Вы здесь

Лечь под бульдозер всем двором — тогда чиновники с вами поговорят

Фото Еврорадио

С жителями дома №15, что на улице Кульман, встречаюсь у ЖКХ Советского района. Администрация хозяйства пригласила их обсудить ситуацию, вызванную "благоустройством" двора: зелёный сквер вырубается, на его месте делаются парковки и разворотные площадки для спецтехники, ставятся контейнеры для раздельного сбора мусора. Оазис в центре города, посаженный руками жителей сорок лет назад, превращается в каменное гетто с тротуарной плиткой. Люди буквально ложатся под бульдозеры, дежурят во дворе, не давая рабочим вырубить деревья.

Было решено учесть пожелания жителей. А месяц назад начали вырубать деревья

О том, что двору грозит "модернизация", жители узнали в октябре 2017 года. Главные по подъезду были приглашены в администрацию Советского района, посмотрели проект и категорически с ним не согласились. Мол, с внешней стороны дома проложена дорога для проезда мусоровоза, там же стоят контейнеры. Нас всё устраивает — не надо никаких нововведений. В результате было решено учесть пожелания жителей.

Однако месяц назад во дворе загудели бензопилы, начали падать деревья. Двор дома, в котором 15 подъездов, превратился в руины — жители начали протестовать. Письма во все возможные инстанции, звонки чиновникам, сбор подписей, дежурства, пикеты.

"Без нашего согласия нас насильно пытаются сделать счастливыми. Спасибо, но не надо", — возмущаются жители и требуют чиновников прекратить работы и по возможности "вернуть всё на место".

"То, что мы это обсуждаем сейчас — демократия и ради бога. Но есть нормы"

В приёмной ЖКХ Советского района Минска девять жителей дома, депутат по Машеровской округе Оксана Бисько, которая прониклась непреклонностью людей, и три представителя со стороны "коммунальщиков", среди которых главный инженер Максим Филатов, который сейчас исполняет обязанности начальника хозяйства. Сегодня здесь пытаются найти компромисс. То есть, чтобы белорусов наконец начали слушать, нужно, чтобы они бунтовали и ложились под траки.

Жители настроены воинственно к администрации района, а иногда и друг к другу. Разговор периодически превращается в сплошной хаос:

— Вы сделали разворотное кольцо, вырезав тринадцать деревьев. Сделали семь парковочных мест, уничтожив столько же! — говорит Инесса Борисевич. Она заикается и очень волнуется. В этом дворе она выросла. Двор — её малая родина, место силы.

— Подпишется пятьсот человек, — присоединяется к разговору жительница десятого подъезда. — Я соберу вам пятьсот подписей. Парковка не нужна ни нам, ни жителям близлежащих домов. Они сюда приходят как в парк, подышать свежим воздухом.

— Парк есть и со стороны Веры Хоружей, — спорит представитель администрации.

— Два дерева — это парк по-вашему? — не могут смириться жители.

Из 188 деревьев во дворе дома №15 по улице Кульман осталось 160. И то, пока. По проекту должны были вырубить ещё два дерева, но жители не дали.

Администрация пытается идти другим путём:

— Это единственный дом в Советском районе, в котором благоустраивают двор за бюджетные деньги.

Но жителям до фонаря такая роскошь. Мол, мы вас ни о чём не просили. А главное, что оскорбляет, — то, что с ними никто не посоветовался. Но чиновники настаивают: реконструкция двора проводится согласно нормам — это подтвердила даже прокуратура! А нормы выполняются, а не обсуждаются.

— Установка контейнеров и наличие машиномест — это нормы. То, что мы это обсуждаем сейчас — демократия и ради бога. Но есть нормы. Они разрабатываются, чтобы их выполняли. А обсуждать мы будем наполнение двора. Например, детские площадки, — поясняет Максим Филатов.

— не ухудшайте, пожалуйста, нашу жизнь.

