Вы здесь

“На меня здесь никто не кричит”: сын Анны Златковской пошёл в школу в Вильнюсе

Анна Златковская с семьёй / архив

Писательница Анна Златковская, у которой, к слову, недавно вышла новая книга “Охота на бабочек”, повела сына Марка в третий класс. Как и его мама, в прошлом году Марк был вынужден эмигрировать в Вильнюс после предупреждения, что за Анной могут прийти. Опасаясь уголовного преследования, семья эмигрировала.

Пока в Литве был карантин, мальчик учился дистанционно в школе, в которой у него так и не получилось найти друзей. Теперь семья Златковской переехала в новый район, и школу пришлось снова поменять. 

В беседе с Еврорадио Анна рассказывает про адаптацию сына к жизни в новой стране, а также про то, как приятно удивилась, столкнувшись с системой образования за границей.   

 

Анна Златковская: После переезда Маркуше было одиноко. Всей семьёй мы жили в очень маленькой квартире, где негде было развернуться, и сам район мне показался опасным, поэтому я боялась отпускать его одного гулять. Потом он пошёл в художественную школу, но друзей там не нашёл, его даже обижали. Мы много разговаривали на тему, как себя защищать. 

Спустя какое-то время начали общаться с приезжими белорусами, у которых тоже дети. У сына наконец появилась компания — он ужасно обрадовался. В его возрасте общение имеет очень большое значение, всё остальное — не так важно. Без него, конечно, первое время было тяжеловато. 

Во время карантина Марк учился дома по планшету. Такая учёба достаточно своеобразная. Половина знаний вылетела в трубу. Дети на удалёнке на самом деле не учатся. Если ты за ними не следишь, они тихо включают себе ютуб параллельно и смотрят его. [Смеётся.]

Что касается переезда, то на фоне политической истории в Беларуси наши дети начинают быстро взрослеть — становятся очень умненькими. Слава богу, они будут лучше, чем я и многие другие люди, которые проснулись осознанными только теперь.

Марк понимал, что меня могут забрать и посадить, могут посадить и папу, — вот нафига ему эти переживания? Поэтому он всегда для себя решал этот ребус очень просто: здесь мы вместе и в безопасности — вот это самое главное.

Марк / архив

Еврорадио: А расскажи подробнее, что за школа была, в которой он учился сразу после переезда? 

Анна Златковская: Ну, какое-то время мы вообще не учились. Сначала сидели в изоляции, потом искали, где жить, дальше я взяла себя в руки и записала его в школу, которая находится рядом с домом, где тогда жили.

Это была школа “Саулетико” с художественным уклоном. Взяли его очень быстро, пошли навстречу. Марк немного походил на занятия, потом детей посадили на карантин, и где-то в мае он снова вышел на уроки: позанимались, и всё.     

 

Еврорадио: С какими сложностями сталкиваются родители и дети, которые оказываются в такой ситуации, как ваша?

Анна Златковская: Ни с какими сложностями в литовских русских школах ты не сталкиваешься, потому что обучение проводится на русском языке. Дополнительно школьники изучают и литовский язык, что хорошо, потому что, раз ты живёшь в этой стране, должен его знать. Мой ребёнок, конечно, сопротивляется этому, но понимает, что надо.  

Учителя в прошлой школе Марка — приятные и позитивные люди, которые хорошо к нам относились. Я видела, что за ребёнка беспокоятся. 

Например, если возникали какие-то вопросы, можно было написать учительнице, которая отвечала и в пять, и в шесть вечера. При этом отвечала так корректно и по делу, что я просто поражалась: неужели такое бывает? 

Был ещё случай: после переезда не смогла найти специальных тетрадей для Марка, в середине учебного года их уже не продавали. Учительница делала мне распечатки. Учебники Марку выдали. Казалось бы, какие-то мелкие вещи, а ты воспринимаешь их как чудо.

 

Еврорадио: Чем отличалась первая школа в Вильнюсе от той, где Марк учился в Минске?

Анна Златковская: Я могу сравнивать на уровне личного морального восприятия. В литовских школах, как мне показалось, программа чуть сложнее, чем в белорусских. Возможно, кто-то это опровергнет. 

Впечатляет в первую очередь отношение к детям. Марк уже через неделю, как пошёл в новую школу, сказал: “Я не хочу возвращаться в Беларусь”. Спрашиваю: “Почему?” Отвечает: “Я не хочу возвращаться в свою школу”. Снова спрашиваю: “Почему?” Говорит: “На меня здесь никто не кричит”. Вот эта маленькая детская ремарка, мне кажется, говорит обо всём.    

А я вспоминаю белорусскую школу. Воспитательница из продлёнки — дама советской закалки с очень громким голосом, которая говорила, что её учили выступать со сцены, поэтому она не говорит, а орёт. 

Помимо этого беспричинного ора, она всегда с детьми обращалась так, как ей удобно. Вот ей лень идти с детьми гулять, она зацепится за какую-нибудь маленькую провинность детей и не пойдёт. И дети просто сидят в душном кабинете, даже без игрушек, занимаются какой-то ерундой.

Я была единственной мамой, которая пыталась это опротестовать. Мы разговаривали, я ей объясняла, что она не имеет права заставлять детей сидеть в кабинете в тёплую погоду. Что бы они ни сделали, они обязаны выходить на прогулку. Но, как всегда, мне больше всех всё надо. 

В Вильнюсе учителя ведут себя максимально вежливо: норма, а воспринимается как чудо. Ты здесь расслабляешься. На мой взгляд, в школе самое важное — это переставать с ней воевать, с этой системой. Ты просто отдаёшь ребёнка учиться и кайфовать.  

