Немцов: Я видел белорусов очень сильных и смелых, но они — в эмиграции

Еврорадио: Белорусская Объединенная гражданская партия и российская Партия народной свободы сейчас партнеры по борьбе с режимами в России и Беларуси. Кто кому прежде всего в этом поможет?

Борис Немцов: Я очень хочу, чтобы Беларусь стала свободной. Ведь если вы станете свободными, то и у России появится шанс стать свободной. Я считаю, что у вас, несмотря на драматизм многолетней диктатуры, шансов стать демократической европейской страной, гордой и независимой, больше, чем у России. В первую очередь, потому что у вас нет имперских комплексов по очевидным причинам. А во-вторых, потому что вы — сердцевина Европы. И у вас нет Кавказа, а это очень важный фактор — Путин его всегда использует при объяснении установления авторитаризма. Дескать, угроза терроризма, фундаментализм и так далее. Кроме того, вы — народ образованный, Европа совсем рядом... Короче, если у вас получится, то и у нас получится. А если у вас не получится, то, к сожалению, и нам ловить нечего. Отличает нас только то, что ваш правит вами лет двадцать, а наш хочет его обогнать. Но получается у него пока что только в пределах 13 лет. Это очень печально.

И что интересно: они друг друга ненавидят, но сами как сиамские близнецы — не внешне, а по ненависти к Западу, шпиономании, оболваниванию собственного народа, манипуляциям, фальсификациям... Просто какое-то дежавю — что Москва, что Минск!

Еврорадио: Удается белорусской оппозиции победить — будет и у российской шанс, говорите вы. А вариант обратный возможен?

Борис Немцов: Я был бы счастлив! Мне нравится эта идея!

Еврорадио: Если российские демократы придут ко власти — что ожидает Союзное государство, Таможенный союз?

Борис Немцов: Лично для меня независимость Беларуси — данность. Считаю, что у нас должны быть дружеские, экономические, партнерские отношения. Уверен, что демократическая Россия и демократическая Беларусь в таком режиме и будут существовать — демократии не бьют друг другу лица. И ни у кого из нас никогда не было и не будет желания совершить насильственный аншлюс. Дружеские и партнерские отношения — выгодны. Ко всему, это соответствует настроениям в России и Беларуси. Почему сейчас многие настороженно относятся к России? Потому что все понимают, что Путин насильственно хочет привлечь в Россию страну — Беларусь. А насилие — это тяжкое преступление. Мы не насильники.

Еврорадио: Зачем вашей партии это соглашение с ОГП — вы хотите набраться сил от белорусской оппозиции и от ОГП в частности?

Борис Немцов: Я Анатолия Лебедько сто лет знаю и, честно говоря, его оптимизму можно позавидовать. Он и после того, как отсидел в тюрьме КГБ, остался верен своим принципам — это серьезно. Людей непоколебимых очень мало. Я видел белорусов очень сильных и смелых, но они — в эмиграции. Я их видел в Варшаве, Вильне, Москве. Но в Минске таких людей очень мало. Поэтому я горжусь, что наши партии заключили такое соглашение. И я бы хотел, чтобы после нашего сегодняшнего документа последовали практические шаги — чтобы мы проводили совместные конференции, обменивались опытом, приезжали поддерживать друг друга. И если кто-то окажется политзаключенным — чтобы об этом говорили, солидарность проявляли.

Еврорадио: Белорусскую оппозицию упрекают слабостью, неспособностью чего-либо добиться, как, думаю, и российскую — объединение двух партий способно добавить силы хоть одной из них?

