Вы здесь

Переводчик Мураками: Трасянка напрягает слух. Такого эффекта и хотел добиться

Один из героев рассказа "Yesterday" Харуки Мураками (Книга "Мужчины без женщин") говорит на кансайском диалекте японского языка. В русском переводе Андрея Замилова кансайский диалект превращается в… нашу трасянку.

Переводчик говорит, что его забавляет такой интерес белорусских СМИ после публикации фрагмента с трасянкой. Но на контакт, как нам кажется, идёт с охотой.

Еврорадио: Как возникла мысль передать кансайский диалект трасянкой?

Андрей Замилов: Не помню, почему именно трасянка. Нужно было поставить русскоязычного читателя в ситуацию, когда он понимает, но не так гладко, как если бы на родном языке. Конечно, такие вещи без native speaker невозможны.

Еврорадио: Знали ли вы до этого случая о существовании трасянки?

Андрей Замилов: Ну, специальность лингвиста такое подразумевает.

Еврорадио: Были ли вы когда-нибудь в Беларуси? Слышали ли белорусский язык, как он звучит?

Андрей Замилов: В Беларуси я не был, а язык... ну кто ж в советские времена не слушал "Песняров"? 

Фото: Novayagazeta-ug.ru

Еврорадио: Но белорусский язык понимаете?

Андрей Замилов: Лингвист, пользуясь навыками, может улавливать основную канву речи родственных языков. Например, в Японии бывает, что южане с трудом понимают речь северных диалектов. Это обусловлено рядом исторических факторов, но присутствует по сей день, спустя 400 лет после объединения страны.

Под публикацией на сайте "Медуза" некоторые понимающие кансайский диалект люди отнеслись к такой параллели критически. Но мы посчитали, что для русскоязычного читателя трасянка пусть не идеально, но впишется в текст, причём, лучше, чем одесский, скажем, суржик.

К тому же, мы — родственные народы, говорящие на исторически близких языках.

Еврорадио: В переводах диалекты обычно передают диалектами. Но трасянка — не диалект, а смешанная форма речи. Насколько в данном случае это корректно?

Андрей Замилов: Знаете, это тема для отдельного разговора. Диалекты русского вряд ли были бы уместны, а трасянка, в общем, понятна, но всё же напрягает слух. Именно такого эффекта и хотели добиться. Чтобы читатели естественно воспринимали реплики главного героя, но при этом немного "зависали" на фразах его собеседника.

Постепенно главный герой приходит к выводу, что его собеседник освоил не просто осакский вариант кансайского диалекта, а некий слэнг бейсбольных болельщиков определённого (я так думаю, рабочего) района города, коих в Осаке 23. Наверное, это и может послужить ответом на вопрос, почему именно трасянка.