Вы здесь

На учениях “Запад-2017” российские генералы учились командовать белорусами?

На фото: Владимир Путин наблюдает за учениями "Запад-2017".

Одной из основных задач, которые стояли перед группировкой Союзного государства на учениях “Запад-2017”, было переподчинение белорусских солдат российскому Генштабу. Такого мнения придерживаются украинские военные эксперты Михаил Самусь и Владимир Копчак, которые по просьбе Еврорадио проанализировали учения.

Михаил Самусь и Владимир Копчак — заместители директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Киев). Михаил Самусь занимается международными вопросами,  Владимир Копчак — выпускающий редактор аналитического бюллетеня ЦИАКР "Вызовы и риски", координатор регионального проекта ЦИАКР "Сектор безопасности Украины".

В современной войне счёт идёт на минуты, поэтому все “промежуточные” звенья между исполнителем и тем, кто отдаёт команду, должны быть исключены, объясняют украинцы. В нашем случае (напомним, по сценарию учений боевики захватывают часть Гродненской области, белорусская армия даёт им отпор, а вскоре на помощь приходят российские части) промежуточным оказывается белорусский офицерский корпус.

Где придумали “Вейшнорию”?

Владимир Копчак: Учения “Запад” проводятся давно — мы анализируем их в ретроспективе с 1977 года. В этом году обеспокоенность учениями впервые стала исходить и из Беларуси. Ни перед “Западом-2013”, ни во время “Щита Союза-2015” такого не было. Что касается перспектив оккупации Беларуси или подготовки к наступлению на НАТО — можно говорить, что это было преувеличением. Но вот с точки зрения замысла учений, озвученного белорусским Генштабом, это обеспокоенность была вполне оправдана.

Михаил Самусь: Я хотел бы напомнить, что сказал командующий Западным военным округом России после учений “Щит Союза-2015”. Он сказал, что впервые был отработан вопрос переподчинения войск одного государства другому. Очевидно, кто кому переподчиняется. На тех учениях были выявлены проблемы в коммуникации между вооружёнными силами. И по итогам было принято решение о переподчинении региональной группы войск Союзного государства Генштабу России. Тогда этого никто не заметил.

Генштаб Беларуси рассказывает о сценарии учений. Фото: "Наша Нива".

Владимир Копчак: Заметьте, на этих учениях не нападают условные синие на условных красных. Учения стартуют с факта появления сепаратистского образования на территории Беларуси. Почему-то не в Калининградской области, хотя мы спиной чувствуем, что предпосылки к сепаратизму там повыше, чем там, где расположилась “Вейшнория”. И вот у нас возник вопрос: насколько белорусская сторона была вовлечена в создание сценария нынешних учений? На наш взгляд, именно в этом году Москва решила гиперболизировано подсветить зависимость Беларуси от России в военных вопросах.

В Украине понимают: Беларусь не может отказаться от “Запада”

Еврорадио: Как вы думаете, была ли у Беларуси возможность отказаться от этих учений?

Михаил Самусь: Тогда России пришлось бы проводить их отдельно, но это был бы большой риск для руководства Беларуси. В Украине это понимают, но не забывайте, что мы находимся в состоянии войны, и любое совместное действие с агрессором вызывает негативные оценки. Плюс ситуация с нашим парнем Павлом Грибом, которого в Гомеле выкрала ФСБ. Мы считаем, что это сделано специально, чтобы показать не только Беларуси, а всему миру, что белорусское руководство не контролирует ситуацию. Не только белорусские вооружённые силы являются интегральной частью вооружённых сил России и полностью находятся под контролем, но и сама территория Беларуси находится под контролем российских спецслужб, которые могут делать здесь всё, что угодно. Для вас это серьёзная имиджевая потеря.

Владимир Копчак: А чего стоит марш с портретами Путина и георгиевскими ленточками через Минск? Кто это всё нагнетал и формировал?

Российский автопробег в Минске. Фото: радио "Свобода".