Борис Немцов: Не надо издеваться над белорусской или российской оппозицией, говоря: вот, вы такие разобщенные, не способны договориться, скандальные и так далее. Вы должны понимать, что против нас — и в Минске, и в Москве — ведется целенаправленная, очень не дешевая по деньгам работа — по дискредитации, засылке разных негодяев и провокаторов, обработке общественного мнения, манипуляции этим мнением, убеждению, что оппозиция — это шпионы, агенты и еще черт знает что. Кстати, в этом Путин практически все технологии Лукашенко перенял. Посмотрите российские каналы: оппозиция, гражданское общество — все мы кормимся на деньги Госдепа, все шпионы. Причем не только американские, но еще и грузинские! Кстати, что меня поразило: когда в ваших СМИ прошла информация о том ,что Лебедько встречался с Гиви Таргамадзе, то ваш не стал возбуждать уголовного дела по этому поводу. А наш счел, что втюхать тему о том, что Гиви Таргамадзе за 40 тысяч долларов организует в России государственный переворот, — можно. В результате Таргамадзе объявили в розыск, а Удальцову и Лебедеву грозят огромные сроки. Представьте: какая у нас слабая власть, если с ними всеми за 40 тысяч долларов разобраться можно!

Еврорадио: Белорусская оппозиция уже сколько лет не может выбрать единого кандидата на президентских выборах...

Борис Немцов: Это трудно не заметить. Но и у нас то же самое.

Еврорадио: В чем причина?

Борис Немцов: В инфантильности, амбициях и отсутствии соответствующей ответственности. Это, между прочим, российскую и белорусскую оппозицию тоже сближает. Что мы хотим сделать, чтобы эти очевидные проблемы преодолеть... Ближайшие значительные выборы у нас — выборы в Мосгордуму и выборы мэра Москвы. Москва, с точки зрения потенциала, по населению больше, чем Беларусь. В Москве сильные протестные настроения, очень сильная оппозиция, и вся протестная активность России сконцентрирована в основном в Москве. Первый шаг — Мосгордума. Если нам удастся во время подготовки к этим выборам провести праймериз, сформировать список не на основании каких-то политических интриг, а на основание предпочтений москвичей, то это будет важным шагом. Дальше — выборы мэра Москвы. И если мы после выборов в Мосгордуму сумеем договориться насчет единого кандидата в мэры Москвы, то это будет очень серьезный шаг. Дальше будут выборы в Госдуму и выборы президента в 2018 году.

Еврорадио: Вы в президентских выборах планируете участвовать?

Борис Немцов: Я буду в праймериз в Мосгордуму участвовать. А с президентскими выборами... Надо будет смотреть, что получится: если окажется, что москвичи меня поддерживают, то я буду думать, что дальше мне делать. Я без лукавства — говорить, что я буду кандидатом в президенты, может человек, который не очень понимает, как жизнь построена. Загадывать, что в России будет через год, может или дурак, или человек, очень далекий от России. Я никогда такого не делал за свою долгую политическую жизнь — я не знаю, что будет со мной и моей страной через год. Поэтому и сегодня говорю исключительно о выборах в Мосгордуму — те выборы через год.

Еврорадио: Кем в таком случае считать Навального, который уже сейчас объявил о своих планах баллотироваться в президенты?

Борис Немцов: Навальный до последнего позиционировал себя как блогера, но в действительности он уже давно является одним из лидеров оппозиции. И расправа сейчас над Навальным происходит не потому что он блогер, а потому что он политик. Как раз он в этой ситуации поступил правильно. До выборов далеко, но он сейчас находится в такой драматической ситуации, что ему ждать официального начала выборов было нецелесообразно.

Еврорадио: Насчет договоренности разместить в Беларуси российский авиаполк — как вы к этому относитесь?

Борис Немцов: Россия и Беларусь относятся к тем диктатурам, которые считают своим главным врагом Запад. Больше ненависти к Западу, чем у Путина, я, честно говоря, ни у кого не видел. Думаю, что Лукашенко в этом разделяет его взгляды. Лично я считаю, что угроза России исходит не от Запада, а исходит она со стороны Китая и фундаменталистских исламских режимов, которые находятся за южными рубежами России. Это — талибы Афганистана, Иран, нестабильный и одновременно ядерный Пакистан. Но эти господа считают иначе. И здесь интересно — зачем это надо Лукашенко? Прежде всего, он считает, что это гарантия того, что его личной власти ничего не будет угрожать со стороны Запада. Но это не главное. На мой взгляд, Лукашенко это надо для торговли. А дальше он начнет говорить: "Будете себя плохо вести или не дадите мне денег — я вашу базу закрою!".

