заинтересованы в патриархе Кирилле, как в лидере, и, думаю, тенденция будет возрастать.
В Беларуси православные и католики во многих вопросах похожи. Нельзя сказать, что есть какая-то православная политическая идентичность или католическая. Взгляды человека не очень зависят от религиозной принадлежности. Хотя есть стереотип, что православные против демократии, а католики более прозападные. На самом деле, такой разницы нет.