Вы здесь

“Место “ямыбатек” — в тюрьме”: белорус из “Азова” — о войне и протестах

Позывной “Зубр” / Еврорадио

Зубр — позывной добровольца из Беларуси, в начале 2015 года уехавшего в Украину в зону операции Объединённых сил (бывшую зону АТО). Пообщавшись с друзьями из Украины, с которыми он познакомился на Майдане, Зубр попал в добровольческий полк “Азов”. Изначально думал, что конфликт закончится быстро. Но находится в Украине до сих пор.

Теперь Зубр служит по контракту в украинской армии. На вопросы Еврорадио он отвечает, находясь недалеко от линии фронта. С марта 2015 года парень ни разу не приезжал в Беларусь.
 

“Извечный враг опять напал на наши земли”

Еврорадио: Почему ты решил бросить всё и уехать в зону АТО?

Зубр: Я достаточно неплохо знаю историю нашего народа. Считаю своей Родиной Великое княжество Литовское, позднее — Речь Посполитую. То, что извечный враг, Российская империя, опять напал на наши земли, — это и было основным позывом вступить в эту войну, поставить “москалей” на место.

Сейчас тут с лета обстановка стабильно тихая. Иногда бывают небольшие перестрелки, но в целом можно сказать, что сейчас полный штиль.

Еврорадио: До сих пор жив-цел, без ранений?

Зубр: В первую неделю на фронте мы оказались на позиции, где дистанция до врага была 70-80 метров. И за эту неделю два раза чуть не попрощался с жизнью: пули проходили буквально в сантиметрах от меня. Для меня это было как прививка вначале, чтобы понять, что нужно быть всегда собранным и контролировать ситуацию.

В пригороде Донецка был случай, когда на позиции боец был ранен в живот. Я в этот момент менялся с позиции и подбежал помочь. В машине, в которой надо было перевезти раненого, не раскладывалось кресло, я с ним замешкался, и в этом мне повезло: в этот момент по парням, которые несли к машине раненого, выстрелили из гранатомёта. Вместо одного раненых стало пять.

Еврорадио: Те люди, против которых ты воюешь, — они другие? Как ты к ним относишься?

Зубр: Мы все люди, но мы все разные. Мы разные социальные группы, у нас разные ценности. Но в принципе мы все солдаты, и поэтому со временем у нас уже появилось какое-то взаимоуважение и понимание правил войны, правил боя.

Зубр / фото героя репортажа

Украинцы поменяли мнение о Лукашенко

Еврорадио: Как украинцы относятся к тому, что сейчас происходит в Беларуси?

Зубр: Тут я во многом удивился, потому что за время правления Лукашенко у большинства украинцев был сформирован какой-то ложный образ о нём и большинство относилось к нему положительно. Большую часть своего времени я провожу в армии, и в армии к нему тоже раньше была симпатия. Но сейчас ни один украинец, который интересуется новостями и политикой, не поддерживает Лукашенко.

Украина в какой-то степени похожа на Беларусь: тот, кто необразован, кто из села, — многие из них поддерживают Лукашенко. А те, у кого сформирована политическая позиция, кто интересуется новостями, — те поддерживают новую Беларусь. Неоднократно в беседах слышал, как люди очень сильно переживают и им больно за то, что происходит в Беларуси.

Еврорадио: Было ли у тебя ощущение после начала протестов в августе, что скоро всё изменится?

Зубр: Ярких иллюзий относительно того, что всё резко изменится, у меня, конечно же, не было. Я уличный активист с 2006 года, и для меня вообще было удивительным то, что в Беларуси поднялся протест такого масштаба.

Сейчас я понимаю, что перемены уже есть. Есть перемены в сознании, перемены в организации, в политической сознательности людей, в их воле.

Зубр / фото героя репортажа

Еврорадио: Как считаешь, среди кандидатов в президенты были достойные люди?

Зубр: Людей надо оценивать по поступкам. Политическое поле Беларуси сейчас находится в критическом состоянии. Поэтому наша первая обязанность — создать условия для развития политических элит в нашей стране.
 

Смыть с себя “совок”

Еврорадио: Веришь в успех протестов в Беларуси?

Зубр: Лукашенко на протяжении 26 лет разделял и властвовал. Большинство белорусов были между собой в каких-то противоречиях, это было основным якорем протеста. Сейчас я вижу, что общество консолидировалось в кулак. У Лукашенко не осталось шансов, вопрос только во времени — на сколько его хватит.

Революция уже произошла в умах людей, поэтому мы уже победили. Вопрос в том, сколько мы приложим усилий для того, чтобы вернуть страну в цивилизованное русло, на белорусский путь развития. Наступило время полностью смыть с себя этот “совок”. Я скажу, что в Беларуси уже немного людей, которые помнят Советский Союз и тот образ жизни. Мы уже выросли из этого, мы переросли, у нас должны появиться новые политические элиты.