 

Еврорадио: Когда вы переехали в другую квартиру, школу снова пришлось поменять. Как искали школу, какой новый опыт ты получила? 

Анна Златковская: Рядом с нашим домом есть две школы, но мест там, когда мы пришли, уже не оказалось. Вообще, здесь очень тяжело с местами в школах. Многие жалуются, и я даже не знаю, кто, куда и как попадает. Некоторые ведут детей в белорусскоязычную гимназию, но она от нас далеко. Так как машины нет, особо не наездишься. 

Нам посоветовали девушку из группы помощи релокантам (The Official Development Agency of the City of Vilnius), которая является информационным консультантом из вильнюсского агентства развития. Она зашла на сайт svietimas.vilnius.lt и сказала, в каких школах ближе к нам есть места. 

Заполнить заявку на сайте помогли специалисты из городского самоуправления Вильнюса, так как мы сами не смогли это сделать, потому что у нас нет личного кода, с помощью которого в Литве есть доступ к информации каждого отдельного гражданина (паспорт, штрафы, карточка и т. п.). 

Мы написали им письмо с просьбой разместить заявку. Одновременно можно размещать заявку в три учебных заведения. Спустя некоторое время нам пришёл на почту ответ, что в одной из школ в районе Антакальнис есть свободные места, и предложили заключить договор. 

Мы позвонили в школу, и секретарь с ангельским голосом рассказала, что, поскольку мы не граждане Литвы, придётся заполнить договор в бумажном виде. Но приезжать необязательно. Договор выслали на почту, мы его распечатали, заполнили и отправили обратно фотографию договора. И всё, Марк был зачислен. 

На занятия сына всё-таки приходится возить, но ждать и надеяться, что появится место в школе рядом с нашим домом, мы уже не стали. Тем более мои знакомые рассказывали, что в этой школе плохо относятся к детям-эмигрантам. Некоторых детей даже забирали, потому что не выдерживали этого, то есть бывают и такие ситуации. 

А Марк уже пошёл в третий класс. На второй день после линейки детей повезли в Тракай. Пикник в замке, представляете? Нам сказали, что поездка стоит 15 евро. Конечно, я заплатила. На протяжении дня учительница присылала родителям фотографии и рассказывала, как они здорово проводят время.  

К слову, важный момент: в школе есть обязательное правило — давать разрешение на фотографирование твоего ребёнка. С родителями заключают договор о том, что они согласны, чтобы детей фотографировали и выставляли их на сайте школы, в различные чаты и так далее. От этого можно отказаться, тогда учителя будут соблюдать этот закон. 

Также учительница из прошлой школы говорила, что никто не имеет права разглашать данные учителей и учеников. У них это правило очень чётко соблюдается. Я понимаю, что это очень здорово: учителя соблюдают свои границы, также соблюдаются границы твоего ребёнка. Интересно, важно и круто. 

Ещё только что узнала из родительского чата, что ученики, у которых есть ПМЖ или ВНЖ в Литве, получают здесь пособие.  

 

Еврорадио: Расскажи про ваш первый день, что тебя тронуло? 

Анна Златковская: Мне нравится, что в новой школе детям преподносят правильные вещи. На линейке говорили о ценностях. Например, к детям вышел ксёндз и сказал: “Ну научитесь вы считать и писать, но самое главное — отличать добро от зла”. Представляете? Нет здесь этого духовно-патриотического и военного раболепия. Зато есть: “Вырастите, пожалуйста, взрослыми, счастливыми и умненькими”. 

Ещё на линейке выступала женщина, которая говорила, как мы рады новому учебному году. После своей речи она сделала всем подарок — поход в кино. Вот это всё и трогает. Ты сразу понимаешь, что из детей не хотят вырастить роботов, но хотят, чтобы детям было весело. 

Накануне первого учебного дня нам позвонила учительница и сказала: “Я вас очень прошу, не настраивайте детей на негатив. Пусть приходят с улыбками. Просто познакомимся и пообщаемся. Не надо говорить даже про учёбу, будем входить в новый год плавно, чтобы это для них не было стрессом, чтобы всё было хорошо”. Думаю, ну класс. Я об этом мечтала. Это моё представление об учёбе. 

На первом уроке классная объясняла, что хочет научить детей не просто писать и считать, а именно думать.

Мы стоим с мужем, и у нас дёргаются глаза. Рядом стоят ещё белорусы — мы все переглядываемся. Дивный новый мир, в котором есть ценности, понятия и уважение к детям. Возможно, у меня будут и другие впечатления, но об этом мне только предстоит узнать. Обещаю рассказывать, что да как, чтобы наш опыт всем пригодился. 

 

Еврорадио: Представь, что внезапно в Беларуси меняется власть — люди, которые уехали, начинают возвращаться домой. Сравнивая отношение учителей к детям в школах Минска и Вильнюса, ты бы дала ребёнку получить европейское образование или вернулась бы тут же, как только появится возможность?

Анна Златковская: Я думаю, что, во-первых, всё зависит от возможности здесь жить, потому что это недешёвое удовольствие. Если мы с мужем будем работать, я бы хотела, чтобы Марк получил европейское образование. Конечно, в Беларуси есть несколько прекрасных школ, которыми довольны и родители, и дети. Но они не резиновые. 

Наверное, раз уж жизнь меня сюда выкинула, то я сейчас думаю не о себе, а о ребёнке. Я бы хотела, чтобы у моего сына всё было хорошо. Как сложится —  пока не загадываю. После того как я за 12 часов уехала из страны, поняла, что больше вообще ничего загадывать не буду. Пусть идёт, как идёт. Но я хочу, чтобы завтра режим пал и у меня появилась бы такая делема. Это самое прекрасное, что может случиться в жизни. 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.