Вы здесь

Назад в СССР и вперёд в Румынию: как в Молдове выбирали парламент

Избирательный участок в здании теоретического лицея имени Георге Асаки в Кишиневе, Молдова, 24 февраля 2019 года/Громадское

Европа или Россия? Куда идти и с кем сотрудничать? Эта дискуссия существует в молдавском обществе последние 30 лет. И во время парламентских выборов она еще больше обострилась. Парламенту в этой стране принадлежит вся реальная власть, а роль и функции президента довольно ограничены. 24 февраля Молдова выбирала новых депутатов — впервые по смешанной системе. О том, почему часть людей ностальгирует по СССР, а другие хотят присоединиться к Румынии — в репортаже Громадского.

Красная звезда

— Ах, если наша партия выиграет — сделает все так, как раньше! — ностальгически вздыхает пенсионерка Маритана, которая раздает на улице агитационную продукцию социалистов.

— Как раньше — это когда?

— Ну как, когда у нас было 16 республик! Тогда все жили в мире, согласии и любви.

Маритана ошибается: советских республик на самом деле было 15. Во времена СССР она работала экономисткой. Когда слышит, что мы из Украины — говорит, что по телевизору в Молдове часто рассказывают страшные вещи о "бандеровцах, которые могут побить из-за русского языка".

"И нам здесь в Молдове не дают говорить по-русски! Хотят, чтобы все обязательно говорили только на румынском. Но румыны и молдаване — две разные нации. У нас даже менталитет разный. Мы любезные, сочувствующие, а румыны более жесткие. Они не уважают других людей, они себя не уважают. И вообще, я считаю, что молдаване — самые лучшие люди на планете".

Молодежь на митинге сторонников партии социалистов, Кишинев, Молдова, 22 февраля 2019 года/Громадское

Алина Раду, главный редактор издания Ziarul de garda, объясняет: такие настроения у большой части населения в основном из-за влияния российской пропаганды, которой в Молдове много.

"У нас есть русскоязычное население и румыноязычное население. И русскоязычные в основном смотрят российские каналы, потому что здесь только эти каналы транслируют на русском. Ежедневно там звучат угрозы, что если мы не будем дружить с Россией, то все церкви разрушат, все превратятся в геев, — вы сами прекрасно знаете эту риторику. Что сюда приедут сирийцы, и с нами произойдет что-то плохое, если мы будем дружить с Европой".

Пока беседуем с Маританой, к ее агитационной палатке подходит мужчина.

— Скажите, а сколько будет стоить газ, а? Ваш президент [Игорь] Додон сказал, что заплатит все долги. Или не заплатит?

— Мы все всем заплатим!

— Конечно! У нас же море денег, правда? Нам же некуда их деть! Посмотрите, люди попрошайничают на улице, им нечего есть, — мужчина кивает в сторону бабушки, которая стоит напротив и просит милостыню. — А вы здесь макулатуру раздаете. Всех ваших политиков надо посадить в тюрьму! Одни преступники, вместе с вашим президентом!

Маритана выслушивает гневный монолог в свой адрес и молча ждет, пока мужчина уйдет.

"А что мне с ним ссориться? Бессмысленно. Наверное, его только что выпустили из психбольницы. Нормальным людям не надо объяснять, как мы будем выполнять обещания. Мы сказали, что будет все хорошо — значит все так и будет! Не верь никому — голосуй за звезду!"

Флаги на балконах жилого дома в Кишиневе в поддержку политических сил в день выборов в парламент, Молдова, 24 февраля 2019 года/Громадское

Синие, красные и белые

Традиционные противники социалистов в течение многих лет в Молдове — демократы. На этих выборах их методы агитации довольно похожие. Только цвет униформы у агитаторов другой — синий. Демократическую партию контролирует самый богатый молдавский олигарх — Влад Плахотнюк. Демократы были у власти последние восемь лет. Но несмотря на проевропейские заявления, с воплощением настоящих европейских ценностей у партии мало общего.

"Все правосудие, суды, прокуратуру и полицию контролирует действующая власть. Решения в правительстве принимаются в интересах Влада Плахотнюка, — говорит Алина Раду. — Вся политика зависит от одного олигарха".

Главный редактор издания Ziarul de garda Алина Раду в редакции, Кишинев, Молдова, 24 февраля 2019 года/Громадское

"Мы с 2009 года говорим о евроинтеграции, а живем так же, может даже и хуже, — добавляет Кристиан Жардан, редактор другого СМИ, Unimedia. — И слово „проевропейский“ потеряло для людей свою привлекательность. Хотя наверняка у каждого есть семья в Европе, поскольку многие эмигрировали за границу — особенно после безвиза — но люди устали от этого. А социалисты и пророссийские движения более дисциплинированы".

Пока разговариваем, на колени Кристиана запрыгивает пятнистый кот, который живет в их редакции. Кота зовут Жопа. Сами журналисты шутят: "Назвали его в честь политической ситуации в Молдове".

Кристиан Жардан, редактор Unimedia, Молдова, 22 февраля 2019 года/Громадское

Коррупция и зависимость от олигархов — большая проблема для Молдовы. Перед выборами по всему Кишиневу расклеили постеры с коллажем, где основные политики изображены клоунами-марионетками Власти Плахотнюка. Среди них — еще один олигарх Илан Шор, у которого есть собственная партия. Суд признал его виновным в краже $1 млрд из молдавского банка, однако Шор подал апелляцию — а значит, пока что может баллотироваться в парламент. Кроме этого, люди в Молдове знают Шора еще и благодаря развитию его родного города Орхей, расположенного неподалеку от Кишинева. Там он даже построил большой парк развлечений, "молдавский Диснейленд". Над названием долго не думал: назвал его Орхейлендом.

