Вы здесь

Пенсионерка из Минска: очень страшно, но радостно, что люди не сдаются

Марш пенсионеров в Минске 19 октября / Фото: Еврорадио

В воскресенье 29 ноября в Минске прошел Марш районов. Традиционно силовики заняли позиции по всему городу, но протестующие всё равно смогли собраться. Их задерживали, били, разгоняли спецсредствами. Еврорадио об этих событиях рассказывало с помощью аудиосообщений на мобильном номере *5050.

В тот же день на этот номер позвонила жительница Минска, которая эмоционально сообщила о происходящем возле её дома. Мы позвонили ей, чтобы поблагодарить за сообщение, а в ответ получили монолог о происходящем в стране. Публикуем его полностью. Нашу собеседницу зовут София Михайловна, ей 84 года, живёт в Малиновке.

Как всё начиналось

Всё началось в конце 80-х, когда только вышел первый экземпляр "Народной воли". Главным редактором был уважаемый Павел Середич. Я начала читать эту газету. Хотя до того я читала советское, конечно, как все советские люди. У меня высшее образование, закончила физмат. Работала в НИИ всю жизнь, на ВПК. Что-то нам привозили из Москвы, через командировки, что-то перепечатывали на ксероксе, ещё как-то. Читали всякий самиздат. И просвещались.

Когда пришёл наш "незаменимый", во времена Позняка, были демонстрации, нас никто не бил, я ходила и участвовала. Была на митинге, когда шли рабочие из Заводского района и дошли до памятника Ленину. Вот тогда начало формироваться другое мировоззрение и понимание. 

Всё время мне было жалко потраченных лет. Нас в университете учили истории партии. На физмате. Нафиг она нам была нужна на физмате? Учили всех царей, но только не историю Беларуси.

Как всё закрутилось

С тех пор я начала интересоваться историей Беларуси. Уже в 90-е можно было много чего найти. Да и история происходила на наших глазах: например, тогда транслировались все заседания Верховного Совета. Я лично знала Сергея Антончика, который готовил знаменитый доклад о коррупции. И как с докладом о коррупции выступил другой. И как на этом "выехал". И как он принимал присягу под нашим бел-чырвона-белым флагом. А теперь он называет его фашистским?

Что сейчас

Сейчас у меня плохое зрение, диабет. Десять дней назад я повредила ногу, только сегодня добралась до травматолога. Сижу на обезболивающих. У меня остались дети, внуки. В своё время меня родственники называли "бэнээфовкой". И говорили: "Ты детей испортила". Ну да, теперь так рассуждают мои дети и внуки. Их шестеро уже подрастает. Они также думают, как и я. Они выросли со мной.

Сейчас всю информацию о происходящем в Минске я получаю от них. Компьютера у меня нет. Я не владею ничем. У меня внучка одно время жила — было всё. Ну вот, появились вы — спасибо, получаю информацию по телефону.

"Страшно, очень страшно, но радостно, что люди не сдаются"

Вы не представляете, как бы я хотела быть там, где бьют. Да, я уже дойти не могу. Но живу рядом с 25-й поликлиникой. И сегодня была там. Видела двух мальчиков, которые ходили к травматологу. Они ходили то к травматологу, то к хирургу, то на снимки. У одного всё лицо искалечено! И это после вчерашнего. Он маску даже надеть не может. Я не очень хорошо слышу. Сын больше слышал, и мне потом пересказывал, как они делились впечатлениями о вчерашнем.

Да и я сама лично слышала два больших взрыва. Всё, что ощущала, — страшно, очень страшно, но радостно, что люди не сдаются. Когда же он напьётся нашей крови? Я рада, что выросло поколение разумное. Не такое, как мы были.

Что дальше

Я очень хочу, чтобы всё-таки Беларусь выжила. Но я не знаю, я теряю надежду.

Не зря говорят, что против лома нет приёма. А лом только у него. А у нас цветочки и маски. Это не сработает, если у человека нет ничего человеческого. Как до него можно достучаться?.. Многие люди уехали. Моя внучка тоже уехала.

Я слышу, как молодые говорят: "А, это всё старики виноваты, они его выбрали". Я ни разу за него не голосовала, никогда. Я с самого начала, считай, из-под стола читала эти самиздаты.

Я уже с 92-го года на пенсии, и все, кто работал со мной, все думают так, как я. Нет среди моего окружения тех людей, которые бы голосовали за него. И которые бы махали его красно-зелёными флагами. Не знаю, откуда берутся они?

Хотелось бы умереть с надеждой. Дай бог вам сил, молодым. Я не боюсь своих слов, хотя, возможно, я доверилась не только вам, а и какой-нибудь Иванов нас услышал. Но мне уже нечего бояться. Я 18 лет живу после онкологии. Так что я уже прожила больше, чем надо. Только очень хочу, чтобы мои наследники жили в свободной Беларуси.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.