— Никто не ухудшает. Вы к этому неправильно относитесь.

План реконструкции и примеры качелей на детские площадки

Как ЖКХ Советского района приучает белорусов к раздельному сбору мусора

— 13 подъезд категорически выступает против мусорки во дворе, - идут в очередную атаку на чиновников с ЖКХ жильцы дома. - Вы даете гарантию, что везде, где стоят такие контейнеры для пластика, лежит пластик? Вы хотите нас обязать делать то, что не делает никто. Дома мне иметь три мешка?

— Прошу прощения за пример, — пытается быть спокойным и.о. начальника Максим Анатольевич Филатов. — Вы завели кошку, но не поставили ей лоток. Как вы приучите её туда ходить? Куда люди должны нести отсортированный мусор, если контейнеров для него нет? Как они к этому привыкнут? Возможно, всё же в процессе все начнут это делать: в жёлтый одно бросать, в синий — другое?

— Эта государственная программа бездарная, наши дети ей дадут оценку. Деньги тратятся на что попало, — кипетятся жители. — Во всех европейских странах при организации отдельного сбора мусора сначала советуются с населением. То, что вы поставите отдельные контейнеры, ничего не даст. Сначала нужно, чтобы государство начало выпускать подобные урны для дома, чтобы процесс сортировки происходил в квартире. Этого нет!

— В "Юске" такие продаются. Да и в пакет можно собрать, что тут такого, — поддерживает начальника одна из чиновниц.

— Максим Анатольевич, во многих дворах такие контейнеры стоят несколько лет. И как?

— Пока никак.

Если "пока никак", то, может, действительно власти не с того начинают? Нормы утверждены, но у людей забыли спросить, готовы ли они к счастью.

 

Сейчас контейнеры для сбора мусора стоят с внешней стороны дома. И жителям не тяжело носить сюда мусор

"Вы слуги народа. Вы должны нас слушать!"

Дом №15 по улице Кульман — особенный. Квартиры в нём выделялись белорусским биологам и творческой интеллигенции. Здесь, например, жил Максим Танк. Дом огромный — 15 подъездов. В пятнадцатом подъезде, естественно, могут не знать, что происходит у первого.

Правда, "благоустройство" напротив первых четырёх подъездов напрягло и заставило объединиться всех жителей. Только после совместных пикетов работы во дворе прекратились.

Но чиновники непреклонны: под землёй во дворе проходят коммуникации, и деревья несут им опасность! А вот асфальт, плитка, контейнеры для мусора и грузовики, которые едут к ним — это нормально. Жители смеются.

— Есть норматив, согласно которому, надо учитывать все сети и кабели, проходящие под землёй. В этом районе всё в коммуникациях. Мы действуем в соответствии с нормативами, — говорит Филатов.

— Нормативы рекомендованы! Вы принимали проект. Объясните. Коммуникации остаются на месте, а на них кладут асфальт и делают выезды под ними! Почему для жителей делают хуже? Вы слуги народа. Вы должны нас слушать!

Представители власти не считают, что сделали ошибку, когда решили не обсуждать будущую перестройку двора с его жителями. Будто бы в стране, где гражданское общество слабо, можно делать всё что им вздумается. Но жители дома №15 просто сейчас демонстрируют, что они и есть гражданское общество. Изменения, предложенные властями, они считают навязанными.

— Так предлагайте, чего вы хотите? — начинает сердиться Филатов. Диалог с жителями двора проходит не очень конструктивно.

— Мы хотим, чтобы вы вернули всё на место. Прекратили работы. Чтобы мы получили обратно свой двор.

— Это невозможно! Вы понимаете, сколько денег нужно потратить, чтобы сделать всё так, как это было ?! — отвечает чиновник.

А так часто и получается. И будет получаться, пока чиновники будут оправдывать любые свои действия существующими нормами, а мнения людей принимать во внимание в последнюю очередь.