Постер с коллажем, где основные политики изображены клоунами-марионетками Влада Плахотнюка, Кишинев, Молдова, 24 февраля 2019 года/Громадское

Часть населения действительно видит в Шоре если не бога, то как минимум успешного бизнесмена, который превратит Молдову в цветущую и богатую страну. Так, как он когда-то сделал со своим городом.

"Это все сказки об украденном миллиарде! — машет рукой таксист Алексей. Как и большинство молдавских таксистов, он обладает глубокими познаниями в политологии, истории, социологии и геополитике. — Если бы он украл деньги, то уже бы сидел. Его не посадили — значит, все чисто. Посмотрите, сколько он в Орхее сделал! Общественный транспорт, дороги, парк развлечений построил. Люди довольны! Я не знаю, как там у вас в Украине, но я себе думаю так: коррупция есть повсюду, но при ней можно дать жить людям. Если у меня есть что есть, если мои дети одеты и меня никто не трогает — зачем мне интересоваться политикой, правда? Олигархи — не олигархи, для меня разницы нет".

Агитационный билборд политической силы олигарха Илана Шора на кишиневской улице, Молдова, 23 февраля 2019 года/Громадское

Вместе с Румынией

Альтернативой олигархам является блок ACUM (в переводе с румынского — "сегодня") — проевропейская оппозиция, которая ранее не входила в парламент. Двадцатилетний студент Евгений Синчевичи — среди тех, кто помогает политикам с агитацией. За день до выборов волонтеры собираются в одном из спальных районов Кишинева и записывают на видео агитационную песню на мотив Queen — "We will rock you". После этого разбегаются по району — ходят по домам и оставляют в дверях агитационные листовки.

Среди кандидатов ACUM много унионистов — то есть сторонников объединения Молдовы и Румынии в одно государство. Парадоксально, но эта идея довольно популярна среди прозападных молдаван. Евгений — один из таких.

Студент Евгений Синчевичи — агитатор за проевропейский блок ACUM, Кишинев, Молдова, 23 февраля 2019 года/Громадское

"Во-первых, я себя чувствую европейцем. Затем я румын, и далее — молдаванин, — рассказывает парень. — Молдова была частью Румынии, но после русско-турецкой войны наш регион отдали Российской империи [формально страна под названием Румыния появилась позже — в 1877 году, после объединения княжеств Валахия и Молдавия; впрочем, в состав последней территория современной Республики Молдова уже не входила — ред.]. В это время проводилась русификация, и потом свою лепту внес СССР. Если вы будете 200 лет под Россией, культура, хочешь не хочешь, но трансформируется. Но несмотря на это, мы с румынами — один народ, и должны когда-то объединиться. Но это объединение должно быть прагматичным и только при наличии консенсуса в обществе".

— Но это означает потерю суверенитета, — говорим мы ему.

— Суверенитет сам по себе ничего не дает. Поскольку мы маленькая страна, которая не может существовать без помощи Европы или России, мы с кем-то должны объединиться. Это надо признать. Для меня наиболее логичным вариантом является объединение с Румынией. Но с этим спешить не надо. Пускай сейчас люди привыкают, и когда будут готовы — тогда об этом поговорим, — продолжает Евгений.

Депутаты и сторонники проевропейского блока ACUM накануне выборов в Кишиневе, Молдова, 23 февраля 2019 года/Громадское

На активизм Евгения вдохновила предвыборная кампания 2016 года в США — в то время парень учился по обмену в Пенсильвании. После этого решил вернуться домой, чтобы развивать свою страну. "Когда я был там, увидел, насколько молодежь активна в политике. Мне стало интересно, почему у нас в Молдове этого нет — и сколько бы можно было изменить, если бы больше хороших людей было в политике".

У парня есть четкий ответ на то, каких именно изменений он ждет. "Для меня самое важное — доверие к правосудию. Чтобы я был уверен, что когда я иду в суд и я прав, то я его выиграю. Например, если я хочу открыть бизнес, или хочу просто жить в безопасности — должен быть уверен, что у нас неподкупные суды, а преступники будут наказаны".

Здание молдавского парламента в день выборов в Кишиневе/Громадское

Выборы в Молдове состоялись с нарушениями. Партии массово свозили автобусами на участки людей из Приднестровья, которым, по данным наблюдателей, дали четкие указания, за кого голосовать. В конце концов, в новый молдавский парламент вошли все четыре основные силы: социалисты, демократы, ACUM и партия Илана Шора. 

После подсчёта всех голосов утром во вторник, Центральная избирательная комиссия Молдовы объявила результаты парламентских выборов: в результате голосования по национальному округу 31,15% голосов набрала Партия социалистов, 26,84% — оппозиционный блок ACUM, 23,62% — Демократическая партия Молдовы и 8,32% —  партия “Шор”. Остальные партии не преодолели 6-процентный барьер.
По прогнозам экспертов, социалисты получат 35 мест в парламенте, демократы — 30, представители блока ACUM — 26 мест, а партия “Шор” — 7 мест; ещё три места останутся за независимыми депутатами.

Так как ни одной из партий не удалось получить 51 место, им придётся договариваться о формировании коалиции. Эксперты предсказывают, что это будет непросто. Если политики не договорятся в течение трёх месяцев, парламент будет распущен и в стране назначат новые выборы.