Михаил Самусь: На первый взгляд, и Россия, и Беларусь всеми силами подчёркивали оборонительный характер учений, попутная истерия по поводу угрозы Польше или Литве им не выгодна. Но, если вдуматься, запугивание европейцев накануне выборов в Германии может быть выгодно многим сторонам. “Бойтесь нас”, “русские идут”. И давайте не будем забывать о внутренней российской аудитории.

Еврорадио: В Украине кто-нибудь всерьёз рассматривал возможность открытой агрессии России во время учений?

Михаил Самусь: Военно-географические условия не содействуют этому. Но, насколько я знаю, в нашем Генштабе отрабатываются все варианты. Любое взаимодействие со страной-агрессором в Украине рассматривается серьёзно — с точки зрения обороны страны. Мы как специалисты расцениваем “Запад-2017” как отработку наступательной операции на стратегическом западном направлении. Польша (Варшава), Сувалкский коридор. Украина могла бы быть зацеплена в зависимости от развитии ситуации — в зависимости от того, как бы разворачивался конфликт со странами НАТО. Давайте посмотрим на карту. Если российские танки продвинутся в направлении Варшавы, Украина будет играть стратегическую роль на юго-западном фланге. И как раз в данный период формируется готовность Украины и стран НАТО рассматривать друг друга как реальных союзников и оказывать друг другу помощь, в том числе и прямую военную. К примеру, решение США о выделении $500 млн именно военной помощи Украине — это сигнал о том, что НАТО начинает понимать роль нашей страны в регионе.

Владимир Копчак: В Украине давно есть понимание, что Кремлю для эскалации агрессии не нужна ширма в виде учений “Запад-2017”. А к тому, что в силу геополитических раскладов “паравозом” за Москвой идёт Минск, у нас относятся если не спокойно, то с пониманием.

Зачем российские самолёты нарушили воздушное пространство Литвы?

Владимир Копчак: Перед учениями рассматривались варианты, например, “случайного” нарушения белорусско-украинской границы или границы со странами НАТО. Они частично подтвердились, когда российские самолёты на несколько минут оказались над территорией Литвы. Это была проба грунта. Произошло это случайно или нет? Для нас ответ очевиден.

Михаил Самусь: Во время этого “залёта” самолётов отрабатывалась реакция НАТО. И что мы увидели? Россия фактически показала, что она здесь хозяйка. Это были транспортные самолёты Ил-76, их было два. А могло быть и 20. И что бы тогда делало НАТО? Были бы политические консультации, “глубокая обеспокоенность”… Россия показала, что никто Литве не поможет, и что литовцы должны понимать: здесь руководит Кремль. Это был важный сигнал региональному окружению.

Российский транспортник Ил-76

Владимир Копчак: Вокруг этих учений не нужно искать конспирологии. Её нет с 1977 года. Просто не могло быть другого фона после Крыма и Донбасса.

Михаил Самусь: Более того, России совершенно не нужно тайком оставлять здесь какие-то войска. Главные вопросы — отработка коммуникаций, взаимной совместимости войск, стандартизации подразделений. Чтобы белорусские войска могли выполнять задачи под командованием россиян. Чтобы не было “национальных фильтров” между Генштабом России и солдатом белорусской армии, который будет выполнять приказ. Чтобы сигнал от российского командира до белорусского солдата проходил за секунды. Потому что если в цепочке будет ещё и белорусский Генштаб, это будет не современный вооружённый конфликт. Сейчас воюют в течение минут, это разведывательно-ударный комплекс. “Национальные фильтры” этому мешают. Нужна белорусская территория, нужны белорусские войска. Но не как национальные вооружённые силы, а как составная часть комплекса, который будет работать на западном наступательном направлении.

Еврорадио: Если белорусский солдат де факто станет российским, то нет необходимости в оккупации Беларуси.

Владимир Копчак: Вопрос в том, как здесь, в Беларуси, на разных уровнях для себя ответят на эту ситуацию. То, что с белорусской стороны пошли сигналы, что “если нас оккупируют, мы будем сражаться”, нам, как украинцам, не может не нравиться.