А Путину это надо для удовлетворения личных имперских амбиций. Это неадекват. Дело в том, что Беларусь — независимое государство, это неприкосновенная вещь, и белорусский народ никогда от независимости не откажется. И поэтому попытки с помощью баз сделать страну зависимой — они безнадежны. А вот то, что за эту базу Лукашенко будет требовать очередные поставки дешевой нефти, газа и так далее — у меня сомнений нет. И в том, что до белорусского народа эти деньги не дойдут, у меня, к сожалению, тоже сомнений нет. Я не большой поклонник Путина, но видеть, как Лукашенко вытянул из нашей страны за годы своего властвования 100 миллиардов долларов, и не в пользу белорусского народа, между прочим, — мне больно. А здесь для такого вытягивания появился новый инструмент!

Ну, еще Путину это надо, чтобы Обама, который и так в дефиците находится, отказался от планов по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Американцы сейчас и правда значительно сократили свои амбиции в этом направлении. И не потому что угрозы от Ирана нет, а потому что находятся в абсолютном бюджетном коллапсе ежегодно 1 триллион необеспеченных денег.

Еврорадио: Только ли против западной угрозы могут быть использованы российские войска в Беларуси?

Борис Немцов: Я знаю, что по этому поводу волнует свободных людей вашей страны — могут ли русские эскадрильи быть использованы против белорусского народа? Скажу вещь непопулярную: я считаю, что на 100% — нет. Я не могу себе такого представить, чтобы полк авиационный был поднят по тревоге для того, чтобы белорусский Майдан каким-то образом бомбить, — я в это не могу поверить!

Еврорадио: Эта договоренность насчет базы — должна ли она быть ратифицирована парламентами стран?

Борис Немцов: Должна. Но — у нас есть парламенты, вы считаете?

Еврорадио: Но хотя бы чтобы вопрос номинально был поставлен!

Борис Немцов: Номинально и будет поставлен. Проголосуют единогласно. У вас. У нас двое будут против: Пономарев и Гудков. А так: "Парламент — не место для дискуссий". Или вы что хотите сказать, что после того как эти соглашения Шойгу с Лукашенко будут внесены и ратифицированы — после этого их легитимность станет выше или что?! Я так не считаю.

Еврорадио: Должна ли будет Россия оплачивать нахождение в Беларуси своей авиабазы?

Борис Немцов: Безусловно. И Лукашенко, как я говорил, будет вытягивать — мы будем, смотри, за нее больше платить, чем за Черноморский флот! Как деньги вытягивать, ваш знает — специалист! Сейчас с арендной платой будет целая история, посмотрите! И ладно, если бы эти деньги шли учителям или на дороги, а так...

Еврорадио: Сейчас и российские чиновники узнают, что такое "списки невъездных" — я об "Акте Магнитского". А как вы лично относитесь к санкциям такого рода?

Борис Немцов: Я против санкций, направленных, к примеру, против государства Беларусь. Но я за персональные санкции. Считаю, что убийцы, воры, которые беспрепятственно могут совершать преступления в своей стране, должны хоть таким образом получать по физиономии. Причем получают они достаточно гуманным образом: отказ в визе нельзя сравнивать с тюремным заключением — это не наше Лефортово и не ваша "американка". Я считаю, что один из самых пророссийских законов, который принимался в Америке, — это "Акт Магнитского". Дело в том, что были отменены все санкции против России как государства и были введены санкции против убийц и казнокрадов. А также тех, кто ворует у русского народа голоса.

Фото: Змитер Лукашук