Лявон Борщевский: Темперамент Транстремера — скорее, белорусский

111006 BarscheuskiS.mp3

Еврорадио: Что вас затронуло в поэзии Томаса Транстремера, почему вы перевели его на белорусский язык?

Лявон Борщевский: Несмотря на то, что это сегодня не модно, он достаточно национальный поэт, по крайней мере можно сказать, что он скандинавский поэт. В его строках слышится, что это не француз, не итальянец, не португалец, не россиянин, не поляк. В подтексте есть некое ощущение этой Швеции, этого моря, этих просторов. И все это не просто описание, это философские размышления, медитативная, рефлексивная лирика. Тем и привлек. Там немного был элемент случая, так как поэт Алесь Аркуш когда-то подарил мне книжку его избранных стихотворений, и сказал, что интересный поэт. Потом я почитал, меня некоторые стихи заинтересовали.

Еврорадио: Вы знаете так много языков, что если дарить вам книги на иностранных языках очень большая вероятность, что появится перевод на белорусский.

Лявон Борщевский: Действительно, в конце 1990-х годов у нас со шведского языка почти никто кроме меня не переводил. Еще Валерий Буйвол, но он переводил прозу. А сейчас у нас подросло молодое поколение. И я надеюсь, что теперь проблемой не станет, если придется, например, делать избранное того же Транстремера или кого-нибудь другого.

Еврорадио: Белорусы действительно в его поэзии могут открыть национальный характер?

Лявон Борщевский: Да, он чем-то близок нам, потому что темперамент его   скорее, белорусский. Хотя это в основном все же верлибр, но сама ритмика стиха медленная, она больше напоминает белорусского автора, чем, скажем, южноевропейского или латиноамериканского.

Еврорадио: А белорусские поэты переводятся на шведский язык?

Лявон Борщевский: Только что вышел сборник Андрея Хадановича по-шведски. У нас есть свой ​​двуязычный шведско-белорусский поэт Дмитрий Плакс, который издавался не раз. Ну и кроме того, я считаю, что Алесь Рязанов, Рыгор Бородулин, Владимир Некляев, Геннадь Буравкин, Андрей Хаданович, Владимир Орлов  они поэты того же уровня, они не хуже поэты, чем Томас Транстремер. Просто, к сожалению, действительно пока очень мало переведено наших поэтов не только на шведский, даже на тот же английский язык.

Еврорадио: Творчество кого из белорусских поэтов можно сравнить с поэзией Томаса Транстремера?

Лявон Борщевский: Я, скорее, сравнил бы с Алесем Рязановым. Хотя, Рязанов все-таки, как мне кажется, более склонен к формальному эксперименту, чем Томас Транстремер. Но по медитативности, по рефлексивности их можно поставить рядом.

Еврорадио: А почему, по вашему мнению, выбрали именно Томаса Транстремера?

Лявон Борщевский: Очень много почетных кандидатов, и это, в некотором смысле, лотерея   кому достанется в этом году. Есть ряд авторов, которых знают во всем мире, но которые так и не дожили до своего Нобеля. Томас Транстремер, видите, только на 80-м году жизни сумел получить. Не без того, также, что шведские авторы на родине раз в 15-20 лет получают эту премию. Но хочу сказать, что в этом случае не хочу принизить Транстремера, он заслужил эту премию как поэт.