Еврорадио: Но ведь у Лукашенко есть сторонники. Это тоже люди, с их мнением стоит считаться.

Зубр: В любом цивилизованном обществе, где существует плюрализм мнений, есть оппозиция и другое мнение. Нужно переходить на цивилизованный путь. Нужно вернуть нормальный парламент, и пусть они представляют одну из политических сил, отстаивают своё мнение.

Понятно, что это не касается преступников, садистов, которые пытали и убивали людей. Диалог касается цивилизованной части общества. Те “ямыбатьки”, которые напрочь неадекватные, не могут представлять себя на политическом поле Беларуси. Их место — в тюрьме.

“Белорусские силовики — это не правоохранители”

Зубр / фото героя репортажа

Еврорадио: Как ты оцениваешь действия белорусских силовиков во время протестов?

Зубр: Хорошо подмечено, что это не правоохранители, а силовики. Это реально силовики. То, что наделали на Майдане украинские силовики, то же самое сейчас делают и белорусские. Я думаю, что конец у них будет одинаковый.

Однозначно, что большая часть вины лежит именно на исполнителях. Они давали присягу, они должны работать в правовом поле, и они не должны выполнять преступных приказов.

Еврорадио: Если Лукашенко проиграет, как поведут себя силовики?

Зубр: Лукашенко уже проиграл. Война “лукашистов” против своего народа уже начата, и я бы сказал, что уже сейчас идёт гражданская война.

Я на сто процентов поддерживаю мирный протест. Протест против них должен идти в цивилизованном, мирном поле. Я считаю, что сейчас всё белорусское общество должно максимально держать себя в руках, не поддаваться на провокации. Сейчас они [силовики. — Еврорадио] сильны, у них сейчас оружие. Нужно сохранять мирное русло протеста. А те преступления, которые они совершают, задокументированы, и ответ последует. Очень скоро они поймут, что ответственность неизбежна.

Еврорадио: Лукашенко уже вводил в Минск армию. Имеет ли право армия вмешиваться в ход протестов?

Зубр: Моё мнение — армия имеет право вмешиваться в ситуацию, которая сейчас в стране, но только с нейтральной позиции. Только чтобы остановить кровопролитие, возможные бои между силовиками и народом. Если Лукашенко масштабно выведет армию на улицы — это будет последним гвоздём, забитым в этот режим.

Зубр во время службы в полку “Азов” / фото героя репортажа

Еврорадио: Нужна ли в Беларуси люстрация?

Зубр: В Украине была люстрация полиции, но она не имела массового характера. Те люди, у которых на руках была кровь, они все были люстрированы или сбежали за границу. Они полностью были убраны из правоохранительных органов.

К сожалению, массово привлечь к ответственности всех, скажем так, нечестных людей не получилось в силу повальной коррупции и других объективных причин. Но в Беларуси, на мой взгляд, есть все предпосылки к тому, чтобы люстрация прошла полномасштабно, повсеместно и затронула всех людей, которые выходили из правового поля и защищали этот режим.

Зубр / фото героя репортажа

“Победа — это ещё не конец войны”

Еврорадио: Армия Украины пять лет назад и сейчас: что изменилось?

Зубр: Ситуация однозначно улучшилась. Было время, когда не хватало одежды, провизии, каких-то бытовых вещей. Тогда это поставляли волонтёры. А государство поставляло вооружение, переоснащало технику.

В вопросах снаряжения и оснащения нет какого-то идеала, постоянно чего-нибудь не хватает. Такого, чтобы совсем не было патронов и вооружения, не было. Но и сумасшедшего изобилия сейчас тоже нету. Я начинал службу в добровольческом батальоне, поэтому обеспечение у нас было лучше, чем у Вооружённых Сил. И вообще, мы, как мотивированные добровольцы, порой до 50-60 процентов своих свободных финансов тратили на своё снаряжение. 

Еврорадио: О “головорезах из Азова” который год ходят страшные истории. Что будут делать “азовцы”, когда вернутся в Беларусь?

Зубр: Война особенно страшна, когда ты воюешь на своей земле. Я считаю, что никто из добровольцев, которые сейчас защищают Украину, не хотел бы вести боевые действия на территории Беларуси.

Еврорадио: По чему из того, что осталось дома, соскучился больше всего?

Зубр: На этот вопрос отвечу не задумываясь: по белорусской природе, по своим родным краям.

Еврорадио: Тебе не приходила в голову мысль, что ты нужен здесь, в Беларуси?

Зубр: Конечно, я много раз думал о том, что пора ехать в Беларусь. Но поразмыслив, я понимаю, что ещё не время. Наше время ещё придёт.

На примере Майдана можно сказать, что победа — это ещё не конец войны. Нам ещё много чего предстоит: вернуть парламент, вернуть исполнительную и судебную власть, выбрать новых людей. Ещё минимум на лет десять у нас хватит работы, поэтому всему своё время.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.