"А нам зарплату на карточку зачислят новыми или старыми деньгами?"

Уже несколько вечеров в спальных районах Минска возле банкоматов очереди, люди снимают деньги, чтобы в первые выходные после деноминации не остаться без наличных. Днём 30 июня в центре столицы спокойнее, снять деньги (возможно, в последний раз в вашей жизни это будут банкноты с большим количеством нулей) можно без особых проблем. Ажиотажа нет. Иду по центральным улицам расспросить народ, что он думает о новой валюте и как готовится к её появлению.

Две женщины в жилетах коммунальной службы, курят сигареты у выхода из торгового центра "Столица", деноминация им безразлична:

"А что там было снимать? Мы зарплату как получили, так и сняли. Зарплаты той два миллиона. И миллион аванса — всё. Какая там у нас зарплата. Что-то изменится после деноминации? Да ничего. Жили мы нищими и будем нищими жить. А кто богато жил — тот останется богачом. Мы и так копейки получали, теперь снова копейки будут. Нищие мы. А у вас сколько зарплата? Тоже, думаю, небольшая".

 

Деноминации в Беларуси в интересных цифрах

71828500000 рублей — такую зарплату получали бы белорусы, если бы в стране не было деноминаций.

Подруги у Красного костёла, долго просят меня поговорить с "кем-то другим", так как сами "ничего в новых деньгах не понимают". Их признание оказывается чистой правдой:

"Ой, мы ничего не понимаем и не готовились. Вот как это будет, нам на карточку 10 июля зарплата придёт новыми деньгами или старыми? Непонятно. А копейки... Выросли мы при копейках. В 1993 году мы как-то пережили новые деньги. И зайчики пережили, и перемены, и всё. Мы тогда были молодыми, так интереснее было всё. А теперь... теперь это нехорошо как-то. Много перемен — это нехорошо. Пенсионерам будет плохо, опять же, путаться будут. Выросли на копейках, потом бумажки, сейчас снова копейки. Эти перемены плохие для мозга, для психики. Кошельки покупали лі новые? Да нет, какие кошельки, в карманах, хлопнула, и всё. Копилки заведём, будем собирать в копилки".

 

Студенты у отеля "Минск" пьют разливной квас, убеждены, что деноминация проводится для того, чтобы правительство могло исподтишка девальвировать новую национальную валюту:

"Мы девальвацию ожидаем, так как будет девальвация. Четыре нуля убрать — это не просто так. В любом случае будет девальвация. Любая деноминация влечёт за собой девальвацию. У меня 50 тысяч белорусскими осталось на счету, все деньги в доллары перевёл. Больше белорусских нет. Кошельки для монет новые не покупали. Будем с трехлитровой банкой ходить, туда собирать".

Новая сторублёвка. Один миллион "старыми". Фото: sputnik.by.

Парень на скамейке возле музея кино. Говорит, что всё будет хорошо:

"Только что снял последние деньги со счёта. Знаю, что банки несколько дней не будут работать. Программное обеспечение будет меняться. Будут трудности. А так, мы, конечно, к старому привыкли, но что-то новое, я не думаю, что это плохо. Новые деньги мне нравятся. Монеты, конечно, непривычно немного будет использовать. Но чтобы я сильно расстраивался из-за этого, то нет".